Елена и Антон-профессионалы на льду
Елена Бережная: «Я оптимистка»
Елена Бережная: «Я оптимистка»
 

     Имя Елены Бережной, яркой звезды проекта «Звездный лед», знакомо, пожалуй, каждому. При встрече Лена совсем не такая, как на экране, - невысокая, тоненькая, с тихим голосом и удивительно ясными глазами. Лишь поворот головы да твердость взгляда подсказывают, что перед тобой настоящая чемпионка.

     - Лена, неужели вам в самом деле тридцать один год? Быть не может!

     - Да я и ощущаю себя на двадцать пять максимум!

     - Однако вы, в отличие от многих звезд, не скрываете своего возраста…

     - Вы зря сравниваете меня со звездами. Если бы я сделала что-нибудь в одиночку, были бы, наверное, и основания «звездиться». А со мной работало столько людей! В спорте за любым достижением спортсмена стоит работа целой команды.

     - Но ведь и в шоу-бизнесе тоже! Ледовые телепроекты, которые уже несколько сезонов подряд собирают у экранов тысячи зрителей, - это ведь тоже результат работы множества людей. А звезды – вот они, на льду!

     - Вы знаете, когда мы ездили после первого проекта «Звезды на льду» в турне по разным городам, фигуристам иногда было немножко обидно. Зрители ждали не нас, а артистов. Бывало, Лешу Ягудина спрашивали: «А когда будет выступать Марат Башаров?»

     - Видимо, зрители ставят себя на место непрофессионалов?

     - Конечно, артистам сложно за такое короткое время научиться кататься! Но ведь их поставили в пару с очень сильными спортсменами. А если бы им пришлось кататься друг с другом?!

     - Сложно представить себе, как можно за такой короткий срок научиться легко и непринужденно чувствовать себя на льду! Расскажите, как проходят тренировки с Биланом?

     - Диме очень трудно, но он хочет кататься хорошо, и мы все ему помогаем. Очень сложно тренироваться, потому что у Димы остается мало времени на катание. Он сейчас мегапопулярен, у него огромное количество концертов по всему миру и времени на этот проект остается очень мало. Иногда мне даже приходится ездить с ним, чтобы выкраивать время для тренировок между его репетициями и концертами. Недавно мы так ездили в Германию, потом ещё в Дубай. Вот так повезло мне в Дубай съездить! (Улыбается.)

     - Как складываются ваши отношения?

     - Я быстро схожусь с людьми, и мы друг другу сразу симпатизировали.

     - На льду Билан вам подчиняется?

     - Конечно, на льду я – авторитет, и он ко мне прислушивается. Но я заметила, что Дима начинает сразу работать лучше, как только появляется публика. Он - человек шоу, без публики ему… не то чтобы неинтересно, но как-то скучновато, может быть.

     - А для вас нужна публика?

     - Конечно, да! В большом спорте главным была работа, но и тогда поддержка, реакция зрителей были очень важны. Ну а сейчас – для кого же мы катаемся, если не для зрителей?!

     - На льду вы создаете образ, разыгрываете маленький спектакль. Насколько сложно «войти в образ»?

     - Создание образа – это часть работы. Очень важно пронести этот образ через себя. Я смотрю фильмы, спектакли, много читаю, когда готовлюсь к выступлению. Только поняв суть образа, можно выйти на лед и откататься так, что зритель тебе поверит.

     - Ледовые проекты на телевидении – это все-таки соревнования или шоу?

     - Конечно, шоу! Это же чисто эмоциональное катание! Для нас главное – чтобы зрителю было интересно и серьезных травм не случалось. А соревнование начинается только в финале, когда артисты понимают, что умеют не просто стоять на коньках, но еще и делать какие-то элементы. Вот тогда они хотят победить.

     - Лена, что вы чувствуете на пьедестале?

     - Это ощущение завершения какого-то важного этапа. Перед глазами мелькают воспоминания: тренировки, как работали, меняли программы, спорили… А эмоций как будто нет, есть чувство, что ты сделал все, что мог, все закончено.

     - Словно маленькая смерть?

     - Просто история закончена, впереди – новое.

     - Хотелось бы вам вернуться в большой спорт?

     - Это время прошло. Мы были счастливы в нем, мы дорожим этими воспоминаниями, но сейчас другая жизнь, и мы наслаждаемся тем временем, в котором живем. К тому же Антон теперь государственный человек. Он не может совмещать фигурное катание с работой.

     - Молва вас «повенчала», на льду вы с Антоном Сихарулидзе смотрелись романтической парой. А был ли у вас роман?

     - Был, конечно, как без романа! (Улыбается.) Но наши отношения переросли романтические чувства, мы стали практически братом и сестрой. Это очень близкие отношения, больше, чем любовь. Он мне как брат.

     - Именно Антон, его сила и его вера в вас помогли вам вновь выйти на лед. Но скажите, как вы после столь тяжелой травмы нашли силы, чтобы работать?

     - Мы тогда встали на лед для того, чтобы я начала двигаться, это не было спортом, это было… как зарядка. Поначалу мы не делали сложных движений, просто катались. Это ведь было нашим любимым делом, поэтому тело помнило все движения и я легко восстанавливалась. И в какой-то момент мы почувствовали себя парой. И тренеры Тамара Николаевна и Игорь Борисович Москвины говорили, что мы удивительно гармоничная пара. Не попробовать было бы неправильно. Мы чувствовали, что все нам дается легко, и делать парные элементы особого труда нам не доставляло.

     - Строили планы?

     - Поначалу нет, но после Олимпиады 98-го года появилась конкретная цель – следующая Олимпиада.

     - Сейчас у вас совсем другая жизнь. Маленький ребенок, но все равно много работы… Как вы все успеваете?

     - Так ведь я одна почти не остаюсь! Если Стивен в отъезде, моя мама, бабуля наша, живет со мной и очень помогает. Главное- по утрам дает поспать. Тристан просыпается в семь утра, я говорю ему: «Давай еще немножечко поспим, еще чуть-чуть…» И, если получается его уговорить, это счастье. А если нет – мама меня спасает. Для меня огромное облегчение, что она не нарадуется внуку, помогаем мне круглые сутки, и ей это нравится… И потом, пока он просто лежал в кроватке и дрыгал ручками-ножками, с ним вообще не было никаких проблем. Это теперь надо за ним все время бегать, смотреть, как бы чего не натворил. Ни минуты покоя! Тристан – мой лучший личный тренер по фитнесу!

     - Кстати, вы сами на тренерскую работу не собираетесь переходить?

     - Сложный вопрос. Я сейчас об этом серьезно думаю. У меня был небольшой опыт тренерства, я работала с молодыми ребятами. Я тогда поняла, как это здорово – взять совсем маленьких ребят и сделать из них чемпионов! Дело я знаю, это моя профессия, реально могу передать мастерство. Но серьезно заниматься тренерством и одновременно кататься невозможно.

     - И первым вашим учеником станет сын?

     - Нет, мы уже купили ему футбольный мяч и форму…Его папа – большой поклонник футбола, и он сказал, что сам тридцать лет катается на коньках, а сыну такого не желает. Так что Тристан будет футболистом. Он отлично справляется с мячиком уже сейчас, на сайте есть документальные свидетельства этого!

     - И за какой же клуб он будет играть?

     - За «Зенит», конечно! Или за «Ливерпуль». (Улыбается.)

     - А если вдруг придет и скажет: «Дорогие родители, купите-ка мне коньки!» Что станете делать?

     - Немедленно пойдем и купим – пусть катается!

     - Вы уже определились, где будете жить?

     - Мне, конечно, комфортнее в Питере. Тут мои подруги, родные, друзья, все мне близко. Как только выдается свободная минутка, я стараюсь приехать в Питер. А вот где будет хорошо семье, ещё не знаю. Нам обоим нужно работать, сын подрастет – ему надо будет учиться в хорошей школе… В общем, мы пока отложили этот вопрос. Но очень хочется найти свой дом, место, где всем нам будет тепло и хорошо. Жизнь покажет.

     - Вы фаталистка?

     - Нет, ни в коем случае! Мы просто все взвешиваем, и когда придет время, мы примем решение. Свою жизнь мы строим сами!

     - Вы, я знаю, любите рисовать?

     - Люблю. Даже немного училась живописи, когда была в Америке. Очень люблю рисовать портреты, это у меня как-то само собой получается. Чтобы понять сущность человека, надо поймать выражение лица, взгляд. Мне кажется, я это могу. Во всяком случае, всегда стараюсь подчеркнуть красоту. Когда я была беременна, было много свободного времени, и я нарисовала портреты всех знакомых собак. (Смеется.) А вот придумывать сюжеты, рисовать что-то абстрактное или просто то, чего не существует, я не люблю.

     - Раз уж мы заговорили о красоте, скажите, как вы относитесь к моде?

     - Я очень люблю красиво одеваться. Но сейчас, с маленьким ребенком, ношу то, что удобно. По этой же причине я и украшения почти не ношу.

     - Да вы просто идеальная женщина! Даже без вредных привычек!

     - Мне кажется, все привычки вредные. Я, например, пью очень много кофе…Ещё сама вожу машину и люблю скорость – я так отдыхаю.

     - Вы оптимистка?

     - Я убеждена, что все к лучшему. Вот сейчас вернусь домой, и мой сыночек меня обнимет, скажет: «Мама!» И я знаю: это настоящее счастье!

Чтобы посмотреть фотографии в большом формате, нажмите на них

Светлана Белоусова, Анна Конева, фото: Александр Насонов.
журнал «Женский Петербург», №10(67), декабрь 2008г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz