Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон в программе "Люди и Страсти"

  Антон в программе "Люди и Страсти"

 

 

      В 81 году, сразу после Московской Олимпиады, сюда приходил мальчик, и у него была страстная мечта - стать олимпийским чемпионом. Мечта сбылась.

     Антон Сихарулидзе. Родился в 1976 году в Санкт-Петербурге. Фигурным катанием занимается с четырех лет. Тренируется у Тамары Москвиной. Четырехкратный чемпион России, двукратный чемпион Европы, двукратный чемпион мира по фигурному катанию. На олимпийских играх в Нагано в 1998 году в паре с Еленой Бережной стал серебряным призером. На трудной Олимпиаде в SLC в феврале этого года дуэт завоевал золотые олимпийские медали. На чемпионат мира в Нагано пара Сихарулидзе - Бережная не поехали. Они объявили, что оставляют большой спорт. Но могут вернуться через два года, чтобы завоевать золото на Олимпиаде 2006 в Турине. На отдыхе Антон Сихарулидзе любит аристократические игры с мячом: теннис и бильярд.

     - О том, что вы начали кататься на коньках и заниматься фигурным катанием с четырех лет знает весь Петербург, вся Россия, весь мир. А вот о том, что вы когда-то первый раз взяли в руки бильярдный кий, об этом знает мало кто. Когда это произошло?

     - Ой, это на самом деле давно произошло. Я думаю, мне было лет 16-15 наверное. Дворец Спорта СКА такой есть у нас рядом с Юбилейным и там внутри было маленькое кафе, и в нем стоял бильярдный стол. И я со старшими ребятами ходил и играл в бильярд. Точнее, не играл в бильярд, а пытался попасть по шарам.

     - Кто вас привел?

     - Старшее поколение. Тоже спортсмены все.

     - А что давал бильярд вот тогда? Это был запретный плод или...

     - Нет, никакого запретного плода не было. Ну, я думаю, что прежде всего тогда, когда тебе 15 лет и ты ходишь играть в бильярд, для меня это было что-то типа как будто бы я стал взрослым. То есть ты уже взрослый. Ты уже серьезный человек, играешь в бильярд и так далее.

     - Азартная игра. Вы азартный человек?

     - Я азартный человек, но бильярд для меня не особо азартный. Просто мне хочется что-то попробовать, научиться забивать шары, потому что я, на самом деле, очень не люблю проигрывать ни в одну игру.

     - Ну, это и есть азарт!

     - Ненавижу проигрывать, а проигрываю в бильярд много, потому что играю я плохо и непостоянно, как обычный человек с улицы, который играет в бильярд. Ну, меня подучивают чуть-чуть. Один раз были в Москве, пришли в один серьезный бильярдный клуб к нашим друзьям. Там были профессионалы. Я не могу судить об их уровне, но на российском уровне они очень серьезные игроки - участвуют в турнирах.. Они меня чуть-чуть поучили, но, правда, пока что без толку, потому что бильярд - это такая вещь, насколько я понимаю, что нужно играть все время. В общем, как и фигурное катание, как и любой другой вид спорта. Нужно играть каждый день, играть много и только тогда ты сможешь овладеть вопросом.

     - А какие еще данные, на ваш взгляд, нужны именно для того, чтобы играть в бильярд серьезно? Физические, умственные данные?

     - Мне кажется, умственные данные нужны в любой игре и вообще в жизни они, на самом деле, пригодятся. А в бильярде, в основном, мне кажется, это практика и должен быть человек, который будет тебе помогать. Потому что есть определенные законы, каноны - как бить, куда бить, как летит шар, как его вкручивать. Я думаю, что, в принципе, как и в любом деле, нужен просто наставник, который будет тебе помогать или человек, который хотя бы уже знает, что делать.

     - А с кем бы из олимпийской сборной России, предположим, вы бы хотели сыграть на бильярде?

     - Из олимпийской сборной России я мог бы сыграть с любым на бильярде, но, конечно же, хочется играть со своими друзьями. У меня большой друг мой - это Женя Плющенко. Я с ним дружу уже давно и очень преданно. Мы с ним играли в бильярд.

     - И кто выигрывал?

     - И я, и он выигрывал. Но в основном, по-моему, он, потому что он чуть больше, чем я, играет в бильярд. На самом деле, я не такой большой бильярдист. Я просто люблю иногда придти и поиграть.

     - А, скажем, из Олимпийского комитета с кем-нибудь хотели бы на бильярде сыграть?

     - Ха-ха-ха (презрительно). Нуу, мне тяжело сказать. Я могу, конечно, сыграть и с Тягачевым на бильярде, если он согласится. Вот. Но больше предпочитаю играть в бильярд со своими друзьями, потому что это своего рода отдых и хочется отдыхать с друзьями, а не с официальными лицами.

     - Значит, это все-таки официальное лицо. Казалось бы, комитет же должен заботиться о спортсменах, в сборной должны быть отношения ближе, чем официальные.

     - Да, и отчасти многие люди пытаются заботиться и со многими людьми у нас намного ближе отношения, чем просто с официальными лицами. Но не со всеми.

     - Понятно. А вы чувствовали вообще заботу? Вот вы сказали «не люблю проигрывать». Ну а, наверное, в деле жизни, в фигурном катании, это особенно неприятно. Вы чувствовали какую-то поддержку, когда пошла вот та волна всяких интервью, разоблачений, кто кому подсуживал, кто на кого давил?

     - Вы знаете, на самом деле тяжело отвечать на этот вопрос, потому что, я думаю, что неправильно будет сказать, и то, что я не чувствовал эту поддержку, но и неправильно будет говорить, что все вокруг нас поддерживали, все руководство ходило и добивалось какой-либо цели - так тоже нельзя говорить. Поэтому 50 на 50. Но, конечно же, люди-руководители пытались как-то помочь, хотя я толком не знаю даже как. Потому что это уже какие-то политические вопросы. Я на самом деле еще пока не политик. Им видней, как они пытались помочь. Это, наверное, надо у них спросить. Но такого не было, чтобы каждую минуту я ощущал какую-то поддержку с их стороны. Больше всех нам помогала Тамара Николаевна и очень большую роль в нашем успокоении сыграл Слава Фетисов.

     - А все-таки нужно было успокоение?

     - Ну конечно нужно! Потому что это неприятно. Я каждое утро включаю телевизор - там скандал. И, конечно же, в любом случае, в таких ситуациях любому человеку нужна поддержка, потому что ты вроде как выиграл, у тебя золотая медаль, а не ощущаешь полностью этого праздника из-за того, что он смазан вот такими скандалами и, я думаю, что очень большие, влиятельные, богатые персоны замешаны в этом скандале. Я думаю, им было это просто на руку.

     - А чем Фетисов помог?

     - Мы просто встретились со Славой, когда мы начали разговаривать с Тамарой Николаевной и просили ее чуть ли не купить нам билеты, чтобы мы уехали оттуда домой, потому что нам это надоело и так далее. И мы случайно встретили Славу Фетисова, и он в хоккейной манере, по-мужски нам говорит: "Ребята, да вы лучшие, вы что!". И вот такую фразу он еще сказал: "Есть хороший автомобиль. Тойота - хороший автомобиль. Но нельзя сравнивать Тойоту с Мерседесом". И его настрой, его некоторые фразы меня как-то так приподняли.

     - И тогда вы уже поднимались на тот пьедестал второй раз. Это, наверно, тоже тяжело.

     - Да нет, на самом деле мне не особо тяжело было, потому что я - спортсмен, я - молодой парень и для меня приятно каждый раз подниматься на высшую ступень пьедестала и слышать свой гимн.

     - Но вчетвером...

     - А это уже неважно. Я то думаю о себе, о своей партнерше. А кто еще рядом будет стоять... Потому что, если вложить еще немного денег, могли бы туда еще одну пару засунуть.

     - Но китайцы ведь на это награждение не пришли.

     - Я думаю, не совсем правильно с их стороны, потому что это называлось церемония награждения парного катания. А китайцы катались в паре и в парном катании завоевали бронзовую медаль. Так почему же ты не должен идти на церемонию награждения, получать свою же медаль? Я думаю, что это не совсем правильно. Потому что это не называлось церемонией награждения канадцев золотой медалью!

     - Но она же была повторная!

     - Ну, это уже не важно. Ее могли еще пять раз повторить. Я еще раз говорю, если бы подключили еще таких же влиятельных людей, как там были задействованы, как я понимаю, со стороны Канады, то, наверное, еще и американцы могли бы подключить таких людей. Можно было и вшестером стоять на пьедестале.

     - Психологически, что было труднее: вот этот скандал с медалями в 2002 году или события после чемпионата Европы?

     - На самом деле было сложнее после чемпионата Европы. Сейчас это другая уже история. Я однозначно уже понимаю, что, еще раз повторяю, это чисто такая политика, чисто коммерция. То есть нашлись люди, которым было выгодно сделать так, чтобы было двое Олимпийских чемпионов. И им это будет выгодно. У них будут раскупаться билеты на шоу, они будут зарабатывать на этом деньги. Вложили серьезные деньги в это дело и решили вопрос, скажем так. Я не могу утверждать, это мои просто мысли. После чемпионата Европы это же было все намного серьезней, потому что тогда был спорт и мы выиграли. Когда человек ест таблетки от простуды, которые купил просто в магазине, в обычном магазине, и у него появляется какая-то "милиграммусечка" какого-то препарата, который влияет на допинг.. Это обидно, причем, в этот же вечер эта комиссия допинговая принимает решение, что этого препарата можно использовать еще на 0,5% больше.

     - А закон обратной силы не имеет, поэтому...

     - Да, да. Это было на самом деле обидно, но больше всего, я думаю, было обидно Лене. Потому что из-за того, что человек съел таблетку для того, чтобы не болеть простудой, его ловят на допинге - это немножечко неправильно. Ну, я в той ситуации тогда вообще сказал, что не хочу ничего знать. То есть я толком даже ничего не знаю. Потому что я понимал, что если начать сейчас в этом копаться, это будет разбирательство надолго, а это бессмысленно.

     - Лучше идти вперед.

     - Да. Мне начинала там рассказывать Тамара Николаевна, Лена, как все произошло. Президенты федерации подходили, говорили «объясните». Я говорил, что вообще ничего не хочу слышать, мне все равно что было, давайте это просто забудем и будем дальше кататься. Мы все равно у всех выиграем. Ну, так и получилось.

     - Вот и сейчас вы смотрите вперед. Что вы видите впереди, по крайней мере, на ближайшие 2-3-4 года?

     - Ну, сейчас мне хочется в ближайшие годы как-то попробовать организовать свою личную жизнь. Хотя бы организовать свое жилье в Санкт-Петербурге. Я никогда этим не занимался, у меня не было даже времени просто заниматься жильем. И как бы как жил, так и жил. Вообще не задумывался, где я живу, как я живу. Моя основная задача была - тренироваться и складывать в папин музей медали. А сейчас мне хочется немножечко просто ощутить себя человеком, что я живу в этом городе, что мне здесь здорово, что у меня есть друзья, у меня есть родители. Провести время с ними. Отдыхать, потому что я, допустим, за свою жизнь, по-моему, сейчас скажу... два раза отдыхал. Вообще за всю свою жизнь! Правда, я не так много живу, 25 лет - это не так много, но все равно.

     - Для меня наслаждение жизнью - это когда у меня нету головных болей о том, что у меня завтра опять турнир, послезавтра я уезжаю с этого турнира, через неделю у меня еще один турнир. Это головная боль, серьезно.

     - Ну а какую музыку ты слушаешь?

     - Музыку - любую. Мне вообще нравится музыка. Музыка везде со мной рядом - и дома, и в машине, и на льду. То есть музыку я люблю, и она как-то помогает жить - бодрит.

     - Любую. Не важно - русская, американская?

     - Пожалуй, даже русскую больше. Может, это связано с тем, что два года я слушал американскую музыку, живя в Нью-Йорке и, наверное, когда я сейчас сюда приехал, было голодание по русской музыке. Мне нравится русская музыка. Я не хочу судить, хорошая она или плохая, мне она просто нравится и все. Мне нравится, потому что это понятный текст, близкий нам, нашему духу. Я слушаю и мне здорово.

     - А правда, что вы в детстве стихи писали?

     - Ну, чуть-чуть пытался писать. Это не то, что стихи, это я читал стихи серьезных поэтов, ну и потом их переделывал и получалочь, что это мои стихи. И людям рассказывал, что это я написал. Но пытался, во всяком случае, мысль была.

     - Но кого вы переделывали, как это выглядело?

     - Я не буду рассказывать!

     - Почему?!

     - Ну, зачем это надо? Ну, пытался, брал стихи даже из школьной программы кое-какие и их переделывал, а потом говорил, что мои. Но, я думаю, что взрослые люди узнавали их. Потому что все равно я их немного переделывал. Но мне это нравилось, потому что это здорово. Одна мысль, что ты хочешь это сделать, что ты пытаешься это сделать - это уже здорово.

     - На самом деле, вы зря так стесняетесь, потому что существует целое литературное направление в виде постмодернизма, которое именно занимается тем, что берет цитаты, вставляет в свежие произведения...

     - Я понимаю...

     - Ну а какие стихи вы переделывали. Ну, один примерчик? Какие стихи? Пушкина?

     - ... золотится осень, девушки и парни вместе... (что-то ещё пробурчал себе под нос)

     - А я не знаю, кого вы переделали...

     - Я уже тоже не помню. Это уже почти что мое. Но это было давно, я сейчас этим уже не занимаюсь. Да и тогда я особо этим не занимался. Это я так, чуть-чуть попробовал, потом забросил. Не помню почему. То ли стесняться начал, то ли еще что-то, не помню.

     - Ну, это ведь уже определенный романтизм. Вы себя романтиком считаете?

     - Да. Однозначно! То есть, во мне романтизма больше, чем нужно. Это иногда мне и мешает.

     - Но как раз, насколько я знаю, русская школа фигурного катания славится именно артистизмом и даже чувственностью.

     - Ну да. Именно поэтому-то русские много и выигрываю в парном катании особенно, потому что есть школа, есть класс катания и есть очень толковые, продуманные программы. Мы делаем не просто программу для того, чтобы откатать ее как спортивную, допустим, как китайцы - у них чисто спортивные программы. То есть они делают элементы, делают элементы - и все! А мы делаем программу с той мыслью, чтобы она была очень близка человеку, который смотрит, чтобы он, когда на эту программу смотрел, мог как-то вжиться в это и как-то почувствовать себя внутри. Это же катается мужчина и женщина в любом случае. А там, где есть мужчина и женщина, уже есть любовь, уже есть отношения. И мы должны донести это до зрителя и сделать так, чтобы ему это было близко.

     - Но это игра или отношения? Потому что когда актер целует актрису перед камерой - это игра.

     - В любом случае, какие бы отношения между партнерами не были вне льда, когда ты катаешься, когда ты выступаешь на Олимпийских играх - это игра. Потому что невозможно выступать на Олимпийских играх, делать суперэлементы и при этом еще чувствовать на самом деле то, что ты пытаешься донести. Это невозможно! Я просто не знаю, как это делать. Но. Конечно же, отчасти это твои настоящие чувства, но в основном это игра. Но для того, чтобы сыграть, ты должен знать, что ты играешь. Ты должен прочувствовать это в реальной жизни.

     - А вы знаете?

     - Я знаю.

     - А расскажите, как это.

     - Смотря о чем идет речь.

     - Опыт. Актеры говорят, нужно пережить сильную влюбленность и ты ее сможешь играть.

     - На мой взгляд, в спорте опыт - это примерно 70% успеха. Потому что я, допустим, знаю очень много талантливых, толковых спортсменов молодых, но они не могут выигрывать, потому что им просто не хватает опыта, и они здорово катаются на тренировках, умеют делать все. Выступают - ничего не получается. Или получается, но не так здорово, как на тренировках. Поэтому, на мой взгляд, вообще в спорте опыт - это очень, очень важная вещь и очень сложная, потому что опыт - он нарабатывается только внутренней борьбой с собой. У меня тоже, конечно же, не было этого опыта, я точно также боялся выступать, я точно также срывал кучу элементов, не мог вытащить вообще ничего. Потому что я волновался, потому что я понимал, что это мое дело, я ему отдаю всю свою жизнь, и, конечно же, тебе важно, сможешь ли ты сделать то, что ты умеешь или нет. Потому что это - целиком твоя жизнь. Но потом идет внутренняя борьба, ты начинаешь себя ломать, начинаешь себя настраивать. Это такая жесткая работа самим с собой. И те люди, которые доводят эту работу до конца, те люди, которые не боятся с собой так жестко обращаться и жестко работать, те и выигрывают.Я в этом глубоко уверен, я думаю, что это однозначно так.

     - Выигрыш - это понятно. А вы считаете своей победой то, что вас читатели очень популярного еженедельника «Аргументы и Факты» выбрали мужским секс-символом спортивным конца XX века.

     - Секс-символом?! Вау!

     - Это победа?

     - На самом деле, это конечно приятно. Любой символ - секс, еще какой-либо другой, - он приятен. Если люди о тебе говорят, и говорят тем более хорошо, это уже здорово. Не важно, в каком направлении. Мне, конечно, это никак не помогает, потому что понятие секс-символа очень растяженное. Я думаю, что на спорт это немножечко вяло влияет. Но в любом случае, спасибо.

     - Но вы ощущаете фанатеющих поклонниц?

     - Я вообще к этому, на самом деле, достаточно спокоен. Потому что, когда ты, допустим, тренировался-тренировался, занимался своим делом и вдруг тебе с неба свалилась ни с того ни с сего какая-то слава, успех, то тогда ты, конечно же, можешь немножечко обалдеть и начать делать какие-то неадектватные действия. А когда ты к этому идешь... Мы с юниорского спорта были лучшими, с другой партнершей я был дважды чемпионом в юниорах, я, можно так сказать, к этому привык. И поэтому у меня сейчас из-за этого голову не срывает. Я просто понимаю, что это обычная реакция людей, которые смотрят на тебя. И я, к примеру, увидел бы одного из своих кумиров в спорте, к примеру, из теннисистов кого-либо, я точно также пошел бы сам к нему просить автограф. Потому что я смотрю, как они играют, это здорово. И я понимаю, как это достигается. Тем более я спортсмен. Я понимаю, что это «до свидания» - это очень тяжело.

     - Нет, ну фанатки записочки пишут?

     - Не только записочки пишут, много чего пишут. Ну, звонят, находят через интернет телефоны, звонят маме, папе.

     - Что говорят?

     - Говорят, как можно увидеться, живет здесь, не живет. Одна тут недавно, мама мне вчера рассказывала, звонит и говорит: «Я с Антоном встречалась, как мне его найти сейчас?» Мама говорит: «Так вы ж с ним встречались, что вы его найти не можете?» Она говорит: «Да там как-то все телефоны затерялись, все ушло куда-то…» Мама моя сказала: «Вы встречались, вы и ищите!» Ну, такое бывает примерно раз в неделю. Но я могу понять, потому что, в принципе, все, что мы делаем с Леной, мы как раз для этого и делаем - чтобы людям это нравилось. Поэтому это обратная реакция - это нормально.

     - А не хотелось как-нибудь в виде эксперимента с такой фанаткой на свидание сходить, встретиться?

     - На свидание сходить? Ну, я думаю, политически неграмотный вопрос такой. На самом деле, с людьми, которые вот так преданно как-то в тебя влюблены, по спорту или просто потому, что ты нормальный парень, очень тяжело, конечно же, общаться, потому что они, на самом деле, такие преданные, они хотят прямо разорвать тебя, у них эмоция идет. И ты должен немножечко от этого отгораживаться. Тем более, когда мы катались в спорте постоянно, постоянные тренировки, постоянные нагрузки, очень тяжело помимо этого было куда-то ходить и с кем-то встречаться. Потому что как только ты начинаешь куда-то выходить за пределы, у тебя мысли разлетаются, ты уже думаешь о чем-то другом, а не о работе. И на следующий день тяжело собираться.

     - Вы в общем стараетесь различать работу и личное. И не ожидаете, что вдруг среди фанаток найдется некая скромная фиалка...

     - Нет, почему же? Все возможно, все возможно. Я себя ни от чего не ограждаю и думаю, что и среди них может найтись человек, с которым можно и всю жизнь прожить, но я просто ничего не ищу. Я как бы смотрю, как получиться. На самом деле, не нахожусь в поиске.

     - Я так понимаю, что девушки у вас постоянной нет, вы смотрите, как получится?

     - Скажем так, да. Нет.

     - Понятно. А представим себе, что вы поймали золотую рыбку, которая была бы такая специально бильярдная. Она бы сказала: «Я только по бильярду мастер». Что бы вы загадали?

     - Чтобы я ей загадал? Чтобы я стал чемпионом мира по бильярду!

     - Да?

     - Конечно!

     - Если вдруг загадать, что в неформальной обстановке я играю в бильярд с кем-нибудь: с мужчиной, женщиной; с кем бы хотелось сыграть?

     - Ох, тяжело сказать. Ну, у меня много есть людей, которые являются моими кумирами в разных областях деятельности, поэтому мне тяжело так сказать.

     - Ну, один-два.

     - Ну, конечно же, допустим, это будет нормальным, если я скажу, что я хотел бы с президентом страны сыграть в бильярд. Потому что наш любимый президент - он на самом деле очень интересный человек, и я думаю, что с ним интересно было бы сыграть в бильярд, поговорить, пообщаться.

программа "Люди и Страсти", телеканал ТРК "Петербург, апрель 2002г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz