Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон Сихарулидзе: "Я устал от спорта!"
Антон Сихарулидзе: "Я устал от спорта!" 

 

<Антон и Анастасия Волочкова>

     Все, кто помнит, с какой нежностью Антон Сихарулидзе всегда смотрел на свою «ледяную» подругу Елену Бережную, испытали некоторый шок после первых кадров с тренировок «Ледникового периода». Было видно, что со своей нынешней партнершей — балериной Анастасией Волочковой — прославленный фигурист подчас безжалостен, и даже жесток. Он не гнушается отпустить резкое словечко в пылу тренировок, и даже пару раз доводил Настю до слез! Каким стал Антон Сихарулидзе, уйдя из спорта? Об этом мы спросили у него самого.

     «Мне очень повезло с партнершами!»

     — На «Ледниковом периоде» вы все время нервничаете. Скажите честно — вам трудно на проекте?

     - У меня очень непростой характер, взрывной. Я привык, чтобы все и сразу получалось. Поэтому психологически, конечно, трудно работать в паре с непрофессиональным фигуристом. Но шоу имеет и массу положительных сторон. Я познакомился с огромным количеством интересных людей. Общение с ними дает возможность развиваться: я ходил к Леше Макарову на спектакль «День выборов», был у Мыскиной на теннисе, посетил «Корсар» с Настей Волочковой…

     — Кстати, о Волочковой. Со стороны кажется, что отношения с ней складываются непросто… То ли дело Наташа Ионова, ваша партнерша по шоу «Звезды на льду»…

     — Сложно сравнивать. Наташа и Настя — два абсолютно разных человека. У каждой из них есть свои достоинства и недостатки, но я не хочу это обсуждать. Скажу лишь, что мне очень повезло с партнершами как в первом, так и во втором проекте. А с Наташей мы до сих пор общаемся и дружим — все изумительно.

     — В проекте вы каждую неделю готовите новую постановку. Сколько времени в неделю тратите на репетиции?

     — К сожалению, фигурное катание сейчас — не основная моя работа, поэтому очень много времени приходится проводить в Петербурге (Антон Сихарулидзе — депутат городского Законодательного собрания. — Ред.). Но мы стараемся тренироваться не менее двух раз в неделю. Обычно — по два часа в день.

     «Верю в российское фигурное катание»

     — Чулпан Хаматова показала себя в проекте так хорошо, что впору задуматься — не пополнить ли ей олимпийскую сборную России! Как на ваш взгляд, у кого из «ледниковых» дилетантов есть шансы прославить страну спортивными успехами?

     — Не думаю, что кто-то из пар проекта сможет войти в сборную России. Но молодому поколению определенно есть чему у них поучиться: исполняются сложнейшие элементы, поддержки, которые не каждые профессионалы включают в свои программы.

     — Вы неоднократно говорили о том, что российскому фигурному катанию нужны качественные изменения. Что вы имеете в виду?

     — Если фигурное катание будет брошено на выживание и исключительно энтузиазм самих тренеров, тогда на восстановление наших высоких позиций уйдет очень много времени. Многие хорошие тренеры уехали за границу только потому, что зарабатывают там в день столько же, сколько в России за месяц. Эту ситуацию надо выправлять.

     — Ну, дело же не только в деньгах. Те же телепроекты с участием фигуристов отрывают их от основной работы. Может, пусть лучше к Олимпийским играм готовятся?

     — Я бы не сказал, что проекты серьезно вредят подготовке спортсменов к чемпионатам. Ведь в шоу участвуют фигуристы, которые уже перешли в статус профессионалов и в любительских соревнованиях больше не участвуют. Так что для зрителей это возможность еще раз насладиться их катанием, а для подрастающего поколения — поучиться мастерству у олимпийских чемпионов.

     — Но, говорят, на следующей Олимпиаде России некого выставить — все лучшие фигуристы ушли…

     — Все процессы в природе являются колебательными. Если рассмотреть этапы развития фигурного катания в других странах, легко заметить, что когда-то доминировала Америка, а сейчас ее представителей практически не видно (за исключением спортсменов, с которыми занимаются русские тренеры). Далеко в прошлом остались выдающиеся успехи чехословацких фигуристов. Сейчас процесс некоего упадка дошел и до нашей державы. Впрочем, я верю, что он не будет продолжительным. Я верю в российское фигурное катание. Да, ушли многие лидеры, но ведь тренеры-то остались! Великая тренерская школа — это то, что есть в России и чего не было в США и бывшей ЧССР. А если есть тренеры, способные научить побеждать, то обязательно появятся спортсмены, которые снова будут это делать. Конечно же, потребуется время. Однако в любом случае рано или поздно российские фигуристы вернутся на вершину мирового пьедестала.

     «Друзья заходят ко мне в ресторан»

     — Вы сами не рановато покинули большой спорт?

     — Я не могу сказать, что решение уйти из спорта далось мне легко и безболезненно. Раздумывал очень и очень долго… Немаловажную роль в принятии решения сыграл и мой возраст. Я прекрасно понимал, что у профессиональных спортсменов срок недолгий, и рано или поздно необходимо будет уступить дорогу молодым. В качестве тренера я себя не видел. И потом — я очень устал от спорта…

     — Почему?

     — Во мне долгие годы жила и живет установка: я должен быть первым. Даже если это не турнир, а шоу — все равно первым. И это очень выматывает.

     — Поэтому вы подались в бизнес. Как идут дела в вашем ресторане «Сфинкс»?

     — Замечательно! Пока я ничего не собираюсь в нем менять.

     — А сами можете в случае чего заменить шеф-повара?

     — Я могу приготовить практически любое блюдо! Вот только времени свободного на это не бывает. Поэтому с друзьями мы собираемся у меня в ресторане. Летом любим выезжать на природу на шашлычок.

     — Расскажите, каким должен быть рацион и режим питания чемпиона.

     — Ничего особенного. Чтобы быть в форме, нужно стараться есть больше овощей и фруктов, пить натуральные соки. И, конечно, мясо — источник белка! Главное: стараться не есть после семи вечера.

     «Не понимаю, зачем нужна свадьба!»

     — Поклонниц у вас — хоть отбавляй. И все гадают: какие девушки вам нравятся?

     — У меня никогда не было определенного любимого типажа, я всегда стремился встретить девушку, о которой в полном смысле слова можно сказать: это МОЙ человек. Она должна быть для меня самая прекрасная, яркая, праздничная.

     — Что нужно, чтобы вы влюбились по-настоящему?

     — Должно быть притяжение к тому человеку, которого ты называешь любимым. То есть желание как можно больше находиться вместе с ним и, конечно же, наличие эмоций и тепла, которые ты хочешь отдать человеку и об этом никогда не пожалеть.

     — Вот Лена Бережная уже ребенка родила. А вам не пора завести семью?

     — Я очень рад за Лену! Мне искренне приятно, что она стала мамой. Каждая женщина должна стать мамой. Что касается меня, то у меня есть любимая девушка, ее зовут Надежда. Думаю, это именно тот человек, который мне нужен. Но я пока не готов жениться.

     — Боитесь ответственности?

     — Нет! Но практика показывает, что, как только появляется штамп в паспорте, тут же меняются отношения. И потом, я просто совершенно не понимаю, зачем нужна свадьба. Ради чего? Если моя девушка скажет, что она хочет свадьбу, потому что ей нужен праздник, мы устроим праздник в любой точке мира! Хочется платье? Может быть, лучше я ей машину куплю? Я готов сделать предложение, но только в том случае, если она окончательно замучает меня своим желанием: «Хочу замуж!»

Наталья Барсова
газета "МК-Питер", 5 декабря 2007г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz