Елена и Антон-профессионалы на льду
Елена Бережная: «Отец Тристана руки и сердца мне не предлагал»
Елена Бережная: «Отец Тристана руки и сердца мне не предлагал»
 

     «За последние два года в моей жизни произошли большие перемены. Главное событие для меня, конечно, рождение сыночка Тристана», - говорит фигуристка, олимпийская чемпионка Елена Бережная. Мама прекрасного годовалого малыша, любимая и счастливая женщина – теперь она все делает ради своего ребенка. Например, учит кататься на коньках Диму Билана.

     - Лена, вашему сыну недавно исполнился годик, а вы уже вовсю работаете – участвуете в проекте «Звездный лед» на канале «Россия». Не хотелось подольше с сыном посидеть?

     - Да он и так почти все время со мной. Сын присутствует и на записи программ «Звездного льда». Ему все нравится, он смеется, хлопает в ладошки. Я считаю: если предлагают участие в таком интересном ледовом проекте, грех отказываться. Ведь это мое любимое дело! Да и финансовый вопрос немаловажен.

     - А партнера в шоу сами выбирали?

     - С самого начала я подумала: будет круто, если моим партнером станет Дима Билан! Так и вышло. Но трудно было представить себе, что Дима быстро освоит коньки. Однако он оказался способным, учится быстро, наверное, помогает то, что он хорошо катается на роликах. Жаль только, что времени маловато. Мы откатываем программу, потом нам предлагают музыку, а так как люди все занятые – много разъездов, командировок, - то порой приходится придумывать все в самолетах, а потом уж доводить до ума на льду.

     - Когда видишь, что вы делаете на льду с совершенно неопытным партнером, поражаешься вашему бесстрашию. Хотя чему удивляться! Достаточно вспомнить, как вы вернулись на лед после тяжелой травмы…

     - Мне тогда очень помог Антон Сихарулидзе…

     Именно в паре с Антоном Лена стала олимпийской чемпионкой. А раньше… Раньше она каталась с другим партнером. Пара тренировалась в Риге. И на одной из тренировок Лена получила тяжелую травму головы. Она перенесла сложнейшую операцию.

     - Антон Сихарулидзе, как только узнал о случившемся несчастье, сразу примчался к вам в Ригу…

     - На тот момент он был мне самым близким другом. Если бы с ним что-то случилось, я бы поступила точно так же. Но ему я безмерно благодарна.

     Лена тяжело восстанавливалась после травмы, первое время ей было трудно двигаться, разговаривать. Антон был рядом все время, пока Лена выздоравливала.

     - Как же вы решились снова выйти на лед?

     - Сначала мыслей, что мы с Антоном будем вместе кататься, не было. Но как-то приехали на каток, медленно скользили по льду… Потом решили: «А давай сделаем этот элемент!» Сделали, получилось, потом другой, третий, и все увидели, что я могу. Я сама себе удивлялась – никакого страха не было.

     - В 2003 году вы с Антоном ушли из любительского спорта. Сейчас общаетесь?

     - Мы были и остались близкими друзьями, мы знаем друг о друге все. Мы помогали и будет помогать друг другу. Когда я стала мамой, Антон первый поздравил меня. Он будет крестным моего сына.

     - А ведь все поклонники ожидали, что ваши отношения с Антоном приведут к свадьбе… Как же вы познакомились с вашим мужем, британским фигуристом Стивеном Казинсом, кстати, ведь он тоже принимал участие в проекте «Звездный лед»?

     - Ну, нас официально друг другу никто не представлял. Когда мы впервые встретились, Стивен был женат, и я особенно на него не смотрела. А во время последнего нашего турне мы стали больше общаться, и оказалось, что у нас много общих тем для разговоров, на многие вещи мы смотрим одинаково. Стивен был даже несколько удивлен: «Как это можно так легко, без какого-либо напряга общаться. Это просто здорово!»

     - И вы влюбились?

     - Всякие там Любови были для меня давно в прошлом. Я уже не смотрела на жизнь через розовые очки и никаких иллюзий не испытывала. Но я хорошо разбираюсь, что настоящее, а что фальшивое, твердо знаю, кто мне нужен, а к кому мне даже подходить не стоит. Я видела, что Стивен настоящий, что это мое.

     - У вас есть друг для друга ласковые имена?

     - Он меня называет Киса, он сам это имя придумал, ему оно очень нравится, и мне тоже, а я его зову Стивушка.

     - Он понимает эту особенность русского языка – уменьшительную форму имени? Ведь в английском такого нет.

     - Он специально брал уроки русского языка. Он вслушивается в речь на улицах, когда бывает в Москве и Питере. Ему хочется говорить по-русски, ему хочется понимать нас, разобраться, как мы живем.

     - В нашей суматошной жизни его что-то удивляет?

     - Вы правильно определили состояние нашей жизни. Вот это и удивляет. Первое время он недоумевал: «Как вы живете? Разве можно так жить? Сплошной сумбур». Сейчас привыкает, начинает понимать, что в нашей жизни нет ничего сверхъестественного, что и так можно жить, не обязательно молиться каждый раз перед едой.

     - Молиться?

     - Да, у него в прошлой семье это было. Они были слишком набожными, просто зациклены на религии.

     - С женой Стивен развелся?

     - Да, развелся. Они только пару лет были в браке.

     - И он сразу сделал вам предложение?

     - Не было никакого предложения, об этом даже речи не шло. Просто у нас возникло обоюдное желание быть вместе. Мы и стали жить вместе – то у него, то у меня.

     - Но со своими родителями-то он вас познакомил?

     - Да, конечно. Я приехала в Торонто – они сейчас там живут. Очень волновалась, переживала и за мой английский – он у меня скорее американский. А родители Стивена – британцы, у них совсем другой акцент. Первое время Стивен был переводчиком с британского английского на американский английский. Потом выяснилось, что волновалась не только я, но и они. Уж не знаю, какой они меня себе представляли! Может, думали, раз девушка из России, то будет нечто такое-эдакое (смеется). Но когда мы познакомились поближе, родители Стивена успокоились и были очень рады, что могут вести себя со мной естественно. Они оба на пенсии. Мама была педагогом-воспитателем в детском саду, а папа – электронщик. Он мастер на все руки, может и дом построить, и ремонт сделать. Если что-то кому-то нужно сделать на участке, воду провести, газон покосить, то он первый.

     - А Стивен с вашими родителями знаком?

     - Мои мама и папа вместе с моими братьями и тремя племянниками, которых мама после гибели их родителей взяла в нашу семью, по-прежнему живут в Невинномысске. Когда мама гостила у меня в Петербурге, я их со Стивеном познакомила, но языковой барьер стал для них настоящей проблемой. Мама любит поговорить, и она о многом хотела бы Стивена расспросить. Первое время они разговаривали через меня, потом мне это надоело, и я сказала: «Находите общий язык сами». Так они стали на пальцах объясняться. С папой Стивен так и не знаком, потому что до Невинномысска мы никак не доедем. Папа Стивена только по фотографиям знает.

     - Не ревнуете мужа, все-таки мужчина он видный?

     - Мне это чувство неведомо, потому что я ему полностью доверяю. Да он мне никакого повода для ревности и не давал. Правда, когда начинаю скучать, посылаю ему сообщения: «Приезжай, я ревную». На что Стивен всегда находит нужные слова, очень красивые, засыпает меня ими. Я успокаиваюсь и терпеливо жду его возвращения.

     - Как примерная жена, балуете мужа шедеврами русской кухни?

     - Вначале я все готовила: и блины, и оладушки, и щи, и борщи, и пельмени, и вареники. Стивен уплетал за обе щеки и нахваливал. А сейчас у меня времени совсем нет. Стивен понимает это и теперь сам готовит, кстати очень по-русски: открывает холодильник и их того, что там есть, придумывает кушанья. Получается быстро и вкусно.

     - Как Стивен воспринял известие о том, что станет отцом?

     - Сначала он среагировал не на это. Он завалил меня вопросами: «Как ты себя чувствуешь? Что тебе надо? Может, что-то привезти?» Он безумно волновался, очень трогательно за мной ухаживал. Сына я родила в родном городе Стивена, так что Тристанчик получил британский паспорт. Хотя и российское гражданство у него есть.

     - Имя сыну долго выбирали?

     - Я понимала, что русское имя вряд ли будет уместно. Иван Казинс – звучит, согласитесь, странно. Поэтому выбирала из уэльских имен, и Тристан мне очень понравилось. Мы ласково зовем сына Тристанчик, а другие – кто во что горазд: и Трис, и Триш.

     - Он уже начинает проявлять характер?

     - Он очень добродушный, много улыбается, любит играть, но внимания к себе требует, причем очень настойчиво. Появились капризы. Если игрушка упала под кровать, а ему нужна в этот момент именно она, то ее лучше немедленно достать, иначе он будет пищать так звонко, что уши в трубочку сворачиваются. Недавно Тристанчик стал по-новому выражать свои чувства: кричит, как дельфин, громко и пронзительно.

     - Капризам потокаете?

     - Мы солидарны с мужем в том, что капризы надо вовремя пресекать. Тристанчик же мальчик, а не какая-то там девочка, он не должен расти избалованным ребенком. Как только Стивен видит капризы, тут же берет дело в свои руки, проявляет строгость, причем сын его понимает скорее не на языковом уровне, а на интонационном. Сразу опускает голову и затихает – он уже четко улавливает, что если с мамой можно себе что-то позволить, то с папой это не пройдет.

     - В вашей петербургской квартире уже появилась детская комната?

     - Пока сыну детская особенно не нужна – он играет везде. Со временем мы оборудуем для него комнату, вот только не очень понятно, где именно – то ли у меня в Питере, то ли у Стивена в Британии.

     - Спортивный уголок в комнате будет?

     - Конечно. Футбольный мячик у нас уже есть, спортивная форма – тоже. Да и на льду сын уже выступал – в шоу «Ледяное сердце», которое прошло в Петербурге, я катала номер с Тристанком на руках.

     - Как отмечали 7 октября его первый день рождения?

     - В Москве – в детском клубе, который был украшен шариками, а в Питере к нам пришли друзья с детьми разного возраста. Они перевернули весь дом вверх дном, причем Тристанчик играл не последнюю роль в этом перевороте. Они умотали себя так, что на ногах уже стоять не могли.

     - А у вас силы остались отметить 11 октября собственный день рождения?

     - Я думаю, что теперь о нем придется забыть, во всяком случае о том, чтобы его шумно отмечать. Теперь на первом месте день рождения сына.

     -Елена, каким вы видите свое будущее лет этак через пять?

     - Через пару лет, думаю, в ледовых шоу участвовать перестану. Может быть, пойду в тренеры, а может быть, у меня появится другое дело в жизни. Ведь многие спортсмены находят себя в бизнесе, многие работают на телевидении…

     - А просто мамой можете себя представить?

     - Пока мне это представить себе трудно – я не умею сидеть на одном месте. Постоянные перелеты, смена не только городов, но и стран. Пока сын маленький, он летает со мной, но, когда он пойдет в школу, ему потребуется постоянное место жительства. Но быть просто мамой – это значит не работать. А ведь нужно ребенка на ноги ставить, образование ему хорошее дать. Поэтому нужно деньги зарабатывать!



Чтобы посмотреть фотографии в большом формате, нажмите на них

Татьяна Петренко, Зуфера Шеховцова, фото Саяра Юнисова.
журнал «ТВ Парк», №47(759), ноябрь 2008г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz