Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон Сихарулидзе: "Питер сегодня в моде!"

     «Фигурист - это художник,
Лёд под ним взамен холста…»
Валентин Гафт

      Представьте себе, 07 февраля редакция и коллектив издательства «ВРЕМЕНА» встретились с… Антоном СИХАРУЛИДЗЕ, великолепным фигурист, олимпийским чемпионом! Здорово, что в жизни Антон предстал перед нами абсолютно обаятельным и очаровательным человеком , без тени «звёздности».

      «Земляк земляка чует издалека», - решила редакция «ВРЕМЕН», вследствие чего брать у Антона Сихарулидзе интервью отправили именно меня, Юлию Каландаришвили. Правда, к фигурному катанию я, даже как зритель, мало отношусь (хотя, если честно, после знакомства с великим фигуристом тоже встала на коньки), но вот земляками мы оказались действительно полными: оба родились и живём в Петербурге. Во время встречи, в основном, говорил Антон, (а говорил он вдохновенно за что и благодарим), поэтому работать над печатной версией мне пришлось, ой как долго… А впечатления от встречи, поверьте, остались самые светлые. Обаяние у него, всё-таки, чисто грузинское!

     - Наше историческое издательство сейчас работает над проектом «ЛИЦА Петербурга». Скажите, Антон, Вы себя ощущаете лицом Петербурга?

     Антон Сихарулидзе: - Конечно! Я родился и вырос в этом городе, всю жизнь здесь прожил. Это, прежде всего. Кроме того, мне кажется, что спортсмены, особенно сейчас в современной России, в том числе и в Питере, подняли такой определенный патриотический дух, который существует сейчас. И это не громкие слова, это действительно, так! Спортивные успехи России вызвали взрыв патриотизма. Он ощущается во всем, начиная с одежды и фэйшн—индустрии, связанной с российской символикой, названиями…

(Кстати, позже Антон Сихарулидзе был замечен мною в олимпийской российской форме—красных спортивных брюках, на которых сзади с гордостью виднелась надпись английскими буквами: «RUSSIA». Тоже патриотизм! (Прим. Ю. Каландаришвили)).

- И если уже фэйшн—индустрия дошла до того, что российская форма, российские определенные знаки отличия становятся модными и продаваемыми, то это уже очень-очень здорово. Ну и плюс, насколько я понимаю, патриотизма в наше время то, что он вообще начал проявляться… Это касается, конечно, молодёжи, потому что, я так понимаю, мы с вами и вашими журналистами о молодежи и говорим. Итак, я считаю, что сегодня в России мода на Россию. Это здорово. Это во всём проявляется: в моде русская музыка, русские певцы, русские актёры… Наконец, после перерыва, у нас реально начинает появляться мода на Россию.

- Более того, как мне кажется, во всем мире начала появляться мода на Россию. Я заметил это тогда, когда компании по выпуску спортивной экипировки начали создавать экипировку российскую. Я видел на Олимпийских играх, как все болельщики, как один, пошли покупать русскую экипировку. Ну, это ж круто!!!!

(«Да! – дружно поддержали его все, - Это, действительно, круто!» - прим. Ю. Каландаришвили)).

- Более того, мне кажется, что наша основная задача, как молодых, активных лидеров российского спорта, это, как раз и создавать определённую ауру. Россия становится модной – вот, как мне кажется, что важно для молодёжи. Ну и, конечно же, однозначно, я ощущаю себя лицом Питера. Конечно, одним из его лиц… В любом случае, выступая на турнирах, занимаясь общественной деятельностью, я являюсь представителем Питера. Если же сегодня смотреть внутри страны, то Питер, вообще, сейчас стал в фаворе. Это потому что у власти сегодня много людей из Питера, и очень много творческих людей, тех которых знает страна—это петербуржцы. И, наконец, из большое, колоссальное количество спортсменов связаны с нашим городом. Поэтому, я, как спортсмен, особенно ощущаю, что Питер начал приобретать своё лицо. У нашего города всегда было лицо культурной столицы, но для вас, молодёжи ещё важно, чтобы он приобретал лицо в глазах модной и продвинутой части населения.

     - Сейчас, вообще, культуру вводят в моду…Можно я, как Каландаришвили, Вас спрошу… Что Вы про Грузию можете сказать?

     Антон Сихарулидзе: - Про Грузию ничего не могу сказать, потому что я никогда в Грузии не был…

     - Не были?

     Антон Сихарулидзе: - Ни разу. Никаких родственников у меня там, к сожалению, нет. Поэтому… я вообще ничего не могу про Грузию сказать.

     - Антон, тот спорт, которым занимаетесь Вы - это, в первую очередь, прекрасно. Как Вы себя ощущаете: больше художником или больше спортсменом?

     Антон Сихарулидзе: - Сейчас фигурное катание стало жестким, техническим, поэтому, конечно, это больше спорт. Правила диктуют условия для нас, для всех спортсменов (для меня, в данной ситуации, уже бывших), и техника превалирует сейчас над тем искусством, про которое мы говорим. Я, например, с этим не согласен, потому что, если смотреть и анализировать историю фигурного катания, то запоминались зрителям те программы, которые были, как раз-таки, не технически сложными или насыщенными какими-то элементами, а те программы, которые были духовными, душевными. Те, где фигурист вкладывался именно в создание самой программы. А сегодня правила таковы, что ребята вынуждены делать программы, ориентированные именно на техническую сторону, а не на создание образа.

- Мне кажется, во-первых, парное катание – это такая фишка, которая мало где ещё существует в спорте. В нем отражаются отношения мужчины и женщины. И, конечно же, мне всегда хотелось делать программы очень внятные, понятные зрителю. Зритель должен смотреть и понимать, что он вместе с тобой может пережить то, что с тобой происходит. Зритель должен себя видеть в этой программе А то, что сейчас это уходит на второй план – это очень плохо. Сейчас создали такие правила, по которым спорт, особенно фигурное катание стал существовать больше для судей, нежели для зрителей. Это вообще неверно! Потому что катание—это, прежде всего, дело зрительское, а не судейское. Думаю, такая ситуация сложилась потому что, в фигурном судействе много значит человеческий фактор. В нашем виде спорта нет секундомеров определённых, которые что-то замеряют. Поэтому судить сложно и из-за этого создают такие правила, чтобы как можно больше скрыть всякие судейские недоразумения от зрителя. Для того, чтобы их скрыть, видимо , и нужно создать какие-то правила непонятные.

     - Скажите, Антон, ваши спортивные качества (а Вы один из лучших спортсменов, что там говорить), реализуются ли в жизни, в гражданской позиции, в человеческой позиции?

     Антон Сихарулидзе: - Прежде всего, спортсмен, на мой взгляд, – это тот человек, который с четырёх лет, как я и как многие большие спортсмены, начинает работать. То есть, в обычной жизни человек начинает работать с восемнадцати лет в лучшем случае, а в спортивной жизни—с четырёх. Поэтому, соответственно, у спортсмена образовываются определённые навыки, которые в дальнейшем, конечно же, ему пригодятся. Человек, занимаясь спортом понимает, что для того чтобы чего-то достичь, ты должен работать, а для того, чтобы ты что-либо сделал, ты должен пройти через многие ошибки, через многие сложности. Только тогда, и то, только может быть (!), в конце концов, у тебя будет успех, но, в любом случае, ты должен через всё это должен пройти. Я думаю, что это основная вещь, которая характеризует и формирует характер именно большого спортсмена.

     - Ничего себе, каково же расти ребенку с четырех лет с такими установками и в такой ситуации...

     Антон Сихарулидзе: - Да... И, конечно же, в дальнейшем это очень здорово прилагаемо к жизни, потому что, когда ты оказываешься вне спорта, не важно, занимаешься ли ты бизнесом, общественной деятельностью, политической деятельностью, те навыки, которые были приобретены, ты используешь. То есть, ты понимаешь, что через всё надо проходить, всего надо добиваться. Более того, у спортсмена, особенно индивидуального вида спорта, есть такое чувство – что это должен сделать именно ты. Никто, ни Вася, ни Петя, за тебя это не сделает. Не команда, а именно ты должен идти и делать, только от тебя это зависит, только ты решаешь свою судьбу.

И ещё, конечно же, если речь касается большого, а не начального спорта, спорта высших достижений, спортсмен в этой ситуации становится не только спортсменом, он становится организатором, потому что, на большой результат работает огромная команда. Иногда это сотни людей, а спортсмен в центре них, и он должен суметь так их вокруг себя организовать, так создать общую работу, чтобы эти люди вместе с ним подготовили ему почву, чтобы получить результат. Поэтому очень-очень важно, чтобы спортсмен умел организовывать людей, имел серьёзные организаторские качества, потому что просто одним спортом невозможно сейчас побеждать, сегодня спорт стал серьёзным бизнесом.

     - Да, и это заметно.

     Антон Сихарулидзе: Это реальный бизнес. Но я, как раз за это! Потому что то, что творилось раньше, когда ребята занимались по 30 лет спортом, выигрывали Олимпийские игры, а потом все удивлялись, почему это они спиваются?.. Это было ужасно! А что им оставалось делать, после того, как они ещё вчера стояли на пьедестале и весь мир рыдал, их тут же вышвыривают за борт и они идут работать тренерами, часто просто для зарплаты. И, конечно же, сейчас очень важно, чтобы к нам повернулась, например, Государственная дума, чтобы был принят закон о том, что «спортсмен» - это профессия, потому что сейчас это не так! Если у меня сейчас попросить трудовую книжку, вы увидите, я—безработный. Парадокс, я работал 26 лет, но я безработный. Целых 26 лет у меня уже стаж! Хорошо, не возьмем юниорский спорт, но точно 10-15 лет у меня стаж рабочий. И я не могу написать, что где-то работал, потому что спортсмен—это не профессия. Это несправедливо!

     - Абсолютно. И жизнь, и здоровье, и силы – всё за это время ушло…

     Антон Сихарулидзе: - Более того, спорт—развитие, подъём страны на общем уровне, а спортсмен потом вынужден писать, что он – безработный из-за того, что это не профессия. Так что сегодня мы должны бороться за этот закон, мы должны его добиться, потому что спорт интересен именно молодёжи, потому что, в основном, молодёжь занимается спортом, и для них очень важно, чтобы у человека был, как минимум, десятилетний стаж, если он 10 лет занимается спортом, чтобы он был спортсменом, а не любителем. Сейчас уже другая ситуация, спортсмены зарабатывают деньги, спортсмены участвуют в коммерческих турнирах – это всё существует, но тогда дайте человеку понимание, что он – профессионал.

     - Хочу сказать, продолжая тему о технике в спорте, что, во всяком случае, у Вас-то это получается здорово. Вы потрясающе сочетаете и технику и действо на льду. Кстати, проект «Звезды на люду» тоже показал, что актеры и актрисы в паре с фигуристами смотрелись лучше чем спортсмены с мастерами фигурного катания. При чем хорошие актрисы смотрелись лучше посредственных. Согласитесь, очень хороши были на льду Анна Большова или Ингеборга Дапкунайте.

     Антон Сихарулидзе: Да, и моё мнение, что фигурное катание – это синтез спорта и искусства! В любом случае, я думаю, люди любят фигурное катание не за четверные прыжки. Ведь обычный зритель, когда сидит и смотрит, он не всегда понимает: четыре это оборота, три оборота, два оборота… Это правильно! Зато он безошибочно чувствует ту энергетику, которую ты до него доносишь.

Поэтому моё мнение таково: те правила, которые существуют сейчас, придуманы против зрителей, они придуманы для судей. Эти правила настолько сложные, что, если уж я, профессиональный спортсмен, толком не могу в них разобраться, то, думаю, что судьи наполовину не понимают, что происходит на люду. Более того, та судейская система, которая была раньше, когда все понимали, что такое 5.9 или 6.0, она, конечно же, была понятна зрителю. Раньше зритель участвовал в турнире, он смотрел и, после того, как кто-то прокатался, говорил: «Я бы поставил 5.8 или 5.9». А сейчас этих новых цифр даже я не понимаю, а не то, что зритель. И, поэтому, мне кажется, что это не самая правильная система выбрана, и, может быть, за счет этого зрительский интерес к фигурному катанию, как к спорту, сейчас упал… Хотя с другой стороны, вырос интерес к фигурному катанию в общем.

Я знаю, что в городах Российских не купить коньки, потому что все скупают коньки фигурные и все катаются. Но этот интерес , согласитесь, вырос, как раз, за счёт нас, профессиональных спортсменов, особенно за счёт тех, кто уже ушёл из спорта и может много выступать. Даже Евгений Плющенко, который выиграл Олимпийские игры, уже больше катается в шоу, а не в спорте. Так что интерес существует из-за нас, а не из-за тех, кто катается сейчас в любительском спорте. Так что, не техника в фигурном катании главное!

     - С философской точки зрения, когда четверных прыжков еще не было, то фигурное катание уже было. Возможно, поэтому Ваш путь—верный.

Вот так мы и поговорили… А ведь таких гостей в нашем издательстве не было уже 2 года, со времён встречи редакции «ВРЕМЕН» с Академиком Натальей Петровной БЕХТЕРЕВОЙ и визита в Гимназию гроссмейстера международного класса Виктора КОЧНОГО. А потом олимпийский чемпион встретился и провел беседу со старшеклассниками—журналистами «ВРЕМЕН». Лекционный зал был набит до отказа. Но взять пару автографов (по многочисленным просьбам друзей) я, всё-таки, успела.

Кстати, потом я ещё не раз видела Антона Сихарулидзе у нас в районе, в том числе на мастер—классе по фигурному катанию. И, что радует, он каждый раз узнавал меня и здоровался.

Чтобы посмотреть фотографии в большом формате, нажмите на них

Юлия Каландаришвили
журнал «ВРЕМЕНА», 7 февраля 2007 г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz