Елена и Антон-профессионалы на льду
Ледниковый период Сихарулидзе
Ледниковый период Сихарулидзе
 

     Олимпийский чемпион Антон Сихарулидзе, завоевав заветную медаль, в 2003 году ушел из большого спорта, но, к счастью, не ушел со льда. Сегодня его мастерством наслаждаются поклонники проекта «Ледниковый период». «Прощальная гастроль» состоится под Новый год. Впрочем, настоящие гастроли станут продолжением проекта.

     Как известно, одно из значений слова «олимпиец» – «всегда сохраняющий невозмутимое спокойствие». Антону Сихарулидзе в этом смысле нет равных. Впрочем, под маской ледового принца время от времени проскальзывал живой, обаятельный мужчина с чувством юмора.

     Мы встретились на Мосфильме в перерыве между тренировками. Высокий, строгий, с гордой надписью «Россия» на груди… Дух захватывает! Мы шли по коридору, я была заинтригована и пыталась наладить общение до того, как включу диктофон. Но Антон был явно чем-то озабочен… Чем – выяснилось, как только мы вошли в раздевалку: звездные участники проекта обсуждали последнее интервью Анастасии Волочковой, в котором балерина сообщила, что «не очень довольна партнером» по «Ледниковому периоду»…

     – Выглядите уставшим и немного расстроенным. Это как-то связано с высказыванием Насти в «Известиях»?

     – Да так… (с грустью) Все вместе.

     – Сразу отношения не сложились или напряжение появилось в процессе тренировок?

     – С моей стороны не было никакого напряжения. Я хорошо к ней относился.

     – Ну а любимый номер все-таки есть?

     - (морщится)

     – Понимаю, что вы скованы желаниями и возможностями партнерши, но…

     – Думаю, он впереди.

     – Ой, не по-доброму вы это сказали (смеемся)! Может быть, дадим «наш ответ Чемберлену»?

     – Нет. Будем выше этого.

     – Несмотря на сложности, «Ледниковый период» наверняка позволил вновь ощутить азарт? Как артист тоскует по сцене, так фигурист…

     – Я ведь так и не перестал полностью кататься… Так что, тоска мне неведома.

     – Вы говорили, что всегда и во всем хотели быть первым, однако жизнь такая штука… Вам легко даются компромиссы? Например, такой, как выход на лед вместе Джеми Сале и Давидом Пеллетье, с которым пришлось разделить олимпийское золото.

     – Я гибкий. Хотя есть, конечно, непререкаемые принципы.

     – Какие качества развивает парное катание?

     – Парное катание - отличная школа. Два человека разного пола долгое время общаются, работают, живут… Приобретаешь правильные привычки, я бы сказал, семейные.

     – То есть все парники хорошие семьянины (смеемся)?

     – Я – да! Во всяком случае, это здорово помогает находить путь к гармоничному сосуществованию с другими людьми. Учишься уступать, выслушивать, работать в команде, заботиться… Ведь рядом маленькая, хрупкая девушка. Но от нее зависит твоя жизнь. Очень важно естественное лидерство партнера – со стороны такие пары всегда выделяются в лучшую сторону. Должно быть ощущение, что за партнером как за каменной стеной. И самое главное – ответственность.

     – Смотрю на вас – ой как строги!

     – Ну, это внешняя строгость... (улыбается) Она не всегда соответствует моему внутреннему состоянию.

     – Интересные встречи нас меняют. С вами такое происходило в отношениях с женщинами? Может быть, ради кого-то пришлось научиться готовить, петь, танцевать?

     – Это я и так умел!

     – Тогда как на вас повлияла встреча с Надеждой (последняя пассия фигуриста)?

     – Все-то вы посмотрели, подготовились (смеется)! Наверное, недавно работаете?

     – Три года.

     – Не мало. Просто обычно люди все делают хорошо только поначалу.

     – По вам не скажешь.

     – Честно, я ни разу в жизни не был абсолютно доволен своим катанием – никогда! Всегда найду к чему придраться. Ужас!

     – Вы, конечно же, ушли от ответа про Надежду…

     – Мне кажется, должно пройти больше времени. Еще больше.

     – Когда вы в последний раз хотя бы на секунду почувствовали себя счастливым?

     – Стараюсь хранить ощущение счастья и праздника все время. Никакие внешние факторы не способны дать его. Это мое личное внутреннее ощущение комфорта. Хотя, конечно, гармония такая загадочная девушка, которую никогда не возьмешь за руку… Очень своенравная.

     – Это была любовь с первого взгляда?

     – А ты веришь в любовь с первого взгляда?

     – Нет. Все-таки это процесс…

     – (задумывается) Не знаю, что сказать… Давай дальше.

     – Письма, подарки, звонки, поклонницы…

     – Было-было, я всегда относился к этому с большой нежностью, бережно хранил некоторые письма. Хотя понимал, что мы никогда не увидимся. Но ведь это не просто так написано, – там были настоящие, теплые чувства. Для меня это важно.

     – Когда-нибудь отвечали?

     – Нет.

     – Чем вы сейчас живете?

     – Ничего развлекательного. Только политика. Прошел в Госдуму от партии «Единая Россия», и теперь все мои чаяния связаны именно с этой деятельностью. Это мое, более того, я вижу, что могу быть эффективным.

     – До того, как попасть в Госдуму, вы были депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Что вам удалось пробить?

     – Не очень удачная мысль: что депутат обязан что-то пробивать. Наша основная работа – за-ко-но-твор-чес-тво. Я отвечаю за молодежь, спорт и туризм. Мы ведем несколько проектов в Петербурге. Например, сделали чемпионат, в котором участвуют команды 380-ти школ и детских домов. Есть проект «Мой первый школьный стадион», в рамках которого строим, ремонтируем пришкольные стадионы.

     – А если говорить о проекте-мечте?

     – Чтобы детский спорт был бесплатным. Хотя бы до определенного возраста. Речь именно о массовом спорте, а не о том, что все должны стремиться стать олимпийскими чемпионами: мы просто хотим вырастить здоровое поколение с правильными ориентирами. Я бы хотел реформировать систему преподавания физкультуры в школах. Ну не могут современные дети бегать по кругу и прыгать через коня. Скучно! Или вот, сам видел: полненькая девушка лезет по канату, падает – весь класс смеется. Конечно, она больше не пойдет на физкультуру, хотя именно ей она нужнее, чем остальным. И почему от русского языка нельзя взять медотвод, а от физкультуры – можно? Что делать? Один из вариантов: заменить ее обязательными секциями по выбору: кому-то волейбол, а кому-то – шейпинг. В общем, есть над чем работать.

     – То есть вы не считаете, что политика грязное дело?

     – Однозначно – нет. Более того, мы там, чтобы доказать обратное.

     – Вы в детстве как-то в шутку сказали, что хотите стать Президентом, ну вот, стали депутатом.

     – Пока (смеется). Я всегда достигал цели: с боями, но достигал.

     – Неужели не было ни одной, которая бы оказалась не под силу?

     – Просто ставил реальные цели. Мои мечты не сбываются – они создаются.

     – Скажу честно, к сожалению, вы так и остались для меня темной лошадкой: я почти не почувствовала Антона Сихарулидзе-человека. Депутата, спортсмена – да, но эмоции вы, как всегда, оставили за кадром.

     – Я стал аккуратен с прессой.

     – Но она всегда была к вам лицом, а не…

     – Мне хочется поддерживать, создавать какой-то правильный дух. У нас и так много «желтизны», и я не хочу, чтобы она исходила еще и от меня.

     – Но эмоции далеко не всегда связаны с «желтизной». В жизни всегда следуете правилу семь раз отмерь, один – отрежь?

     – С возрастом все приходят к этому выводу.

     – Неужели вы не совершили ни одного импульсивного поступка?

     – Каждый турнир, в котором я участвовал, – настоящий импульсивный поступок! Может быть поэтому, в жизни их было намного меньше. Компенсация, сублимация… Называйте, как хотите.

     – То, что с вами сейчас происходит, смогло заполнить вакуум, который образовался после завершения спортивной карьеры?

     – Однозначно. Я сознательно этим занимался. Начал с бизнеса… Постепенно входил в новую жизнь. Сейчас у меня все разложено по полочкам. Я нахожусь на том месте, на котором хотел бы находиться. Я очень уверенно себя чувствую.

Олеся Якунина
еженедельник «Ваш Досуг» , 21 декабря 2007г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz