Елена и Антон-профессионалы на льду
«Визави с миром»

     Антон Сихарулидзе, Председатель Комитета ГД по физической культуре и спорту

Армен Оганесян: Добрый день, программа «Визави с миром» приветствует вас. Сегодняшняя наша тема очень актуальна и злободневна: «Что происходит с российским спортом?» И подведем некоторые предварительные пока итоги Олимпиады. Наш собеседник сегодня - Антон Тариэльевич Сихарулидзе, который возглавляет Комитет Государственной думы по физическому культуре и спорту. Добрый день.

Антон Сихарулидзе: Здравствуйте.

Армен Оганесян: Рад вас видеть. Я так понимаю, что вы сегодня нарасхват? Я имею в виду и сегодня, и последние дни. Справляетесь с этой миссией?

Антон Сихарулидзе: Сейчас очень много говорят о спорте, и это логично, потому что проходят Олимпийские игры. Поэтому много сегодня мы говорим о том, какие проблемы существуют, о том, какие позитивные выводы необходимо сделать после этих Олимпийских игр. Поэтому я очень рад, что такое живое внимание и наших граждан, и журналистов к тому, что происходит в спорте.

Армен Оганесян: У меня профессиональный вопрос, прежде чем мы перейдем к вопросам слушателей. Как вы оцениваете работу СМИ по освещению? У вас есть как у профессионала какие-то замечания, пожелания? Потому что это тоже все время развивающаяся сфера - спортивная журналистика. Как освещается? Как себя ведут журналисты в отношении спортсменов, например?

Антон Сихарулидзе: Первое, что мне приходит на ум касаемо именно трансляций с Олимпийских игр, во многих видах спорта абсолютно непрофессиональные комментарии, в том числе иногда это происходило и в фигурном катании. Профессионалу иной раз смешно слышать то, что они говорят, путая элементы и абсолютно не так объясняя то, как происходит судейство в фигурном катании, и вообще говоря, о мире фигурного катания. То же самое я слышал и от своих коллег в горнолыжном спорте. В общем, есть с этим определенные сложности. Если говорить о том, что происходит здесь, в России сейчас, то меня очень радует, что большое внимание уделяется спорту, особенно во время проведения Олимпийских игр. И пытаются журналисты разобраться в ситуации, которая сейчас есть, понять, почему неудовлетворительные выступления наших спортсменов и вообще в принципе понять, в каком состоянии находится сама отрасль. Это очень радует, и мы с удовольствием будем вместе разбираться с этим.

Армен Оганесян: То есть, есть чему поучиться, какие уроки вынести и для СМИ после этой работы? Я хочу задать такой вопрос немножко из области этики. Перед забегом, по-моему, это были наши лыжницы, ведущий одного из каналов говорит: вот какие, не уважают СМИ, а стало быть, не уважают и всех россиян, что вот не вышли к камерам. Не знаю, я как один из россиян понимаю совершенно, что это требует мобилизации накануне старта психологической, что я бы, может быть, и не обиделся. Это что, такое тяжкое преступление - не выйти к камерам накануне какого-то напряженного момента в вашей спортивной биографии? Или все-таки надо себя перебарывать, в любом случае выходить, иначе обидишь прямо чуть ли не всю страну?

Антон Сихарулидзе: Если говорить о выступлениях на Олимпийских играх наших спортсменов, то ориентируясь и на свой опыт, я понимаю, что перед выступлениями, перед твоими стартами, конечно же, не хочется разговаривать с корреспондентами, тем более что зачастую задаются очень колкие вопросы, едкие. И если говорить про уважение к нашим болельщикам, то я думаю, что самое большое признание спортсменами болельщиков были бы золотые медали, а не то, смог ли он поговорить с каким-либо корреспондентом до своего выступления или нет. Если говорить о времени после выступления спортсмена, то, конечно же, здесь я поддерживаю позицию СМИ, очень интересно, и как можно больше услышать от спортсменов, что происходило по ходу соревнований.

Армен Оганесян: Стресс основной уже спал.

Антон Сихарулидзе: Как они собираются готовиться к своим следующим стартам и вообще, что происходит в их жизни в Ванкувере, потому что всех нас это интересует.

Армен Оганесян: Спасибо. Теперь от профессиональных вопросов спортивной журналистики перейдем к проблемам профессиональным собственно спорта. Пожалуйста, вопрос.

«Господин Сихарулидзе, в западных СМИ нас много критикуют, пишут, что российское доминирование в фигурном катании закончилось. Что вы думаете об этих утверждениях? Лариса Гущина».

Антон Сихарулидзе: Если судить по результатам этой Олимпиады, то, конечно, о доминировании сейчас речи нет. Особенно, если сравнивать сегодняшние результаты с результатами, например, Олимпийских игр в Турине, где российскими фигуристами было завоевано три золотых медали из четырех возможных, плюс еще серебряная медаль у Иры Слуцкой. Но объяснения тому есть, они достаточно банальны, но при этом очень честны. Во-первых, после Турина из Большого спорта ушли все лидеры фигурного катания, которые были в сборной команде России. Это Татьяна Навка - Роман Костомаров, наша пара Тотьмянина - Маринин, Женя Плющенко, Ира Слуцкая. И, соответственно, сборная команда осталась без лидеров. Те спортсмены, которые шли вторым звеном, вторым эшелоном в сборной команде, они, конечно, стали такими неофициальными лидерами. То есть они стали лидерами на бумаге, но еще не лидерами в своем катании, в своем осознании того, что они делают. И не так много было времени у этих ребят для того, чтобы подготовиться и поймать кураж, и чувство победы перед тем, как они выступили здесь, в Ванкувере. Но я уверен, что, например, наша спортивная пара Кавагути-Смирнов, танцевальные дуэты, девушки очень хорошо выступили, и они вполне могут дальше развиваться, возраст им это позволяет, и их желание. Они, конечно же, за эти четыре года, перед Олимпийскими играми в Сочи, могут многому научиться и по-настоящему стать лидерами мирового фигурного катания, и тогда уже, на мой взгляд, должны быть и другие результаты. То есть я в любом случае говорю о том, что, прежде всего сегодняшние достаточно невнятные выступления фигуристов связаны с тем, что сменилось поколение, появились совершенно другие спортсмены, и им необходимо достаточно времени для того, чтобы стать настоящими лидерами, для того, чтобы пройти школу крупнейших международных соревнований. Ведь для, по-моему, большинства из них это были первые Олимпийские игры. И, конечно же, на них сразу же побеждать очень сложно. Но я реально оцениваю ситуацию и верю в будущее этих ребят. Тем более что они сами талантливые спортсмены. У нас есть целая плеяда талантливых тренеров, которые с ними работают. Они могут добиться результата.

Армен Оганесян: Вы самим олимпийский чемпион. Бывших чемпионов не бывает. Неоднократный чемпион мира. Если сравнивать атмосферу Олимпийских игр, психологически по тому напряжению, которое участники испытывают, Чемпионат мира, другие соревнования, градус напряжения, конечно, в Олимпийских играх самый высокий из всех соревнований? Или вы так не считаете?

Антон Сихарулидзе: Конечно, Олимпийские игры - это совершенно другие соревнования. Они имеют свою специфику, и никогда не Чемпионаты мира, не Чемпионаты Европы не сравняться по накалу с Олимпийскими играми. Именно поэтому их так и любят зрители всего земного шара. Именно поэтому все спортсмены нацелены на победу именно на Олимпийских играх. Это предел спортивного мастерства. И если говорить о накале борьбы, то действительно на Олимпийских играх осознаешь, что там происходит: там бьются спортсмены, спортивные державы. Это очень-очень серьезный спортивный форум.

Армен Оганесян: Большое количество спортсменов в разных видах...Такая праздничность некоторая, которая добавляет напряженности, да?

Антон Сихарулидзе: Да, но праздничность больше как раз для болельщиков и для зрителей. А спортсмены до своих соревнований, я уверен, не ощущают этого праздника. Они сконцентрированы и стараются выступить как можно лучше.

Армен Оганесян: Скажите, из вашего личного опыта, тема, которая часто муссировалась, мы видели эти призывы - болейте за наших, реклама, и прочая поддержка психологическая болельщиков. А есть какие-то пределы и дозы? Не перебарщиваем ли мы иногда, особенно по части предварительной рекламы, предварительных каких-то заявлений? Или, наоборот, это надо делать, потому что все равно надо в любом случае поддержать спортсменов?

Антон Сихарулидзе: Вы знаете, когда это происходит естественно, когда такой порыв идет от самих болельщиков, то тут как можно контролировать этот градус? Если идут эмоции, если наши граждане болеют, то тогда это логично.

Армен Оганесян: Я сейчас о рекламе говорю, когда это на трибунах, то да.

Антон Сихарулидзе: Когда это создается искусственно, я не могу согласиться с тем, что это обязательно нужно делать в таких масштабах, как иной раз происходит у нас, особенно когда речь идет о времени еще предолимпийском. Я соглашусь с тем, что необходимо намного активнее говорить о наших спортсменах и рекламировать сам дух Олимпизма, Олимпийские игры, победы наших спортсменов по окончании Игр для того, чтобы каждая олимпийская медаль принесла нам еще тысячи мальчишек и девчонок, которые пойдут заниматься в спортивные школы. А это, кстати, и есть основная задача олимпийского движения. Не медаль ради медали, а золотая медаль ради того, чтобы привлечь как можно больше людей к занятиям спортом. И вот здесь получается не совсем складно. Как раз основной удар СМИ идет до Олимпийских игр, а после Олимпийских игр почему-то зачастую все затихает, и даже в том случае, когда мы говорим о наших победителях, мы не видим очень активного пиара этих людей. До Олимпийских игр можно предполагать, строить свои версии, но не нужно так обширно, например, как это было в этот раз, говорить о нашей хоккейной сборной. Между прочим, хоккейная сборная России еще за всю истории России ни разу не выиграла Олимпийские игры. Это - раз. Во-вторых, прежде чем говорить о гениальности, нужно ее подтвердить. Ведь основной старт для каждого спортсмена - это Олимпийские игры, в том числе основные соревнования в хоккейном мире - это Олимпиады, где действительно съезжаются лучшие хоккеисты планеты. На чемпионатах мира не присутствуют все лучшие хоккеисты. Многие из них заняты в играх плей оф в NHL. И поэтому они не могут приехать на чемпионаты мира. Соответственно, там не целиком укомплектованные команды лучшими игроками. А вот на Олимпийские игры как раз приезжают лучшие из лучших. И побеждать нужно именно на Олимпиаде. Поэтому в этой ситуации, я думаю, предварительный такой антураж как раз сыграл в минус.

Армен Оганесян: Спасибо, очень интересно. Вопрос слушателя.

«Уважаемый Антон Тариэльевич, здравствуйте. Меня зовут Татьяна, я журналист из Москвы. Неудачи наших спортсменов на Олимпиаде вызывают, чуть ли не паническую реакцию, в том числе и у руководства Госдумы. Увы, у нас это становится уже традицией - вспоминать о состоянии, в котором находится спорт, только во время Олимпийских игр. Как бы сломать эту традицию? Спасибо вам за ответ».

Антон Сихарулидзе: Меня очень радует, что сейчас все высшее руководство страны, в том числе и Государственной думы, озабочено тем, что происходит со спортом. Это очень отрадно, но, когда вы задавали вторую часть вопроса, вы сказали о том, что вспоминают о состоянии спорта в стране лишь во время Олимпийских игр. К сожалению, зачастую это происходило именно так. Но тут нужно уже говорить не о наших руководителях, а о тех функционерах, которые работают в нашей отрасли. Они очень гладко для себя обычно рисуют отчеты после Олимпийских игр, и по-своему представляют результаты. Ведь что важно? Важно правильно провести анализ тех результатов, которые есть, а самое главное - этот анализ должен быть проведен честно. Наша же задача стоит не в том, чтобы сохранить кресло нескольким функционерам. Наша задача состоит в том, чтобы трезво оценить, в каком состоянии мы сегодня находимся и что необходимо сделать для того, чтобы улучшить ситуацию. К сожалению, зачастую этого не происходило. И даже сейчас я уже слышу реплики следующего характера: у нас общее количество медалей на сегодняшний день 13, мы занимаем четвертое-пятое место по общему количеству медалей. А представители Олимпийского комитета вообще сказали очень смешную версию: а теперь мы будем считать не только первое, второе, третье место, но и четвертое, пятое и шестое. Я хотел сюда добавить: а почему же не посчитать тогда 63-е место Чудова в гонке биатлонной? Совершенно по-другому происходит анализ того, что есть. Во-первых, на Олимпийских играх существует неофициальный командный зачет, и в этом зачете, считаются только золотые медали. А серебряные и бронзовые медали считаются в том случае, если есть равенство по количеству золотых медалей. Но для того, чтобы мы могли делать полный анализ, мы должны, конечно же, брать в расчет и серебряные, и бронзовые медали. Эти как раз награды дают нам картину, в каких дисциплинах мы являемся конкурентоспособными. Но ни в коем случае нельзя говорить, что мы конкурентоспособны во всех дисциплинах, по которым разыгрываются медали. Так как наши спортсмены на Чемпионатах мира в этих дисциплинах, например, входили в десятку. Если говорить, например, о фигурном катании, то если ты занял 10-е место в паре на Чемпионате мира, это говорит о том, что тебе еще 100 лет нужно работать для того, чтобы выиграть эти Олимпийские игры. И это не говорит о том, что ты конкурентоспособен с лидерами. Я думаю, что примерно такая же ситуация во многих видах спорта. И как раз это нас и настораживает. Поэтому я думаю, что после этих зимних Олимпийских игр, тем более в канун подготовки к Олимпийским играм в Сочи, где перед нами стоит одна задача - побеждать в общекомандном первенстве, и мы обязаны эту задачу выполнить, конечно, нужно очень внимательно провести анализ. Он должен быть честным. Больше того, чтобы было более понятно, я могу еще один пример привести того как должен делаться анализ ситуации. Если мы берем Олимпийские игры Нагано 1998 год, Солт Лейк-Сити 2002 год и Турин 2006 год, то, в общем, нашими спортсменами было завоевано 22 золотых медали. С одной стороны, это очень неплохо. С другой стороны, надо внимательно посмотреть, а что же это за виды спорта и дисциплины, в которых были завоеваны эти золотые медали? И анализ показывает, что 8 золотых медалей за эти Олимпийские игры было завоевано в фигурном катании, 9 - в лыжных гонках, 4 - в биатлоне. И одна на прошлых играх в конькобежном спорте. Это говорит о том, что если за сто процентов взять 22 золотых медали, у фигурного катания за три олимпийских цикла было 40 процентов золотых медалей, у лыжных гонок - 40 процентов золотых медалей и примерно 20 процентов у биатлона плюс еще одна золотая медаль в конькобежном спорте. А медали разыгрываются в 15 видах спорта в 86 дисциплинах. Поэтому тут же очевиден вопрос: а что с остальными 12 видами спорта? Какова ситуация там? Но так как этот вопрос никто не задавал и такой анализ не проводился, соответственно, и ответа на него не было. А я говорю сейчас, о том, чтобы становиться мировыми лидерами, особенно в зимних видах спорта, тем более что у нас для этого есть все условия. Первое - уникальные климатические условия. Второе - фантастические традиции. Третье - талантливые спортсмены и тренеры. Конечно же, важно, как обстоят дела именно в медалеемких видах спорта. А это горные лыжи, шорт-трек, конькобежный спорт, лыжные гонки, биатлон. И без стабильных результатов в этих видах спорта, где разыгрываются от 8 до 12 золотых медалей, мы не можем стать лидерами. И просто пытаться прикрыть нескольких функционеров тем, что у нас вроде как и четвертый результат по общему количеству медалей... Раньше это проходило. Если это пройдет и в этот раз, я буду очень огорчен. Мы постараемся сделать все для того, чтобы анализ был верным, и чтобы были сделаны правильные выводы, а самое главное, чтобы после этого были сделаны правильные действия.

Армен Оганесян: Спасибо, Антон. Вы вначале говорили о молодом поколении, что важно показать Олимпиаду после того, как достигнуты какие-то результаты, особенно там, где они достигнуты. Скажите, пожалуйста, вот то, что у нас такой очень скромный успех на Олимпиаде, это не связано с положением спорта в 90-е годы? Ведь сейчас приходит поколение молодежи, которая если не воспитывалась, то, во всяком случае, чья зрелая спортивная пора формирования пришлась на 90-е годы? Фактор демографический играет роль? Или не демографический, социально-демографический, скажем так.

Антон Сихарулидзе: Это любимая версия наших представителей Олимпийского комитета России и других функционеров. Самая любимая версия: эти спортсмены имели голодное детство, поэтому они сейчас максимально подвержены заболеваниям и травмам.

Армен Оганесян: Голодное?

Антон Сихарулидзе: Во-первых, с тех пор прошло 20 лет - это раз. Во-вторых, действительно в те времена уделялось очень мало внимания развитию спорта. И бюджеты были мизерные. Так вот, если говорить, например, про финансовую составляющую, которая имеет очень большое значение в развитии спорта, в том числе, с 2002 года бюджет увеличился более чем в 10 раз. И сейчас он составляет миллиарды рублей, около 30 миллиардов рублей в год. Соответственно, можно, наверное, было сломать эту ситуацию, переломить ее и все же развивать детей, подготавливать спортсменов? Я не принимаю эту версию.

Армен Оганесян: То есть это отговорка.

Антон Сихарулидзе: В таком случае можно говорить так: совсем недавно произошел мировой финансово-экономический кризис. И теперь в ближайшие 20 лет мы можем вообще не заниматься развитием спорта и не ждать никаких результатов, а точнее, не только мы, а весь мир.

Армен Оганесян: Кстати, кризис как-то сказался на спортивном бюджете России?

Антон Сихарулидзе: К счастью, практически он не был затронут, и это воля нашего правительства, нас это очень порадовало.

Армен Оганесян: Спасибо, вы сняли это опасение. Давайте ответим еще на вопрос слушателя.

«Добрый день Антон Тариэльевич, я - Татьяна из Москвы. Что вы думаете о скандальном решении судей в отношении Плющенко? Что останавливает нас подать протест? Ведь мне кажется, что речь идет не только о Плющенко, но и конкретно о дальнейшем развитии мужского одиночного катания? Спасибо».

Армен Оганесян: Кстати, таких вопросов много. Татьяна далеко не единственная.

Антон Сихарулидзе: Да, сейчас многие рассуждают о том выступлении Жени, его соперника американца. Значит, на сегодняшний день существуют правила. Да, это новые правила, которые были введены после 2002 года, Олимпийских игр в Солт Лейк-Сити. Они кардинально отличаются от тех правил, которые были до этого, по которым я еще катался, начиная от самой системы оценок. Тогда, насколько вы помните, было 5,9 - 6.0, и это, кстати, было очень понятно каждому зрителю. И зритель тогда мог быть участником спортивных соревнований в фигурном катании, потому что он, сидя даже на трибунах или перед экранами телевизоров, мог выставлять для себя свои виртуальные оценки.

Армен Оганесян: Эмоционально участвовать в этом.

Антон Сихарулидзе: Что сейчас происходит с оценками - даже я толком на понимаю. Если говорить о судействе именно в мужском одиночном катании, то я считаю, что судьи имели полное право ставить Женю на первое место. Ровно как они могли поставить и Эвана Лайсачека на первое место, что они и сделали. Я думаю, что ситуация намного сложнее. Все зависит от того, в какую сторону предложено развиваться мужскому одиночному катанию. Всегда болельщикам и специалистам именно в мужском одиночном катании нравились многооборотные прыжки. В этом случае это четверные прыжки, которые сейчас являются самыми сложными. Больше того, с самого детства мастерство спортсмена-фигуриста определяется его владением многооборотными прыжками. Если, например, брать двух малышей и у одного спросить: кто лучше катается - ты или Коля? Он скажет: лучше катаюсь я. Его спросят: почему? Он скажет: потому что я прыгаю три двойных прыжка, а Коля один. То есть мастерство с самого детства определяется владением прыжками. Но сегодняшняя система оценок, она немного другая. Сейчас превалирующая степень у переходов между прыжками, у связок, у шагов, у вращений, у качества этих вращений. Соответственно, на мой взгляд, не совсем в правильном направлении обозначены приоритеты, которые должны быть, например, в мужском одиночном катании. Я уверен, что мужское катание должно развиваться именно в сторону атлетизма, спортивности. А это как раз и есть те самые четверные прыжки, которые выполняет Женя, и не выполняют его соперники. Поэтому я думаю, что сейчас нужно говорить о несовершенстве судейской системы в современном фигурном катании. Но она достаточно новая, поэтому мы имеем все основания, Федерация фигурного катания России имеет все основания вносить свои предложения. То есть предлагать Международному союзу конькобежцев внести определенные изменения для того, чтобы мужское одиночное катание все же развивалось больше в сторону атлетизма. И я думаю, что это будет правильно.

Армен Оганесян: Для мужского одиночного катания, это важно. А что это за тренд в обратную сторону? Это такая заявка на больший артистизм? Почему такой акцент на те элементы фигурного катания, о которых вы говорили?

Антон Сихарулидзе: На мой взгляд, это больше заявка на то, чтобы побеждали спортсмены какой-либо другой страны, потому что все устали от такого победоносного шествия русской школы.

Армен Оганесян: Это война школ, так сказать? Понятно.

Антон Сихарулидзе: И конечно же, у нас основная сила у ребят, у Жени Плющенко, у Леши Ягудина была в прыжках. Теперь те правила, которые существуют, они немножечко перекраивают всю эту ситуацию, и, на мой взгляд, больше подходят именно североамериканским спортсменам, которые больше сильны в переходах, во вращениях, нежели в многооборотных прыжках.

Армен Оганесян: Понятно. Кстати, критика была победившему чемпиону, в том плане, что стилистика его выступления, она напоминает 80-е годы, что она не современна. Вы согласны с такой оценкой?

Антон Сихарулидзе: Нет, я не согласен с такой оценкой, потому что Лайсачек действительно здорово откатался. И сама программа у него очень хорошая, очень много сложных переходов, очень качественно выполненные элементы, вращения. Но при этом он не исполняет четверной прыжок, и в том числе в той самой программе он его тоже не исполнил. И я думаю, что проблема в том, что именно четверной прыжок Жени, по нынешним правилам, точнее все четверные прыжки не имеют такого большого отрыва в баллах от остальных элементов. И если бы это было, то Женя бы выиграл. Но Лайсачек является настоящим серьезнейшим соперником, и его прогресс за последние годы просто невероятен.

Армен Оганесян: Спасибо. Это прогресс и школы, я так понимаю?

Антон Сихарулидзе: Я бы сказал, что это прогресс фигуриста.

Армен Оганесян: Хорошо. А протесты надо подавать или нет, вы так и не ответили?

Антон Сихарулидзе: Для того чтобы подавать протест, необходимо взять судейские протоколы, изучить каждый элемент, который выполняли спортсмены, и сколько они получали за него баллов в плюс или в минус, при этом нужно смотреть видеозапись для того, чтобы сравнивать то, что происходило на льду и происходит в судейских протоколах. И если будут железные аргументы, необходимо говорить о таком протесте. Если это просто эмоции, конечно же, подавать протест бессмысленно.

Армен Оганесян: А кто должен это делать?

Антон Сихарулидзе: Я думаю, что это должны сделать команда Жени Плющенко, Федерация фигурного катания и Национальный олимпийский комитет. И если будет принято решение, что есть железные факты того, что судьи, например, некоторые элементы, оценили намного ниже, нежели это должно быть, тогда об этом можно говорить.

Армен Оганесян: Есть основания для протеста?

Антон Сихарулидзе: Я не уверен, что это так.

Армен Оганесян: Вопрос тоже на тему фигурного катания. Вопрос очень интересный, который пришел по сети Интернет из России. Если я не ошибаюсь, - спрашивает наш корреспондент, - у канадской пары в танцах на льду, выигравшей «золото», тренером оказался российский специалист. Конечно, нельзя запретить людям работать там, где они хотят, но не пора ли подумать о том и создать необходимые условия, чтобы наши специалисты оставались работать в стране?

Антон Сихарулидзе: Действительно, у канадского дуэта тренеры русские. Это Шпильбанд и Зуева Марина, но и не только у них. У той пары, которая заняла второе место из Соединенных Штатов, у них тоже те же самые тренеры, и еще у многих других танцевальных пар. Это раз. Второе. Конечно же, пора. Больше того, на мой взгляд, пора было еще позавчера об этом подумать и создать условия для таких тренеров. Но, к сожалению, этого нет. Я понимаю, что сегодняшняя заработная плата наших тренеров как детских, кстати, так и тренеров уже элитных спортсменов крайне низкая и на эти деньги жить просто невозможно.

Армен Оганесян: Это странно. Вы говорите как раз, что бюджет есть. Вот уж кому надо повышать заработную плату.

Антон Сихарулидзе: К сожалению, тренеры не получают заработную плату из федерального бюджета - то, о чем я говорил. Это немножечко сложнее вся система построения, организации спортивной жизни.

Армен Оганесян: Понятно. Но могло бы государство поддержать отдельных тренеров, которые действительно развивают важные виды спорта, если такое волевое политическое решение будет принято?

Антон Сихарулидзе: К счастью, уже на сегодняшний день есть официальное поручение президента Российской Федерации, в котором говорится о том, чтобы Министерство спорта, туризма и молодежной политики разработало новую систему оплаты труда как детских тренеров и преподавателей физкультуры, так и в целом тренеров. Поэтому мы надеемся, что в ближайшее время эта ситуация изменится. Но когда мы говорим об элитных спортсменах, я думаю, что нельзя сбрасывать со счетов общероссийские федерации и Олимпийский комитет России. Прежде всего, именно эти общественные организации должны заботиться о наших сборных командах по различным видам спорта. Ведь в законе о физической культуре и спорте говорится о том, что общероссийские федерации обязаны подготавливать сборные команды. Соответственно, они должны находить средства из внебюджетных источников, если уж на то пошло, для того, чтобы поддерживать таких тренеров, которые создают наши золотые медали.

Армен Оганесян: Важно, чтобы поддержали.

Антон Сихарулидзе: Но не все общероссийские федерации относятся к делу по-настоящему. В основном, это халатность. Поэтому и тренеры не имеют средств.

Армен Оганесян: Спасибо. Вопрос тоже из России по сети Интернет: «Я не понимаю, что с нами происходит». Заявления Светланы Слепцовой в начале Игр, когда ничего не получалось у лыжников в высокой квалификации, которых нет никаких сомнений, просто шокируют». О чем идет речь? Слепцова что-то недоговаривает? К сожалению, корреспондент не расшифровывает, но вы, наверное, понимаете, о чем идет речь.

Антон Сихарулидзе: Я, к сожалению, не могу комментировать высказывание Светланы Слепцовой. Но и для меня удивительно, если профессионал такого уровня не понимает, что с ними происходит, то это очень плохо, потому что именно понимание того, что происходит в твоей подготовке, с твоим организмом, с твоими выступлениями, отличает профессионального спортсмена от просто человека, который катается на лыжах в лесу. И если спортсмены сами не понимают этого, то, прежде всего, нужно им с этим разобраться.

Армен Оганесян: Спасибо. Это ответ профессионала профессионалу. Скажите, пожалуйста, как Ванкувер подготовился к этим Олимпийским играм? Состояние трасс, условия?

Антон Сихарулидзе: Я не могу ответить на этот вопрос, потому что я не был в Ванкувере.

Армен Оганесян: И никаких откликов пока?

Антон Сихарулидзе: Я слышу отклики средств массовой информации, слышал о том, что существуют определенные проблемы. Но они существуют при проведении всех Олимпийских игр. И для того, чтобы провести такой огромный форум спортивный и удовлетворить всех, конечно же, сил не хватит ни у кого. Но больше того, еще я знаю, что организаторов подвела погода. Такой теплой погоды в это время года не было, если не ошибаюсь, там десятки лет. Вот такие я слышал отклики

Армен Оганесян: Я думаю, что нам это все надо анализировать накануне Олимпиады в Сочи.

Антон Сихарулидзе: Прежде всего, Оргкомитету «Сочи-2014», который там находится, нужно очень внимательно отследить то, что происходит, как организовываются соревнования, как организован транспорт, как организовано питание. В общем, все, что только можно, лучшее из этого взять, ну, а если были какие-то сложности, сделать выводы и не повторять.

Армен Оганесян: Скажите, Государственная дума будет предлагать организовывать какие-то слушания, дискуссионные площадки, которые будут анализировать то, что произошло на Олимпиаде?

Антон Сихарулидзе: Да, обязательно. После окончания Игр у нас будет проходить «Правительственный час» в Государственной думе, 7 апреля, куда мы приглашаем Виталия Мутко и Леонида Тягачева. Вопросов накопилось очень много к тому, что происходит на сегодняшний день, и в целом в отрасли, и с развитием Олимпизма, и с тем, как происходит взаимоотношение между государственным органом (в данном случае Министерством спорта, туризма и молодежной политики) и общественными организациями - это общероссийские федерации, Олимпийский комитет. Потом, конечно же, масса вопросов по самим выступлениям наших спортсменов, и я думаю, основные вопросы будут по тому, что дальше необходимо предпринимать для того, чтобы совершенствовать нашу отрасль и для того, чтобы модернизировать ее. Ведь мы должны ставить, повторюсь, только одну задачу: мировое лидерство в зимних видах спорта. Тогда нам не придется доставать из кармашка каждую, с огромным трудом заработанную медальку или же оправдываться, говоря о том, что теперь уже и десятое, двадцатое места будут идти в зачет.

Армен Оганесян: Скажите, пожалуйста, Антон, оценивая, наш «спортивный капитал» не в плане финансов, а в плане человеческого капитала: волевых способностей, способности для спортивно-творческого роста спортсменов, они-то в целом, по вашим оценкам, позволяют нам показывать другие результаты?

Антон Сихарулидзе: Я считаю, что у нас фантастически талантливые дети, талантливые люди. Другое дело, что ими должны управлять и организовывать такие же фантастически талантливые люди, а не люди, которые халатно относятся к своему делу, больше того, еще и не имеют определенных профессиональных навыков. Поэтому я верю в то, что мы можем победить, в том числе и в Сочи, и наладить работу в нашей отрасли. Но для этого необходимы определенные кадровые изменения.

Армен Оганесян: Спасибо. Вопрос слушателя, пожалуйста.

«Антон, здравствуйте. Это Светлана Петровна, директор лицея из Москвы. Антон, вот вы изнутри знаете проблемы современного спорта и прежде всего фигурного катания и судейства в нем. Вот в прошлый раз на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде на чемпионском месте оказались две пары. Вот как это получилось? Как вы считаете, может быть, в истории с Плющенко тоже возможна была бы такая ситуация? Мы все так болели за него. И, по-моему, он прекрасно выступил. Спасибо».

Антон Сихарулидзе: Олимпиада не в Лейк-Плэсиде, а в Солт-Лейк-Сити. Я уже много говорил о той ситуации, которая была в 2002 году. И я не думаю, что мы должны были довести эту ситуацию до того, чтобы все также смеялись над второй золотой медалью, которая была дана канадцам, теперь над второй золотой медалью Жени Плющенко. Он победил, и он должен был просто получить свою золотую медаль. Вот это мое мнение.

Армен Оганесян: Спасибо. Вопрос такой, я бы сказал, проблемный для профессионального цеха спортсменов. Звучит он так (кстати, вопрос не из России на этот раз, а из Испании): «Спортсмены высокого класса скорее рано, чем поздно, расстаются со спортом. Чем они занимаются или вынуждены заниматься потом? Насколько я понимаю, какого-то профессионального образования они не имеют. Задумываются ли об этом спортивные руководители или устраивайся, как можешь?»

Антон Сихарулидзе: Если говорить о современных спортсменах, то подавляющее большинство из них заканчивает университеты. В основном, это университеты спортивной направленности (я, кстати, оканчивал Морской технический университет, а не спортивный) и они имеют высшее образование. Соответственно, после того, как они заканчивают спортивную карьеру, они вполне имеют все основания для того, чтобы идти работать тренерами, работать спортивными функционерами или же вообще забыть про спорт и заниматься каким-либо другим родом деятельности. Если говорить о том, должны ли задумываться о том, что делать спортсменам после окончания карьеры, конечно, да. Больше того, об этом даже говорится в Олимпийской хартии, которая говорит, что одна из задач национальных Олимпийских комитетов - это подготовка кадров, организация курсов по подготовке кадров для дальнейшей работы в спорте, олимпийское образование в общеобразовательных учреждениях и в университетах....

Армен Оганесян: Что значит олимпийское образование? Что это такое?

Антон Сихарулидзе: Во-первых, это, конечно же, тот самый Олимпизм, который должен быть в каждом человеке, особенно в юном человеке для того, чтобы стремиться заниматься спортом. Во-вторых, должны быть созданы олимпийские университеты так называемые. Это как раз речь идет о том, чтобы спортсмены получали профессиональное образование.

Армен Оганесян: В выбранном виде спорта?

Антон Сихарулидзе: В целом в спорте. Мы обязательно должны задумываться о том, как подготавливать кадры для дальнейшей работы и функционерами, и чиновниками спортивными, и они могут работать в общероссийских федерациях, тем более, что я считаю, что очень многое из мира спорта толковых, разумных, а самое главное, знающих эту деятельность изнутри, ребят, но, к сожалению, своеобразные спортивные кланы, которые существуют на протяжение десятилетий, пока не дают им в полной степени себя проявлять, и спортсмены вынуждены искать себе другую работу.

Армен Оганесян: Эти олимпийские университеты, так их условно назовем, я думаю, что немногие наши слушатели знают, что есть такое понятие, как олимпийское образование, поэтому я попросил вас расшифровать, скажите, пожалуйста, наши спортивные школы, которые сейчас возглавляют федерации, сама структура управления организации спортом, что там нужно менять, по-вашему? Или не нужно менять?

Антон Сихарулидзе: Нужно менять все, но это очень долгий разговор.

Армен Оганесян: У нас немножко времени есть. Коротко, если можно.

Антон Сихарулидзе: Федерации спортивные школы не возглавляют. Это абсолютно разные структуры. Если говорить об общероссийской федерации, то по закону о физической культуре и спорту, они обязаны развивать виды спорта и подготавливать сборные команды страны. На подготовку сборной команды страны общероссийские федерации получают средства из федерального бюджета. Если говорить о развитии видов спорта в целом, то эти средства для развития они должны изыскивать из внебюджетных источников, что не запрещено законом. Если говорить о спортивных школах, то здесь ситуация совсем сложная. У нас когда-то существовала система детского и юношеского спорта, но, к сожалению, в современных реалиях она уже не может работать, не может быть эффективной. И сейчас мы стоим на пороге создания современной системы детско-юношеского спорта. Сегодня основную часть учреждений детско-юношеского спорта составляют учреждения дополнительного образования детей, так называемые спортивные школы различные: детско-юношеские спортивные школы, специализированные детско-юношеские школы олимпийского резерва, детско-юношеские школы адаптивные и так далее. Но, к сожалению, пока что эффект от их работы минимален, так как органы управления образованием не справляются с этой работой, финансирование этих школ идет по остаточному принципу, да и специалисты не появляются в образовании, которые могли бы заниматься спортом, профессионально тренировать детей. Больше того, я до сих пор не могу понять, почему эти спортивные школы относятся к образованию, так как там не ведутся никакие образовательные программы и тем паче дети не получают никаких документов об образовании. На мой взгляд, будет разумным, а самое главное, эффективным, тем более, в том случае, что у нас появилось Министерство спорта, если бы спортивные школы находились в ведении органов управления физической культуры и спорта.

Армен Оганесян: Очень логично.

Антон Сихарулидзе: Это логично. Но, к сожалению, мы не можем пока найти общий язык с нашими коллегами из образования, поэтому до сих пор этот вопрос находится в «подвешенном» состоянии. Это основная проблема. Затем, конечно же, очень важно, как финансируются эти спортивные школы. На сегодняшний день 90 процентов спортивных школ финансируется за счет средств муниципальных бюджетов, а это мизерные деньги. Зачастую этих денег просто не хватает ни на что. Поэтому я понимаю, что невозможно все финансировать за счет средств или субъектов Федерации, или федерального бюджета, и мне думается, было бы разумно, если бы именно к софинансированию детско-юношеского спорта подключились бы частные компании. Но для того, чтобы мы могли с ними говорить об этом и для того, чтобы у них появилось такое желание, я думаю, нужно иметь определенные налоговые льготы этим компаниям. И в этом я вижу выход из ситуации. Если компания, которая содержит спортивную школу или же строит новую спортивную школу, будет иметь налоговые льготы, то таких компаний, мне думается, будет очень много, которые бы с удовольствием вложили свои деньги в детские спортивные школы.

Армен Оганесян: Я понимаю, а есть такие примеры?

Антон Сихарулидзе: Я думаю, что это единственный вариант создания современной и эффективной системы финансирования детско-юношеского спорта. Таких примеров очень много, но они, к сожалению, находятся за рубежом. И там существуют налоговые льготы и не только, если речь идет о детско-юношеском спорте, но еще и о федерациях по видам спорта.

Армен Оганесян: Зарубежный опыт понятен. А скажите, пожалуйста, вот вы по своему опыту знаете эту сферу прекрасно, вы сталкивались с бизнесменами, с людьми, которые готовы значительные сделать вложения в развитие нашего спорта при условиях льгот налоговых? Вы с ними общались, говорили на эту тему?

Антон Сихарулидзе: Да, я с ними общался. И они не просто готовы, они рвутся вкладывать средства. И средний бизнес, и крупные бизнесмены. Но они говорят все об одном: почему же тогда нет налоговых льгот? Мы с удовольствием будем вкладывать деньги, но вы должны тоже нас заинтересовать. Я считаю, что это очень разумно.

Армен Оганесян: Нам удалось на самом деле в очень короткое время примерно представить очертания той реформы, которую вы предлагаете. Я понимаю, что это все должно быть обсуждаемо, дискутируемо.

Антон Сихарулидзе: Это только одна сотая часть того, о чем мы говорили.

Армен Оганесян: Я понимаю. Наша передача действительно всего это не вместит, но я так думаю, основное мы сказали. Скажите, пожалуйста, когда я говорил «школа», я на самом деле имел в виду школу в понятии традиции спортивной. Вот как с этим у нас обстоит дело? Вы уже говорили: у нас очень богатые традиции спортивные, они проявляются, наверное, в очень многих видах спорта. Как сейчас с традициями, с понятиями Школы с большой буквы - в фигурном катании, в других видах спорта?

Антон Сихарулидзе: Действительно, у нас очень серьезные традиции во многих зимних, например, видах спорта. Это и лыжные гонки, и биатлон, фигурное катание, конькобежный спорт. Но те тренеры, которые тогда работали со спортсменами и приносили максимальные результаты, у них спортсмены были олимпийскими чемпионами, чемпионами мира, к сожалению, на сегодняшний день уже все достаточно преклонного возраста. И опять же-таки, к сожалению, нового поколения таких талантливых и я бы сказал, гениальных тренеров на сегодняшний день не так много. Причин тут много. Ведь, во-первых, мало кто хотел из молодых специалистов работать в отрасли, потому что небольшие деньги, во-вторых, нужно понимать, что многие гениальные тренеры сами не давали работать многим молодым тренерам для того, чтобы не создавать себе конкуренцию. И это тоже важно понимать, это правда. Ну, и определенные другие условия. Сейчас мы как раз уже четко видим ситуацию, где у нас просто категорическая необходимость в молодых талантливых тренерах. Я думаю, что сейчас само время и критическая ситуация выведет нас и подведет к тому, чтобы о таких тренерах задумались, и они начнут появляться. Многих начнут, я думаю, привозить даже из-за рубежа, которые туда уехали (у нас нет другого варианта), и тем самым мы сможем воспитать следующее поколение элитных тренеров для элитных спортсменов.

Армен Оганесян: Спасибо. Мы уже упоминали о тех тренерах, которые тренируют зарубежных спортсменов, успешно тренируют. На этой Олимпиаде мы видели ведь и спортсменов, которые принадлежат новому поколению - Иван Бабиков, который выигрывал у наших лидеров, даже завоевывали медали, как Анастасия Кузьмина. Вот спортсменов можно некоторых вернуть обратно в Россию?

Антон Сихарулидзе: Знаете, это вообще очень больной вопрос. Я бы говорил так: у нас почему-то функционеры все в наших федерациях, в Олимпийском комитете России ведут себя так, как будто бы спортсмены существуют для них, а не функционеры являются просто обслуживающим персоналом, как это должно быть, для спортсменов и для тех детей, которые должны приходить в эти спортивные школы. Все с ног на голову перевернуто, к сожалению. Но я надеюсь, что после как раз Ванкувера эта ситуация будет меняться. И здесь уже речь идет о том, насколько наши общественные организации помогают нашим спортсменам, насколько спортсмены чувствуют свою социальную защищенность. Я слышал уже тысячи рассказов о том, что многие обращались в эти организации и никогда не получали достойного ответа. Более того, совсем недавно на этих Играх девушка-биатлонистка, которая сейчас выступает за другую страну, говорила о том, что точно такая же у нее была ситуация. И она была вынуждена уехать и дальше тренироваться в другой стране, причем сейчас она обыгрывает наших же спортсменок. Это говорит о нерадивости наших функционеров спортивных и о том, что это халатное отношение к делу. Так нельзя относиться к основному своему ресурсу - к человеку, даже если это спортсмен, не спортсмен, - это человек. И самое главное для них - ничего нет дороже, чем эти спортсмены, которые являются членами Федерации, членами Олимпийского комитета, всем спортивным миром нужно помогать таким людям. Оттого, что ты поможешь одному такому человеку, и твой авторитет повысится. На сегодняшний день почему каждый спортсмен, который говорил что-либо из Ванкувера об изменениях, которые необходимы, прежде всего, говорил о том, что нужно производить ротацию в кадрах, о том, что о них не заботятся, потому что они действительно так вот «заботятся». Если бы хотя бы одному сделали хорошо, сразу же об этом пошел слух. Обратился бы второй - второму бы помогли. Тем самым завоевывали бы свой авторитет. И, между прочим, такого рода неавторитетные люди в мире нашего спорта - это тоже большое дело для самих результатов. Ведь спорт - абсолютно такая специальная отрасль. У нас в спорте очень важен дух командный, дух победный а он может только образовываться за счет того, что ты помогаешь тем людям, которые работают в отрасли. И я вижу, что это тоже еще одна проблема, и никак не получается переломить отношение чиновников к самим спортсменам. Они - обслуживающий персонал для спортсменов, а не наоборот. Пока мы не сможем это понять, прочувствовать ситуация не будет меняться.

Армен Оганесян: Антон, вы сейчас сказали, что надеетесь на то, что ситуация изменится, этот перелом может наступить и наступит после этой Олимпиады. А на чем основана ваша надежда? Почему вы думаете, что перелом сейчас может наступить или наступит?

Антон Сихарулидзе: Ну, во-первых, дальше уже терпеть некуда. Это раз. Во-вторых, я надеюсь на сознательность самих руководителей общественных организаций, которые были избраны легитимно, но они поняли, что в течение десятков лет они не смогли развить виды спорта или же подготовить сейчас сборные команды России, причем это не на первых Олимпийских играх. У нас не существует прогресса в результатах, есть только регресс даже в наших головных видах спорта, таких как фигурное катание, лыжные гонки, биатлон, конькобежный спорт. Поэтому они сами должны освободить места в этих общественных организациях. Если говорить про государственные органы, то не я их назначал и не мне их снимать. Это раз. Поэтому я надеюсь на сознательность этих людей. Второе. Я, как и все мы, вижу общественное мнение по этому вопросу. Никогда раньше не было такого негативного общественного мнения к тому, что происходит в спорте и такой оценки деятельности функционеров. Это второе. Ведь общественное мнение очень важно. Ну, и третье, наверное, тоже очень важное. Во-первых, то, что в России, в Сочи в 2014 году пройдут зимние Олимпийские игры, это же не только повод для того, чтобы отстроить заново город, для того, чтобы наладить коммуникации, для того, чтобы здорово провести Олимпийские игры, - это еще уникальная возможность для того, чтобы навести порядок в нашей отрасли. А это невозможно без системных изменений, без кадровых изменений, и без многих других вещей, которые будут модернизировать работу в отрасли. И центрами такой модернизации, на мой взгляд, должны стать Министерство спорта и Олимпийский комитет, и повести за собой все спортивное движение.

Армен Оганесян: Скажите, пожалуйста, Антон, как вы оцениваете деятельность Международного Олимпийского комитета? Ведь нам предстоит с ними взаимодействовать очень тесно.

Антон Сихарулидзе: Я, к сожалению, не могу оценивать деятельность Международного Олимпийского комитета, у меня нет таких полномочий. Более того, я не располагаю достаточной информацией. Но то, что Международный Олимпийский комитет существует, и проходят Олимпийские игры, спорт во всем мире все больше развивается, ведь посмотрите, сейчас самое популярное занятие во всем мире - это занятие спортом, причем и у молодых ребят, и у людей среднего возраста, у пожилых граждан уже появляется желание заниматься спортом - и это все работа Международного Олимпийского комитета в том числе. Значит, их работа оценивается хорошо. Но это так, косвенно, потому что по-другому я не могу ее оценить.

Армен Оганесян: Это тоже оценка.

Антон Сихарулидзе: Очень бы хотелось, чтобы все те положительные изменения активнее происходили и у нас.

Армен Оганесян: Вот такой вопрос, который сейчас дебатируется очень активно в Интернете - это вопрос о допинге и об использовании допинга спортсменами. Причем часто говорится о том, что лидером исторически выступала Россия, что вот сейчас итоги этой Олимпиады чистые, потому что напуганные новой технологией определяющей допинги, а российские тренеры на этот раз от рекомендаций принимать допинг отказались. Это спекуляция или она имеет под собой основания?

Антон Сихарулидзе: Мы никогда не являлись лидерами в употреблении допинга. Да, действительно, за последние годы произошло несколько допинг-скандалов, связанных с нашими спортсменами. Но как вы заметили, уже, наверное, больше, чем полгода мы не слышали ни о каких допинг-скандалах с российскими спортсменами. Плюс, я могу гарантировать, что все наши спортсмены перед Олимпийскими играми в Ванкувере прошли допинг-контроль здесь, в России, а многие из них еще и по несколько раз. Соответственно, мы можем говорить о том, что наши спортсмены поехали чистые, как принято говорить. Сейчас весь мир озабочен тем, что бывают допинг-скандалы в спорте и есть спортсмены, которые перешагивают черту и начинают употреблять запрещенные препараты. Мы в свою очередь тоже были обеспокоены этим и прежде всего, начали законодательно бороться с этим злом. Мы разработали и уже приняли в первом чтении новую редакцию 26-й статьи Федерального закона о физической культуре и спорте «О противодействии допингу и допинговым средствам», где, во-первых, определили порядок формирования антидопинговой организации «РУСАДА» на территории Российской Федерации, ее правовой статус, затем определили, что такое антидопинговые правила и что значит их нарушение. И самое главное, мы предложили меры ответственности за употребление допинга и склонения к употреблению допинга. На наш взгляд, будет разумным, если такой мерой ответственности будет административная ответственность. Поэтому в самое ближайшее время будут внесены поправки в Кодекс об административных правонарушениях и те, кто будут переходить грань, и будут уличены в употреблении допинга, будут нести административную ответственность.

Армен Оганесян: Антон, у нас полминуты. Вопрос личный. Как часто вы одеваете коньки и как часто выходите на лед?

Антон Сихарулидзе: Очень редко одеваю коньки, только когда меня попросят мои друзья покататься, например, с ними или с их детьми, только тогда. Но у меня есть свое новое увлечение. В любой свободный денек, который удается или же, например, когда были новогодние праздники, я катаюсь на горных лыжах. Для меня это сейчас очень интересно, тем более, я никогда раньше этим не занимался. И мне очень интересно все познавать с нуля. В общем, я сейчас фанат горных лыж.

Армен Оганесян: Антон Тариэльевич Сихарулидзе, председатель Комитета Государственной думы Российской Федерации по физкультуре и спорту. Спасибо за ваши ответы на вопросы. Всего доброго.

Антон Сихарулидзе: До свидания.

Чтобы посмотреть фотографию в большом формате, нажмите на нее

радиостанция «Голос России», 27 февраля 2010г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz