Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон Сихарулидзе и Яна Лебедева: «Наша свадьба будет идеальной»
Антон Сихарулидзе и Яна Лебедева:
«Наша свадьба будет идеальной»
 

     Одна из самых красивых пар — олимпийский чемпион по фигурному катанию, а ныне депутат Государственной думы Антон Сихарулидзе и главный редактор портала TrendSpace.ru Яна Лебедева объявили о помолвке. Свадьба состоится в октябре, а пока влюбленные поговорили с ОК! о чувствах, славе и богатстве, а также о том, из чего гармонично сложились их отношения

     На летней веранде кафе, где мы встречаемся, несмотря на знойный полдень, заняты почти все столики. За одним из них Антон и Яна, почти неузнаваемые: он в темных очках, смешной серой футболке с желтой уточкой и клетчатых шортах, она в легкой шелковой блузе, джинсах, совсем без косметики, с забранными наверх волосами. На первый взгляд они очень разные: высокий, широкоплечий Антон и нежная миниатюрная Яна, но как только они начинают общаться, обмениваться трогательными «малыш», «ма-а-а-сь», сразу понимаешь, что общий типаж — дело второстепенное. Гораздо важнее внутреннее сходство и гармония. А ее Антон и Яна, кажется, достигли.

Прежде всего позвольте поздравить вас с предстоящей свадьбой. Как вы решились на такой шаг? Это было обдуманное решение или все случилось спонтанно?

Антон: Конечно, мы много раз говорили на тему будущего. И вот сейчас мы вплотную подошли к подготовительному этапу, увлеченно планируем нашу свадьбу, хотим сделать яркий, запоминающийся — словом, идеальный — праздник для себя, нашей семьи и друзей.

Яна: Сначала мы хотели устроить скромный ужин с небольшим количеством гостей, но в результате список разросся, и теперь это такая грандиозная история. (Смеется.) Мы решили, где будем отмечать, — далеко от Москвы. И конечно, мне шьют платье — Игорь Чапурин, мой дорогой друг, уже вовсю трудится.

Антон, а как вы сделали предложение?

Яна: Вот это, кстати, было для меня неожиданностью.

Антон: Я сделал Яне предложение накануне ее дня рождения. Мне, конечно, хотелось преподнести ей кольцо непосредственно в день рождения…

Яна: И украсть у меня праздник!

Антон: Но тогда мы бы всю жизнь праздновали два важнейших события в один день. И поэтому я решил не посягать на Янин персональный праздник. Я долго думал, как сделать предложение: с одной стороны, просто подарить кольцо и сказать хорошие слова мне показалось банальным, с другой — у Яны было предчувствие того, что произойдет, и поэтому любое отклонение от привычного хода вещей вызвало бы подозрения. (Улыбается.) Ну, грубо говоря, прихожу я в пятницу вечером и говорю: надень платье, сделай укладку и поедем на Воробьевы горы! С чего вдруг, зачем? Мне хотелось создать атмосферу загадочности. И вот я нашел кучу коробок разного размера: от самой большой до самой маленькой. Вставил их одну в другую, в каждую вложил по открытке, где описал те чувства, которые я испытываю к любимому человеку, перевязал коробки бантами… В общем, полдня у меня все это заняло. В самой маленькой коробочке, разумеется, было кольцо и открытка с надписью: «Стоп. Не открывать. Позвонить по номеру такому-то». Я рассчитывал, что Яна наберет этот номер, выйдет ко мне и я, глядя любимой в глаза, попрошу ее стать моей женой. Я дал задание водителю принести Яне коробку…

Яна: Я долго пытала водителя, кто ее отправил. Понимаете, когда в канун дня рождения тебе присылают огромную, буквально в человеческий рост, коробку, ты сразу думаешь, что это ваза или еще какой-нибудь очередной подарок. Но водитель не сдался. Потом, когда я уже дошла до маленькой коробочки, выяснилось, что у меня сел телефон, и я не могу позвонить по номеру, который был написан в открытке! В общем, поднялась легкая паника, но все это тем не менее было очень мило.

Антон: Потом она вышла ко мне и тут уже я сказал все, что думаю по этому поводу. (Улыбается.) И надел ей на палец колечко.

Как давно вы вместе?

Антон: Вы знаете, мы уже сбились со счета. Как-то мы пытались установить день, с которого можно было начать отсчет, но так и не определили его. И теперь отвечаем так: месяцев семь-восемь.

А при каких обстоятельствах произошло ваше знакомство?

Антон: В кругу друзей, случайно, как это зачастую и бывает.

Помните свое первое впечатление? О чем вы подумали, когда впервые увидели Яну?

Антон: Я помню каждую деталь, даже то, во что она была одета, что говорила...

Яна: Я в тот день сделала татуировку и пришла с замотанной рукой — наверное, поэтому и запомнил. (Смеется.) (На левом запястье у Яны вытатуировано Yanski — так называют ее американские друзья. — Прим. ОК!.)

Антон: Я помню все свои ощущения, но в тот день мы даже не обменялись телефонами. Во время следующей нашей встречи я уже, конечно, не растерялся и попросил ее номер.

Яна: На самом деле той встречи могло и не быть. Я опоздала на самолет в Нью-Йорк и задержалась в Москве на день. Пошла поужинать с друзьями и снова встретила Антона.

Вы сразу осознали, что это будет нечто большее, чем просто знакомство?

Яна: У меня практически не было времени проанализировать обстоятельства — все случилось очень быстро. Но есть шестое чувство, и вот оно подсказывало, что все происходящее — это не просто так.

А вы что-то знали об Антоне, его карьере фигуриста до знакомства?

Яна: Если честно, вообще ничего. (Смеется.) Клянусь! Но мы познакомились, и я стала узнавать его, и тогда Антон открылся для меня с новой стороны. Со временем я просто поняла, что это мой мужчина, я влюбилась и сейчас безумно его люблю. (Антон расплывается в улыбке, как Чеширский Кот, и целует Яну в щеку.) Принца на белом коне я себе никогда не рисовала, но Антон — мой идеал во всех отношениях. Начиная с того, как он заботится обо мне, и заканчивая тем, как он смотрит на жизнь, как размышляет. И это, наверное, моя самая большая гордость — что такой человек, как он, полюбил меня.

А как Антон смотрит на жизнь и как размышляет?

Яна: Он не пытается изменить меня, переделать, не стремится подавить мое, может, слишком эмансипированное я. Наоборот, дает советы по работе. Я не чувствую себя ущемленной.

Антон: Я недавно прочитал у моего любимого Канта следующее выражение: «Воспитание — это усовершенствование природы». Так вот, в Яне совершенна сама природа, поэтому улучшать ее не имеет никакого смысла. Мне проще смотреть на жену, наслаждаться ею, а не придумывать схемы того, как ее переделать.

Яна: И еще. Мне кажется, когда ты влюбляешься, в голове многое меняется. Ты начинаешь получать удовольствие оттого, что делаешь хорошо другому человеку. Мы сейчас обставляем дом, и то, что меня всегда в наименьшей степени волновало, теперь вызывает живой интерес. Мне приятно создавать уют в нашем с Антоном доме, делать нашу жизнь более комфортной и красивой. Сознание меняется. Ты вдруг понимаешь, что ты больше не один.

Вы разделяете интересы друг друга? Яна, вы, скажем, на коньках катаетесь?

Антон: Я-то как раз на коньках уже не катаюсь!

Яна: (Смеется.) Я на самом деле с детства не каталась на коньках.

А мода? Для Яны это профессия, а для вас, Антон?

Антон: Я прежде всего рад, что у Яны в жизни есть интерес, который настолько силен, что перерос в профессию. Мне приятно, что Яна развивается, занимается любимым делом.

Но гардероб вы себе сами подбираете?

Антон: Мы несколько раз ходили вместе по магазинам. Выбирали мне вещи. Выбрали, например, эти...

Яна: Шорты. (Смеется.)

Антон: Я хотел сказать кеды! Конечно, я прислушиваюсь к советам Яны, тем более что у нее хороший вкус. Но иногда приходится идти на компромиссы. (Улыбается.)

А в том, что касается образа жизни, компромиссы необходимы? Спортсмены обычно живут в спартанских условиях, журналисты ведут богемный образ жизни... Или все совсем не так?

Яна: Нет, не стоит мыслить стереотипами. Мы молодые люди, живем активно, много времени проводим дома, у родителей, но и любим гулять с друзьями, путешествовать.

Антон: А когда разлучаемся, посылаем друг другу вкусные эсэмэски. (Улыбается.)

Яна: Да, и фотографии!

Как, кстати, родители отреагировали на ваше решение пожениться?

Яна: Мои родители очень хорошо относятся к Антону, даже любят его.

Антон: А мои родители, затаив дыхание, следили за тем, как развиваются наши отношения. Когда я сказал им, что собираюсь сделать Яне предложение, они дико переживали, произойдет это в итоге, или нет, не передумаю ли я или Яна…Они терпеливо относились к тому, что творилось вокруг нас.

Яна: К тому, что писали в прессе.

Антон: Да, и это на самом деле большое счастье, что родители с обеих сторон так трепетно к нам относятся. Берегут наш мир.

Писали действительно разное, в частности, что вы для Антона хорошая партия (отец Яны – сенатор, крупный бизнесмен – прим. ОК!) и этот брак мог бы быть выгодным для обеих сторон. Как вы к подобным комментариям относитесь?

Яна: Надо ко всему относиться философски, особенно учитывая специфику моей профессии, а Антон вообще всю жизнь на виду. Не нужно обращать внимания на выпадки злопыхателей. То, что мы хотим рассказать публично, мы рассказываем. А то, что додумывают за нас другие люди, меня лично не волнует. Не могу сказать, что я вообще никак не реагирую на подобные высказывания, - это сложно. Но стараюсь не относиться к ним серьезно.

Антон: Я ожидал, что будет много вранья. Никто ведь не скажет о тебе лучше, чем ты есть на самом деле, это просто не интересно массовому читателю. Я был готов к негативу в свой адрес, поэтому сохранял спокойствие и больше беспокоился не за себя, а за родителей. Мы-то с Яной знаем, что происходит между нами, а они видят наши отношения со стороны, многое от них скрыто. Им было сложнее, чем нам. Они переживали, как бы эти нелепости не разрушили то хорошее, что у нас есть.

Яна: У моего отца все это вызывало бурю смеха – не более того. Если я и могла за кого-то переживать, так это за родителей, но они и не думали расстраиваться. То есть все это даже нельзя назвать испытанием. Просто где-то в параллельном мире существуют люди, распускающие про нас слухи, но все это нас не касается.

Яна, как вы думаете, вам, как представителю золотой молодежи, было сложнее или проще встретить своего человека?

Яна: Я вообще не понимаю словосочетание «золотая молодежь», честно. У меня есть круг друзей, нас связывают общие интересы. Но назвать нас праздными я не могу. Конечно, я благодарна родителям за те условия, в которых я выросла, за образование и воспитание, которое мне дали, но я не могу сказать, что я в чем-то подвела родителей или где-то схалтурила.

Антон, а звездный статус мешает или помогает в личной жизни?

Антон: Все, о чем мы сейчас говорим: звездный статус, желтые газетенки, золотая молодежь – не имеет никакого значения, если есть чувства. Как только появляется любовь, все вышеперечисленное перестает быть важным и остается только желание дарить любимому человеку счастье.

А зачем тогда вообще жениться? Сам факт свадьбы зачем?

Антон: Еще год назад я задавал себе тот же вопрос. Но сейчас могу ответить: все очень просто. Когда ты любишь человека, ты не спрашиваешь себя об этом. А вот если такой вопрос возникает, есть повод побеспокоиться.

Яна: Я абсолютно согласна. Любая история требует развития, толчка – таков закон жизни. И нужна некая отправная точка, после которой начнется что-то глобальное: семья, дети. Моя подруга написала на моем сайте большой пост о том, зачем девушки выходят замуж. И вот она сказала, что просто очень хочется доказать любимому человеку, что ты готова прожить с ним всю жизнь. Сам факт свадьбы никак не отражается на отношениях или в быту, но говорит о чистоте намерений. Я в это верю.

Вам всего 24 года, вы строите карьеру, дети входят в ваши ближайшие планы?

Яна: Не понимаю, как можно быть к этому готовой. Я люблю Антона и хочу, чтобы у нас были дети, чтобы они росли в той же любви, в которой росли мы. И думаю, Антон хочет того же.

Антон: Я не просто хочу, я знаю, что это обязательно случится.

Антон, можете, ну например, в пяти словах охарактеризовать свою невесту? Яна, она какая?

Антон: (Считает в уме, загибая пальцы.) Могу в четырех. Яна. Это. Комочек. Счастья.

Чтобы посмотреть фотографии в большом формате, нажмите на них

журнал «OK!», №31 (246) 2011 от 4 августа 2011г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz