Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон Сихарулидзе: На свою олимпийскую победу никогда бы не поставил
Антон Сихарулидзе:
На свою олимпийскую победу никогда бы не поставил
 

 

     В октябре минувшего года блистательному фигуристу, олимпийскому чемпиону Солт-Лэйк-Сити в паре с Еленой Бережной Антону Сихарулидзе минуло тридцать лет. Что ни говори, а дата (в этом году, кстати, будет четверть века, как коренной петербуржец встал на коньки). Тем не менее Антон свой день рождения встретил и проводил совершенно буднично, погруженный в работу.

     Он тогда вдобавок ко всему был занят в телевизионном шоу Первого канала «Звезды на льду», поэтому 24 часов в сутках ему явно не хватало. И это несмотря на то, что активная соревновательная фаза спортивной карьеры у него вроде бы давно позади. Характер. Девизом Сихарулидзе на рыцарском щите должны стать слова «Ни минуты покоя!», шутят его друзья. И доля истины тут есть. Помимо всяких проектов, как связанных с фигурным катанием, так и нет, он накануне Нового года побывал еще в роли ведущего шоу Алексея Немова «Легенда о Спорте». Отъезжали они всей дружной командой от главного пресс-центра Лужников, и провожала их куча народу. Похожий на своего прототипа из знаменитой композиции «Чарли Чаплин», Антон с защитного цвета армейским вещмешком, выданным каждому участнику экспедиции, смотрелся в высшей степени кинематографично. «Это – парашют, - на полном серьезе вешал он лапшу на уши сопровождавшей его девушке. – На случай, если придется срочно покидать сцену при непредвиденных обстоятельствах». Ваш корреспондент, заглянув внутрь рюкзака, обнаружил, что там обычный солдатский запас продуктов: консервы, буханка черного хлеба, луковица, сгущенка, пачка печенья «Юбилейное» и котелок в придачу (к сожалению, пустой). Набор прикольный, если учесть, что шоу отправлялось в вояж чуть ли не на месяц.

     - Не маловато ли харчей для таких продолжительных гастролей? – спросил я у одетого не по сезону в легкое пижонское пальто Сихарулидзе, который на улице без устали похлопывал себя руками по бокам, приговаривая: «А мне не холодно! Совсем не холодно!..»

     - Думаете, не продержимся?

     - Боюсь, мародерствовать придется.

     - Нам не привыкать. Профессия прокормит. Пойдем в уличные скоморохи.

     - Что подтолкнуло вас к участию в проекте?

     - Леша Немов – мой друг, и этим все сказано. Я готов поддержать любое его начинание. В рамках соблюдения законности, естественно. Это очень здорово, что сейчас существуют такие шоу. Потому что век действующего спортсмена необычайно короток. А после каждый начинает мучительно размышлять, чем бы ему занять свои руки, ноги и голову. Боюсь, мне тоже скоро придется встать перед похожей проблемой. Ну а если гимнасты, фигуристы или акробаты могут продлить себе жизнь на спортивной арене с помощью подобных шоу, это же замечательно. Остается только тем людям, которые организовали такой праздник, то есть Леше и всем, кто его окружает, сказать огромное спасибо. Ведь это реально помогает спортсменам и дальше иметь работу, заниматься любимым делом.

     - Кроме ведущего, вам больше не доверили никакой роли в шоу?

     - Никаких рандатов, фляков, сальто и перелетов Ткачева я делать не умею, поэтому и не пытался. Моя главная задача как шоумена была не навредить, следуя заветам великих эскулапов. Надеюсь, мне это в какой-то мере удалось.

     - Однако вы неплохо владеете гимнастической терминологией, даже про перелет Ткачева в курсе. Откуда у вас такие познания?

     - Да, я немножечко знаю гимнастику. Во-первых, постоянно смотрю соревнования. Во-вторых, за Алешу всегда болел. Как же не знать спортсмену спорт?

     - У вас очень хорошо подвешен язык, вы легко выдаете экспромты – то, что нужно для ведущего.

     - Это единственное, что я умею делать, не прилагая никаких усилий (смеется).

     - А как оцените Евгения Плющенко и Ирину Слуцкую в роли конферансов программы «Звезды на льду»?

     - По школьной системе баллов? На пять, естественно. Потому что оценки сверх того – это уже чистой воды подхалимаж.

     - Со стороны казалось, что вас с Юлией Барсуковой слишком рано выкинули из проекта, вы только начали в нем прогрессировать.

     - Ну конечно, мы прогрессировали. Как, наверное, и все люди, которые стремятся к чему-либо. Но то, что нас остановили – это не самое страшное, что может быть на свете. Потому что… Потому что слишком много было всего вокруг этого. К тому же меня совершенно выбила из колеи неожиданная смена партнерш. Времени, чтобы достичь слаженности, катастрофически не хватило.

     - И вы не смогли в одиночку вытянуть программу?

     - Для гармоничного дуэта важен взаимный импульс - одному тут не потянуть, будь ты хоть семи пядей во лбу. Ведь и судьи больше внимания обращали на Юлю, чем на меня. Фигуристы там были преимущественно кариатидой, соревновались в основном наши партнеры из музыкально-театральной сферы. Поэтому в моем случае, очевидно, все должно было произойти так, как оно и произошло.

     - Не жалеете, что не добрались до финала?

     - Все было, повторяю, закономерно. Да я и сам, честно говоря, устал. Это очень сложно: начинать кататься с одной партнершей, вкладывать в работу много сил и эмоций, потом переключаться на другую.

     - Что было самым трудным в работе с партнершами-новичками?

     - Научить их кататься. Одновременно это было и самым опасным. Выступая с новичками, никогда не знаешь, чем это закончится, из-за чего постоянно приходилось перестраховываться, что шло в ущерб постановке.

     - А если все-таки их сравнить, кто потенциально сильнее как фигуристка – олимпийская чемпионка по художественной гимнастике Барсукова или певица Глюкоза?

     - Я не могу их сравнивать. Это невозможно. Юля Барсукова - сложившаяся спортсменка. Наташа Ионова - актер, душа, творчество. В идеале хорошо бы соединить их лучшие качества. Это было бы гениально. Но, к сожалению, нереально. Однако с обеими девушками я тренировался с искренним удовольствием.

     - Всех до сих пор мучает вопрос: вы там по-настоящему состязались или понарошку, чтобы народ зажечь?

     - Откровенно говоря, только на телевизионном экране и в представлении зрителей существовало наше непримиримое соперничество. Мы не рубились друг с другом, как в спорте. За кулисами так и вовсе была домашняя атмосфера, всеобщее братание. Для нас это было скорее удовольствие, хотя, надо признать, что проект все-таки затягивал и совсем не соревноваться не получалось.

     - Вспомните, что вас больше всего впечатлило на шоу?

     - Прекрасно помню, как меня выгнали из шоу. Это был интересный момент. Даже не знаю теперь, как его оценить - со знаком плюс или со знаком минус. Просто констатирую факт. Там каждый день возникало что-то интересное. Это был настоящий живой проект. Самый настоящий проект из всех существующих на земном шаре. Скучать было решительно некогда.

     - Стать фигуристом мирового класса – ваша мечта с детства?

     - Хорошо еще, что вы не спросили, не родился ли я с коньками на ногах (смеется). Не помню уже, о чем я мечтал в свои младые годы, но точно не о большом спорте и достижениях. Выспаться с утра хотелось – это да. Вы себя помните в 4-5-летнем возрасте? Что мы тогда вообще понимали. Я не замечал в себе особых достоинств и какой-то одержимости, желания непременно покорить олимп. А фигуристы, которых показывали по телевизору, всегда казались мне недостижимыми небожителями. Как звезды кино и эстрады.

     - Какими-то еще видами спорта увлекались?

     - В хоккей гонял во дворе. Могу и сейчас сыграть. В теннис немного стучу. Редко только на корты выбираться удается. В бильярд шары покатать – всегда с удовольствием.

     - Что у вас все-таки с продолжением карьеры?

     - Сейчас очень сложно сказать. Этот год мы точно откатаемся в шоу у Илюши Авербуха, которое пройдет по городам России. Представлений запланировано очень много - более сорока. Что будет дальше, никому не известно. Мы взрослые люди, может поменяться семейное положение и так далее. В паре с девушкой, у которой есть молодой человек, все непредсказуемо. (По нашей информации, Елена Бережная собралась замуж за известного английского фигуриста, 8-кратного чемпиона Великобритании в одиночном катании Стивена Казенса, и свадьба уже не за горами. – В. В.)

     - Вы не ревнуете Елену, с которой прокатались бок о бок столько лет?

     - Нисколько. Наоборот, всегда желал и желаю ей только счастья. Она этого достойна как никто другой. Мы с ней как брат и сестра, а это в моем понимании больше чем любовь.

     - Ваша необыкновенно романтическая история, когда вы ухаживали за Еленой, упавшей на тренировке с высоты человеческого роста головой на лед, подразумевает несколько иные отношения.

     - После этого между нами установилось не просто доверие, а полное взаимопонимание, чего, на мой взгляд, гораздо сложнее добиться, когда партнеров связывает роковая страсть или тайная влюбленность, подразумевающая невысказанные чувства. У нас не было недомолвок, двусмысленности в отношениях, и мне это казалось крайне симпатичным. Надеюсь, так и останется, несмотря на то что у каждого может образоваться своя семья, появиться дети и так далее.

     - Как и при каких обстоятельствах вы познакомились?

     - Все произошло достаточно банально. Мы впервые увиделись в 1995-м на льду Дворца спорта «Юбилейный». Лена тогда только переехала в Питер из Москвы, куда в 12 лет попала из Невинномысска (Ставропольский край. – В. В.), где родилась и выросла. Так ей хотелось тренироваться именно у Тамары Москвиной. Понятно, что ни друзей, ни знакомых у нее не было, да и город она знала весьма плохо. Я взял на себя роль гида, ввел ее в свой круг общения, мы стали регулярно встречаться, между нами завязалась настоящая дружба, которая длится по нынешний день.

     - Была ли спортивная корысть в ваших отношениях, проще говоря, собирались ли вы объединиться в пару на льду?

     - Нет, конечно. Про нас уместнее сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло. О совместной паре до той поры и мысли не появлялось. Лена каталась с Олегом Шляховым, я – с Машей Петровой. Разбивать спортивные пары считалось моветоном, слишком долго и трудно они создавались. Но, признаюсь, что собой и своими результатами я был очень недоволен. Намеревался даже вешать коньки на гвоздь. Далеко не все ладилось и у Лены со Шляховым. Однако никакой корысти в нас не было в помине.

     - Значит, все пошло с того рокового случая, когда Лену уронили на лед? Напомните немного ход событий.

     - Лена готовилась к чемпионату Европы в Риге. Там на тренировке все и произошло. Когда я узнал об этом, то бросил все и приехал туда. Она лежала в обычной многоместной палате, практически беспомощная. Как только стало возможным, я увез ее в Питер. О фигурном катании тогда никто не заикался. Тут бы адаптироваться к нормальной жизни, ходить и говорить научиться заново: у Леночки возникли проблемы с речью. Только спустя более полугода врачи разрешили ей легкие нагрузки. Мы стали просто кататься, для себя. Это нам показалось наиболее естественным. Ведь мы на льду, как рыбы в воде.

     - Если бы тогда принимали ставки на тотализатор, кто-нибудь поставил на вас, что вы вернетесь в строй, станете олимпийскими чемпионами?

     - Вряд ли. Я бы сам на себя не поставил. Мы просто тренировались по собственному почину, не помышляя ни о каких лаврах. Потихоньку стало кое-что получаться. Наконец рискнули обратиться к Тамаре Николаевне Москвиной, и она неожиданно согласилась взять нас в ученики. Это была совместная авантюра. Лена находилась под постоянным наблюдением врачей, которые, руководствуясь состоянием пациентки, в любой миг могли наложить вето на тренировки, и мы безропотно согласились бы с их вердиктом: здоровье дороже.

     - А как у вас сейчас обстоят дела на личном фронте? Про Сихарулидзе ходит много довольно противоречивых слухов и пересудов. Эта обратная сторона популярности не тяготит вас?

     - Сказать, что я одинок, было бы некоторым преувеличением. Поклонницы у меня есть. Но я не принадлежу никому – вообще терпеть не могу этого выражения. Наверное, пока не встретил ту единственную и неповторимую, которую ищут иногда всю жизнь. А к тому, что нам постоянно перемывают косточки, я привык. Меня это даже не слишком раздражает. Отношусь к этому как к издержкам публичной профессии. И потом, раз моя персона вызывает повышенный интерес, значит, я еще жив и на плаву.

     - Какой вы видите свою избранницу? Это будет девушка с данными топ-модели или вы не столь категоричны в своих требованиях?

     - Физические данные здесь абсолютно ни при чем. Это же не как в магазине: ты знаешь, какой фирмы тебе нужна вещь, идешь и берешь ее. Тогда все было бы слишком просто, точнее примитивно. Здесь важно взаимное притяжение, чтобы вначале пробежала искра, а потом произошел взрыв. Найти такого человека, да еще близкого тебе по духу, большая редкость и удача. Наверное, когда все перечисленное совпадает, это и есть счастье.

     - Почему не отмечали свое 30-летие?

     - Это для меня не событие. Праздник должен быть в душе, а я его не ощутил. В тот день, возможно, стоило поздравить моих родителей. Это целиком их заслуга. Я же просто появился на свет 30 лет тому назад без всякой инициативы со своей стороны... Да и все равно был занят, весь день шла съемка шоу, освободился уже ближе к ночи, весь опустошенный. Желание было одно: принять ванну - и в постель.

     - Вы сильно изменились за последние годы?

     - Естественно. Причем скорее внутренне, чем внешне. Я повзрослел духовно. Стал более зрелым, спокойным, не взрываюсь по пустякам. По крайней мере, мне так кажется. А раз кажется, то так оно и есть. Хотя у кого-то на этот счет, возможно, имеется совершенно противоположное мнение.

     - В роли тренера, воспитывающего будущих чемпионов, себя не видите?

     - Пока нет. Или уже нет. Хотя кто знает, как сложится судьба в дальнейшем. Вот сейчас ко мне посыпались просьбы от друзей, чтобы я научил их азам катания. Это меня больше прельщает, чем работа по контракту.

     - Обретя статус профессионала, вы стали более свободным?

     - Что-то я не заметил этого. По-прежнему занят круглые сутки всю неделю. У нас постоянная карусель: съемки сменяют репетиции, вслед за репетициями снова идут съемки. Проекты возникают, как в калейдоскопе. Пока силы и здоровье есть, надо работать, созидать, творить. Вот брошу окончательно кататься, передохну, оглянусь по сторонам, может, семьей обзаведусь. Хочется верить, что настоящая жизнь есть и за пределами ледового овала.

     - Чего ждать от вас публике в ближайшем будущем?

     - У меня далеко не все в жизни связано с выступлениями на льду и ожиданиями публики. Дел хватает и без того, причем в совершенно разных сферах деятельности. Занимаюсь, к примеру, бизнесом. Последний проект – открытие в Москве филиала часовой фирмы «Тирель», торгующей исключительно эксклюзивными экземплярами, каждый из которых стоит десятки тысяч долларов. На ценителя. В Санкт-Петербурге у меня свой ресторан («Сфинкс» у Московского вокзала. – В. В.).

     - Какой кухней потчуете посетителей и какую предпочитаете сами?

     - В ресторане довольно разнообразный стол и демократичные цены. Есть и европейские блюда, и японские. А сам я не привередлив. Отдаю дань простой пище: люблю соленья, домашние пельмени, салаты разные. Табу в еде для меня практически не существует.

     - Вы разрешаете себе маленькие слабости, как-то немного выпить, допустим?

     - Прежде бывало и такое. Фигуристы – вполне обычные люди, и ничто человеческое им не чуждо, когда это не во вред делу, понятно. Но в последнее время я отказался от алкоголя напрочь. Для меня это совершенно лишнее. Комплексов в общении не испытываю, я и так веселее любого пьяного. К тому же категорически нет свободного времени. Даже на нормальное питание.

     - Не собираетесь осесть в Москве?

     - Я подыскиваю себе в столице подходящую квартирку, поскольку надоело скитаться по гостиницам, последнее пристанище - «Украина» - на меня уже тоску нагоняет. Но изменять Питеру не собираюсь. Это родной для меня город, где все завязано на воспоминаниях. Другое дело, что в Москве приходится бывать подолгу и хочется как-то скрасить свое существование здесь хотя бы минимумом уюта.

     - Что бы вы пожелали нашим читателям?

     - Пусть у них будет море улыбок, море счастья, море денег. И самое главное, чтобы у вас всегда-всегда было хорошее настроение. Мы за состояние души. Берегите свое состояние души!

     Слова

     Елена Бережная:

     - Когда Антон после моего падения на лед в Риге зашел в больничную палату, я лежала обритая, в бинтах и во мне было килограммов тридцать от силы. Обрадовалась, конечно, но даже «спасибо» не могла сказать, поскольку на тот момент разучилась говорить. Помню ощущение неловкости и стыда от того, что нахожусь в таком виде. После этого мы очень сблизились, между нами установилось родство, союз, который с легкостью прошел испытание огнем, водой и медными трубами. По сравнению с тем, что мы пережили, все остальное было сущей мишурой, недостойной внимания.

     Наша справка

     Антон Тариэльевич Сихарулидзе. Родился 25 октября 1976 года в городе Ленинграде. Знак зодиака - Скорпион. Мама - Людмила Алексеевна Позднякова - ведущий инженер СПбГМТУ, отец - Тариэль Григорьевич Сихарулидзе - проректор СПбГМТУ. Сестра Марина (экономист), брат Александр (бизнесмен). Рост – 182 см, вес – 76 кг. На коньки встал в 4 года. Образование высшее. Хобби и увлечения: хоккей, теннис, бизнес, автомобили, бильярд. Тренер - Тамара Москвина. Профессионал с 2003 года. Заслуженный мастер спорта. Олимпийский чемпион 2002 года, серебряный призер Олимпиады-98, двукратный чемпион мира и Европы.


Владимир Васильев
газета «Россiя» , 25-31 января 2007г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz