Елена и Антон-профессионалы на льду
Елена Бережная: «Сложнее всего, когда тебя бросают»
Елена Бережная:
«Сложнее всего, когда тебя бросают»
 

     Визиту знаменитой фигуристки Елены Бережной в Ульяновск помог хоккей с мячом. Олимпийская чемпионка-2002 в парном катании, мужественно вернувшаяся в свое время в спорт после травмы головы, открывала у нас хоккейное первенство мира. Бережная приехала немного простуженной, тем не менее не только участвовала в торжественной церемонии на «Труде», но и в течение академического часа давала мастер-класс юным ульяновским фигуристам в спорткомплексе «Лидер». Показывала различные движения, упражнения. Предложила сделать волчок. Такую фигуру ребятишки не осилили. Елена упростила задачу: перешли на плавное вращение вокруг своей оси. Бережная помогала советом и действием, возилась с самыми маленькими, говорила:
– Не бойтесь! Все у вас получится. Наверное, тренеры не всегда остаются такими доброжелательными на льду, но подумалось, что и у Елены Викторовны получилось бы, занимайся она тренерской работой. Возможно, еще займется.
Об этом и многом другом она рассказала в нашей беседе.

     - Совсем скоро сильнейшим российским фигуристам предстоит стартовать на Олимпиаде в Ванкувере. Елена, как Вы оцениваете их выступление на чемпионате Европы в Таллине и олимпийские перспективы? В первую очередь спрашиваю про Плющенко и про спортивные пары, среди которых Вы сами когда-то выступали.

     - Женя Плющенко просто удивляет всех. Наверное, столько силы, таланта и упорства больше ни у кого из фигуристов нет. Вернуться после четырех лет отсутствия в спорте очень сложно. Тем более вернуться с таким блеском! Поэтому только он должен стать олимпийским чемпионом среди одиночников. Дай Бог, чтобы все выдержал. Очень, очень рада за Юку Кавагути и Сашу Смирнова, они заметно выросли за последний год. Выступили на чемпионате Европы очень достойно в парном катании. Причем даже не на все свои 100 процентов: у них есть резерв. Теперь появился хороший шанс успешно пройти Олимпиаду. В катании Кавагути и Смирнова появилось что-то новое, свое лицо. Они катаются уже как Юка и Саша, а не как абстрактная пара. Узнаваемы на льду. И видно, что сегодня готовы выступать, бороться – бойцы такие.

     - За счет чего проявилось это, как Вы говорите, лицо? Благодаря технике или какому-то эмоциональному раскрытию?

     - Естественно, здесь все вместе, но в основном, конечно, ребята раскрыли себя, и в первую очередь – Юка. Тут хореограф Таня Дручинина, которая постоянно с ними работает, вложила много сил. И не только она. Знаю, что к постановке короткой программы ребят привлекалась специалист балета из Мариинки. Такие серьезные люди именно с Юкой в основном занимались, и это дало свои плоды.

     - То есть прежде Кавагути была немножко зажатой?

     - Да, она всю жизнь такая вот. Как Тамара Николаевна Москвина, у которой и мы тренировались, называет – серая мышка. Но все мы были когда-то серыми мышками, и я такая же. Тоже была гадким утенком, если посмотреть какой-нибудь 1993 год моего катания.

     - Зато потом превращались на льду в лебедей…

     - К счастью, находятся люди, которые видят в тебе то, что можно открыть и показывать. Это большая заслуга всех тренеров.

     - Пресловутый четверной выброс Кавагути и Смирнова стал притчей во языцех. В чем его сложность и нужен ли он вообще? Вы сами прыгали четверной выброс?

     - Да, мы тоже пытались его делать с Сихарулидзе. Раз в жизни я прыгнула, на тренировке… Очень большой риск и для здоровья, и в смысле результатов выступления. При сегодняшней системе оценок в фигурном катании или ты делаешь сложный элемент чисто, или, если ошибаешься, сразу проигрываешь очень много. Рисковать, думаю, можно только в случае, когда совсем все на волоске: соперники откатались на самые лучшие баллы и требуется чем-то ответить. Тогда нужно делать все возможное и невозможное – другого пути для победы нет. А прыжок в четыре оборота отличается даже от тройного, как небо и земля.

     - Когда Вы пробовали четверной выброс, было страшно?

     - Ужасно страшно. Просто безумно. Вообще для меня самыми сложными элементами были те, когда меня бросали, кидали и поднимали. Ведь летать я не умею.

     - Прыжок или выброс – что сложнее для фигуристки?

     - Абсолютно разные вещи. Кому как.

     - А Вам?

     - (Задумывается). Даже не знаю… Наверное, выброс.

     - Интересная деталь. Цвета костюмов Кавагути и Смирнова в их сегодняшней произвольной программе повторяют цвета вашей пары в СолтЛейк-Сити 2002 года. Партнерша – в красном, партнер – в бирюзовом. Это случайность, или, может быть, Тамара Москвина специально для удачи выбрала?

     - Красное платье – платье победы. Полюбому. Придерживаться победных цветов – это правильно. Не только я на Олимпиаде-2002 выступала в красном. Вспомните потом Навку с Костомаровым: у Тани тоже было красное платье. Может быть, и Юке красное на Играх поможет. Не знаю точно, как Кавагути и Смирнов пришли к этим цветам в костюмах, зато Тамара Николаевна мне говорила, что первая часть их произвольной программы под «Сентиментальный вальс» Чайковского сделана в честь нас. Посвящается Бережной – Сихарулидзе.

     - Вы-то сочетание красный – бирюзовый как тогда выбрали?

     - Ну, Антон не бирюзовый был, а скорее серый, дымчатый такой. У нас сначала в произвольной были совсем другие костюмы. Прямо по ходу предолимпийского сезона мы вообще поменяли смысл этой программы на музыку Массне. И смысл, и акценты, и настроение. Добавили эмоций. Сделали более стильную композицию под классическую мелодию, и нам стало комфортнее кататься. Вместе с программой сменились и наши костюмы.

     - Все получилось очень удачно. Будем надеяться, что и Кавагути – Смирнову чемпионские цвета 2002 года помогут взять медали в Ванкувере.

     - Да, будем поддерживать ребят и верить, что Олимпиада завершится в нашу пользу.

     - Вашего избранника зовут Стивен Казинс. Он не родственник другому британцу – Робину Казинсу, олимпийскому чемпиону 1980 года?

     - Нет, они – однофамильцы.

     - Вы в Англию пока не перебираетесь?

     - Собирались. Дом у нас там, как и задумывали, теперь есть. Стивен все обустраивает. Но как бы еще не совсем готово.

     - Мы говорили о Плющенко. А Елена Бережная могла бы вернуться в большой спорт?

     - Сихарулидзе же нет на льду. С кем я буду кататься?

     - С Галустяном (партнер по шоу «Ледниковый период». – В.П.).

     - Только если на открытии Олимпиады в Сочи с театрализованным номером. Может быть, Миша рискнет.

     - Какие самые сложные элементы Вы сегодня исполняете на льду?

     - Самые сложные уже отсутствуют. Прыжки в несколько оборотов я, конечно, не тренирую.

     - Не собираетесь попробовать себя на тренерском поприще?

     - Думаю об этом. Через пару лет, может быть, все состоится.

     - В каких проектах Вы готовы принять участие? Возможно, сняться в кино?

     - Сняться в кино не предлагают. Выступаю в ледовых шоу, как Вы знаете. Вот пройдут все наши простуды, поедем на гастроли по стране со сказкой «Бременские музыканты», где я играю Принцессу. А вообще готова участвовать во всех социальных программах, которые поддерживают детский спорт. Развитие детского спорта – это большой открытый вопрос. В том числе во дворах, на спортплощадках. Все начинается со дворов, и спорт тоже, если он там присутствует. Все мы вышли из дворов. Многие – как я – из маленьких городов. В больших городах – другие правила. А в городках нашего детства все было просто. Ну и мне, конечно, повезло, что в моем Невинномысске оказался единственный тогда на весь Северный Кавказ каток. Кстати, наши ледовые шоу тоже подталкивают людей к занятию физкультурой. Многие пробуют встать на коньки, научиться кататься. Это и есть путь к здоровью. А спорт, конечно, вещь тяжелая, жесткая.

     - Что Вам запомнилось в Ульяновске?

     - Я впервые побывала в вашем городе, но слишком многого увидеть не смогла: времени было мало. Грандиозное впечатление осталось от нового Президентского моста. Волга прекрасная: я даже не ожидала увидеть такую широту.

     - Что скажете про наших юных фигуристок, с которыми занимались на мастер-классе?

     - Слышала, что они катаются только с сентября. Поэтому что говорить: очень много работать надо.

Владимир Пугачев, фото Александра Северова
газета «Симбирский курьер», 6 февраля 2010г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz