Елена и Антон-профессионалы на льду
Статья «Новая программа Антона Сихарулидзе: кушать подано!»
«Новая программа Антона Сихарулидзе: кушать подано!»  

 

что бывает, когда фигуристы становятся рестораторами

По пути на встречу с одним фигуристом, запросто можно встретить другого. Так, прямо на Невском я столкнулся с Алексеем Ягудиным. "Вы случайно не из ресторана Сихарулидзе?" - поинтересовался у олимпийского чемпиона. "Оттуда", - ответил Алексей.

Для тех, кто не знает: Антон Сихарулидзе, тоже олимпийский чемпион, но в паре с Еленой Бережной, неоднократный чемпион мира и Европы по фигурному катанию открыл в центре Петербурга ресторан. И пропадает там теперь с утра до вечера.

А как же фигурное катание? - спросите вы. Оно никуда из его жизни не исчезло. Сихарулидзе по-прежнему катается с Бережной - но уже в профессионалах.

Ресторан, которым владеет Антон Сихарулидзе, расположен напротив Московского вокзала. Называется "Сфинкс". Обстановка вполне презентабельная, народу много. А вот и сам ресторатор.

Одним сфинксом больше

- У меня сейчас нет выступлений, поэтому каждый день провожу в ресторане, -- объясняет фигурист. - Работы тут очень много, новое дело требует нервов и времени, потому что хочется сделать все удобно для людей.

- Но вам, похоже, нравится...

- Я каждое утро просыпаюсь счастливый, бегу сюда и начинаю заниматься разными делами, о которых еще недавно понятия не имел.

- Получается?

- Ну как вам сказать... Все приходит с опытом. Главное, что мне это доставляет удовольствие.

- Когда открылся ваш ресторан?

- 1 мая. Но настоящее открытие-презентацию мы устроим немного позже. Сейчас к ней готовимся.

- "Сфинкс" - откуда такое название?

- Название - такая вещь... Оно обычно рождается из облаков. В Петербурге ведь много сфинксов. Ну и потом сфинкс - доброе, могучее и уверенное в себе существо. В общем, в самый раз.

- Я слышал, что у вас тут нечто среднее между рестораном и кафе...

- Мы тоже чаще говорим "кафе". Слово "ресторан" как-то отпугивает людей. Они думают: раз ресторан - значит, дорого. Хотя у нас очень лояльные цены. А, вообще, какая разница, как называется заведение? Главное, чтобы люди получали удовольствие и ту еду, которую захотят.

- Были другие мысли по поводу того, куда вложить заработанные в спорте деньги?

- Знаете, когда есть деньги, то мыслей, куда их вложить, всегда много. Может, в дальнейшем мы еще что-нибудь придумаем, но пока будем заниматься рестораном. Это пробный шар, наш первый серьезный бизнес.

- Он, я так понял, совместный?

- Да, у меня есть компаньон. Он никак не связан с фигурным катанием. Но без него мне было бы трудно, так как проект достаточно дорогой и требующий большого внимания. Одна голова - хорошо, а две - лучше.

- Довольны тем, как идет бизнес?

- Полностью. Посетителей с каждой неделей становится все больше. Есть постояльцы. Ни одного плохого отзыва я еще не слышал - это чистейшая правда. Наоборот, книга отзывов забита благодарностями. Да я и сам тут ем каждый день. И пока не надоело.

- А кто готовит?

- У нас повара, которые раньше работали в пятизвездочных отелях и крутых ресторанах. Конечно, всегда есть моменты, которые хочется улучшить, но, с другой стороны, за один месяц трудно сделать все безупречно.

- А стиль у вас тут какой-то -- восточный, что ли?

- Египетский. По крайней мере, его отголоски. Мне нравится этот стиль - он достаточно теплый, уютный и в то же время далекий от официоза.

В России научились делать шоу

- Итак, ваш бизнес процветает. Сколько процентов успеха вы бы отнесли на счет своей популярности?

- Сегодня мне сложно об этом говорить. Но такой процент существует. Если в дальнейшем мы будем удовлетворять посетителей качеством пищи и ценами, то, думаю, еще больше народу узнает о том, что фигурист Сихарулидзе открыл ресторан. Хотя у популярности есть обратная сторона. Вот у меня, например, сейчас нет права на ошибку. Потому что, когда ресторан открывает какой-нибудь неизвестный человек, его промахов никто не замечает, а если прокол случится у меня, то о нем очень скоро узнают все.

- Фигуристом быть легче?

- Да нет. В каждом деле своя специфика. И на льду выступать ничуть не легче. Просто вы должны понимать, что на льду я катался 25 лет, чтобы чего-то добиться, а здесь работаю всего месяц. Конечно, сложно приспособиться. Я лично хочу, чтобы наш ресторан был рестораном для всех: для богатых, для бедных, для средних. Чтобы люди приходили сюда и возвращались. Для этого и место в центре города выбрали.

- Как удается совмещать ресторан с фигурным катанием?

- Знаете, если разумно к этому подходить, то можно. Но только с профессиональным фигурным катанием - о любительском речь не идет. У меня, например, сейчас перерыв до октября, и я могу спокойно заниматься делами ресторана.

- А что будет в октябре?

- У нас с Леной пошел последний год контракта с шоу Stars on ice. Оно завершается весной. Потом будет рассматривать предложения, взвешивать "за" и "против", смотреть, что вообще происходит с фигурным катанием в Америке. Пока сложно сказать, будем ли мы с Леной кататься - я имею в виду Штаты. В России-то будем точно.

- А что, в России научились делать хорошие шоу?

- В России сейчас бум фигурного катания. Причем небывалый. Я недавно проехал в "Туре Ильи Авербуха" по разным городам страны и увидел это собственными глазами. Так что будущее у наших шоу есть. Появилось много спонсоров: они поняли, что на шоу можно рекламироваться, зарабатывать. Да и нам, спортсменам, - и это не пустые слова - намного интереснее выступать дома, чем за границей.

- И заработать на шоу можно?

- Вы имеете в виду фигуристов? Конечно, можно. Никто не занимается благотворительностью. Все понимают: человек делает свою работу хорошо тогда, когда за нее платят.

Кажется, я созрел для семьи

- Как долго вы с Леной собираетесь еще кататься?

- Вы знаете, долго. У нас сейчас, можно сказать, самый пик - мы находим новые "фишки", которые не могли использовать, когда были спортсменами, творим, много экспериментируем... Недавно вот сделали программы с элементами хип-хопа, диско - и другие ребята начали за нами повторять. Нам это очень приятно.

- Журналисты все время вас с Леной женят. Я хотел спросить: бренд "Бережная -- Сихарулидзе" существует, пока есть фигурное катание, или вас связывает нечто большее?

- Нас связывают очень теплые отношения. Мне понравился в этом плане один ответ Лены. Ее как-то спросили журналисты: а как же ваша любовь и все такое? А она говорит: "Вы знаете, наши с Антоном отношения уже переросли любовь. Понимаете? Мы с ней как родственники, как люди, которые любят друг друга. Брат и сестра, скажем. Думаю, по жизни мы будем идти рядом. То, что мы пережили, то, чего добились в спорте, нельзя просто так забыть и выбросить. Это останется с нами навсегда.

- Лена как-то участвовала в открытии ресторана?

- Она была с нами. Я же говорю: мы не расстаемся. Возможно, в будущем мы будем осваивать с Леной какие-то новые направления в бизнесе, может, придумаем что-то еще... Пока забот хватает.

- Помнится, будучи спортсменом, вы открыто завидовали простым смертным: говорили, дескать, люди в моем возрасте уже детей рожают, а меня все про Олимпиады журналисты спрашивают...

- Да, было такое. Я просто считаю, что всему свое время. Определенному роду деятельности отведено определенное количество лет и определенный возраст. Да, мы можем с Леной кататься в шоу, делать какие-то выступления, но, что касается большого спорта, тот тут, без сомнения, пора уступать дорогу молодым. Да что значит "уступать дорогу"? Они и сами тебя обгонят. Выигрывать все по второму, по третьему, по четвертому кругу не только неинтересно, но и не имеет смысла. А мужчина в зрелом возрасте - а я себя именно в таком возрасте ощущаю (в октябре Антону исполнится 29 лет. - Ред.), - на мой взгляд, уже должен заниматься другими вещами Я, например, все чаще задумываюсь о создании семьи. Я, как мне кажется, созрел для нее...

- Раньше не задумывались?

- Всерьез - нет. Когда занимаешься спортом, борешься за медали, все остальное отходит на второй план.

Из фигурного катания исчезла красота

- То есть не жалеете с Леной, что оставили любительский спорт после Олимпиады 2002 года?

- Нисколько. И даже хвалю нас за такое решение. Сразу открылись новые стороны жизни, появились новые интересы. Не может же человек все время жить одинаково. Я очень доволен. Да и Ленка счастлива.

- А я думал, что вас подтолкнула к уходу из спорта история с вручением двух комплектов золотых наград, случившаяся в Солт-Лейк-Сити (на Олимпийских играх 2002 года чемпионами были объявлены не только Бережная - Сихарулидзе, но и их канадские соперники Джами Сале и Дэвид Пеллетье. - Ред.).

- Да нет, что вы! Я уже даже и не помню, что там произошло, - столько воды с тех пор утекло, столько событий разных случилось... Я иногда думаю: хорошо, что так произошло. Может, благодаря этой истории мы и стали такими популярными. Так бы выиграли "золото", получили медали, и опять бы все сказали: ну вот, снова русские победили. А так - романтика (улыбается)!

- Вы бы хотели кататься в любителях сейчас, когда действует новая система судейства?

- Мне, честно говоря, она не нравится. И не нравится, как сейчас проводятся соревнования. Но дело не только во мне - и зрителей на них стало меньше. Мое мнение: надо было оставить все так, как есть. А то, что они такими мерами якобы решили бороться с коррупцией, то это бред: коррупция существует во всех областях человеческой жизни.

- Может, Международный союз конькобежцев решил таким образом бороться с русской гегемонией в фигурном катании?

- Я не знаю, с кем он там решил бороться. Но то, что поменялся характер соревнований - прежде всего в парном катании - это факт. Напридумывали каких-то поддержек, обязательных элементов... И никто их исполнить не может. Я-то понимаю: чтобы исполнять на высоком уровне такие поддержки, нужно весь год только ими и заниматься. А ведь в парном катании много других элементов - оно отличается элегантностью, артистизмом. Ничего этого сегодня нет. Что мы видим? Программы грязные, непроработанные, фигуристы мучаются. Есть набор элементов, за которые ставят оценки, а красоты катания нет. Она исчезает. И зрители ничего не понимают. Грустно все это...

Кстати

Блюдо от Антона Сихарулидзе

- У нас есть угощение под названием "Суперсфинкс" - это блюдо на двоих. 1000 граммов. Там есть свинина, кебаб из говядины, шашлык из куры, филе куры-гриль. Подается это все в ассорти с овощным салатом, соусом, булочками, картофелем-фри и рисом. Блюдо идеально подходит для уютной теплой атмосферы. Берется большая тарелка, приборы - и вперед. Запить "Суперсфинкс" можно пивом - Сarlsberg, Holsten, "Балтика", кому какое больше нравится. Я уже пробовал, мне нравится.

Кирилл Легков
портал "Невский Спорт", 27 июня 2005г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz