Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон Сихарулидзе: Помню о прошлом, живу настоящим, думаю о будущем
Антон Сихарулидзе: «Помню о прошлом, живу настоящим, думаю о будущем»
 

     Еще недавно он был надеждой и гордостью, затем перешел в разряд легенд, но в этой нише ему показалось тесно. Антон Сихарулидзе – Ге застывшее в камне вчера, но живой и деятельной человек. Теперь он человек государственный – глава комитета Госдумы РФ по физической культуре и спорту.

     - Антон, в детстве вы говорили: «Хочу стать президентом!

     - Когда я был маленьким, мне нравилось возиться с дипломатом и документами, которые папа приносил с работы домой. Нравилось, когда он ставил под ними свою подпись. Поэтому, если взрослые спрашивали, кем я хочу стать, я важно отвечал: «начальником». Потом стал говорить «президентом». Это были мои первые детские заметки о том, как живет папа, но я не выносил их на живую плоскость – никаких игр «в президента» или «в начальника» дома не устраивал. Просто мне это нравилось.

     - Может быть, интуиция?

     - Это мы увидим позже!

     - Для вас интуиция не пустой звук?

     - Ни в коем случае. В спорте невозможно все делать разумом, мозгом, многое происходит на подсознательном уровне. Часто сталкиваешься с экстремальными ситуациями, когда за долю секунды надо принять решение. Интуиция в этом случае срабатывает значительно раньше, чем сознание. Я много раз проверял, совпадают ли мои поступки с тем, как я предполагал действовать изначально. Иными словами, совпадают ли мои мысли с моей интуицией.

     - А насколько интуиция важна в политике?

     - Все то же самое. Ведь что такое на сегодняшний день управление какой-либо отраслью? Это в любом случае кризисное управление. Решения должны приниматься быстро, в момент: нет времени ля того, чтобы подумать, поразмышлять, отложить до завтра. Откладывать решение – вообще не мой стиль. Мне нравится решать сразу, поэтому интуиция для меня и здесь важна. Я так же проверяю свои интуитивные ощущения уже после того, как были совершены действия. Верные решения подсказывала мне интуиция или я ошибался? Моя работа – это работа антикризисного менеджера. Главное – не забывать, что интуиция основана на знаниях. Когда в голове достаточно информации, тогда и интуиция подключается вовремя.

     - Как правило, интуитивное восприятие развито у творческих людей. В связи с этим вопрос: как по-вашему, законотворчество – это действительно творчество?

     - Да, ведь здесь нет жестких рамок. К примеру, в спорте сегодня существует один федеральный закон. С момента его вступления в силу прошел год. Теперь мы должны проанализировать, как работал этот закон в реальной жизни, и понять, какие поправки надо внести, чтобы он был эффективен. Конечно, это творчество! От того, насколько творчески и неординарно ты будешь подходить к существующим сложностям, во многом зависит и дальнейшая законодательная деятельность в нашей отрасли.

     - Какие еще из ваших качеств относятся к тому набору, который должен быть у хорошего политика?

     - Я бы не стал оценивать свои качества. Со стороны, как говорится, виднее. Намного разумнее оценивать качества человека со стороны, нежели он сам о себе будет рассказывать. Тем более что плохо о себе говорить нельзя…

     - Как и хорошо…

     - Хорошо – можно! Скажу о тех качествах, которые нужны прежде всего. Это целеустремленность, умение добиваться своей цели и никогда не вешать нос. Это сложно – и в спорте, и в законотворческой деятельности. Порой, когда проекты проходят согласование, можно отчаяться, сознавая, что нет взаимопонимания с ведомствами. Можно опустить руки и сказать: ничего страшного, обойдемся без него. Но этого нельзя делать! Нужно всегда идти к своей цели. Умение добиваться цели и идти несмотря ни на что – это главный совет для всех, применимый ко всем отраслям человеческой деятельности.

     - Все так, вот только никто не знает, как развить в себе эти качества.

     - Рецепт каждый находит для себя сам. Я понял главное: пусть, который надо пройти, чтобы добиться цели, может быть интереснее, чем сама цель. Когда заканчиваются победы, олимпиады, медали, гимны, флаги, надо сесть и проанализировать все, что было за двадцатилетие, которое ты провел в спорте. Когда ты шел победам, порой не хватало сил, не хватало нервов. Хотелось все бросить, ты давал слабину, жалел себя – ведь мы все живые люди… И начинаешь понимать: эти моменты как раз и были самыми необыкновенными! Именно они воспитывали тебя, создавали твой внутренний мир, характер. Давали возможность проявить себя и, конечно, формировали твою личность. Как в спорте, так и сейчас, в своей новой деятельности, я стараюсь ориентироваться именно на такие моменты.

     - Но это же было больно! Как можно моменты боли считать лучшими в своей жизни?

     - Не испытав боль, нельзя воспитать характер. Невозможно без этого стать надежным, плотным внутри человеком.

     - А если бы в вашей жизни все происходило так же, но без боли. Медали, флаги, гимны – все то же самое, а боли нет. Вы отказались бы от такого варианта развития событий?

     - Конечно, я бы не отказался, но так не бывает! Я рад и горжусь тем, что моя жизнь развивалась достаточно бурно и что в ней было много переживаний – как положительных, так и связанных со сложностями в борьбе с собственными недостатками. Наверное, поэтому я и сформировался цельным человеком.

     - Вы все анализируете… Это что, черта характера?

     -Отец всегда учил меня задумываться, анализировать свою жизнь – обсуждал со мной, что происходит в мире, давал вырезки из газет, формировал во мне аналитический склад ума. И это помогло мне в дальнейшем. Спорт, особенно наш, это, помимо всего прочего, еще и интеллект. В последние годы я сам составлял ежедневные тренировочные циклы. Смотрел, как мы готовились к соревнованиям, которые были успешными, делал выводы и на основании этого формировал план подготовки к следующим соревнованиям. И так из года в год.

     - В сегодняшней вашей работе планирование – едва ли не главная задача. А личную жизнь вы тоже планируете?

     - К частной жизни я отношусь свободно – больше с душой, нежели с плановым подходом.

     - Вам удалось миновать кризис после ухода из большого спорта?

     - Задолго до ухода из спорта я начал развивать себя, задумываться о будущем. К тому моменту, когда решил повесить коньки на гвоздь, уже точно знал, чем хочу заниматься в дальнейшем. Более того, я подготовил основу для своих будущих занятий: стал изучать бизнес и активно заниматься общественной деятельностью. Человек, который долгие годы провел в большом спорте, мысли достаточно масштабно. Сесть в свой маленьких уголок и заниматься своим маленьким частным бизнесом мне было неинтересно. Кроме того, я не хотел совсем отходить от спорта, потому что жил в нем, живу и буду жить, наверное, всегда. Мне хотелось помогать если не своим личным примером, то с какой-то другой стороны. Потому и выбрал себе такой род деятельности. Так что кризиса у меня не было. Спорт занимает десятилетия, но это только начало жизненного пути. Нельзя не задумываться о том, что будет дальше. Я уверен, что нужно планировать свою жизнь – хаотично она не может происходить.

     - Вы обошлись без детства в привычном понимании: вместо того, чтобы играть в войну, ездили на тренировки и сборы. Не было искушения несколько лет отдохнуть – полежать на диване, почитать, посмотреть кино?

     - Нет, такого искушения у меня не было – не мое это. На диване я могу полежать день-два, потом уже не понимаю, что мне делать. Я должен быть все время в тонусе. Мужчина не может просто так лежать на диване – его задача созидать, создавать и стремиться к тому, чтобы и свою жизнь, и жизнь окружающих людей делать максимально комфортной. Не могу сказать, что у меня совсем не было детства. Мое детство было счастливым, а главное – правильным в отношении дальнейшей жизни. Мне импонирует то, что я, мужчина, с четырех лет должен был принимать решения сам. Я общался с ребятами, которые, как и я, два раза в день ходили на лед. Мы все время проводили во Дворце спорта «Юбилейный». У нас были общие интересы. Мы играли в пинг-понг, в футбол, занимались фигурным катанием. Мы были далеки от всего того черного, что существовало и существует по сей день. Я подолгу был оторван от дома – был вынужден проявлять самостоятельность. Становился взрослее и мудрее, организовывая свою жизнь, создавая свой уют и комфорт. Конечно, при этом мне не хватало родителей! Любовь к ним еще больше усиливалась из-за того, что я не мог видеть их каждый день. Я трепетно и нежно относился к ним и дорожил моментами, когда находился дома, а не в разъездах. Это по-мужски. Именно поэтому среди спортсменов очень много людей преданных, верных людей.

     - Кто принял решение отдать вас в большой спорт - родители?

     - Мой отец хотел, чтобы я вел активный образ жизни, и привел меня на открытый каток. Мне дали коньки, которые привязывались к валенкам, и я стал шагать. Одна из молодых тренеров, Татьяна Николаевна Сергина, нуждалась в учениках (она только что окончила Институт физкультуры) и попросила отца, чтобы он записал меня к ней. С этого начались мои занятия. Так что идеи большого спорта как таковой не было. Я смотрел на серьезных спортсменов как на существ из другого мира! Думал, что это какие-то специальные люди из телевизора, которые непонятно откуда появляются, где живут…Боялся даже мечтать о этом, потому что понимал: это мне недоступно. Я хожу тут по льду – падаю, а они катаются на чемпионатах мира. Подсознательно, конечно же, я об этом задумывался, но со страхом.

     - Когда вы поняли, что это и есть ваша цель?

     - Когда мы выиграли чемпионат мира среди юниоров, я понял: что-то вроде как и по-серьезному уже…Мне говорили: «Не забывай, что юниорский спорт – это не большой спорт! Очень часто люди побеждают в юниорах, но никем при этом не становятся…» Поэтому у меня было двоякое ощущение. С одной стороны, я понимал: чемпионат мира! Медаль золотая! А с другой – что все это пока что детский сад. Большие спортсмены по-прежнему казались мне монстрами, до которых очень сложно дотянуться. Но в голове уже зародилась мысль о том, что можно идти дальше.

     - Спорт – это ответственность, тяжело с раннего детства нести на себе этот груз. Но, закончив со спортом, вы решили пойти в политику. А это еще большая ответственность! Неужели не давит?

     - Особенно тяжел этот груз в парном катании, когда отвечаешь не только за себя, но и за партнершу. Но вся жизнь для мужчины – это ответственность: за свою семью, за родителей, за самого себя, в конце концов! Конечно же, давит, но это давление происходит со мной уже многие десятилетия. Когда выступаешь на Олимпийских играх, задумываешься не только о своих результатах. Понимаешь, что не только ты получаешь золотую медаль, - медаль получает и страна, каждый житель этой страны. Я с ранней молодости жил в этих ощущениях, и сейчас мне намного проще. Я привык отвечать перед каждым человеком и ощущаю себя достаточно комфортно в такой ситуации.

     - А в каких ситуациях вы расслабляетесь? Говорят, что отдых – это смена занятий. Вы согласны?

     - Думаю, да. Я играю в футбол, волейбол, теннис, хожу в тренажерный зал. Главное – внутренняя установка: работаю я или отдыхаю. Я сфокусирован на работе, потому что так живет мой отец. Он мог расслабиться, только когда приходил домой, - играл со мной, помогал мне учиться. В остальное время был очень плотно настроен на работу. Я многое впитал от отца.

     - Мне кажется, окажись вы в ситуации, когда нет работы, скажем в течение недели, вы растеряетесь…

     - Я тут же найду, что мне делать. Если нет конкретной работы – на отдыхе, например, есть книги, которые можно почитать, и из них получить знания, которые в дальнейшем помогут мне в работе.

     - А если ситуация для вас непривычна? Скажем, вы находитесь в далекой индийской деревне, где нет книг…

     - Я все равно найду себе занятие!

     - Вы вообще-то любите путешествовать?

     - Конечно же, люблю. Но сейчас график моей работы таков, что путешествий стало намного меньше. Раньше были турниры, шоу, а сейчас я в основном нахожусь в Москве или Питере. Но ничего страшного, зато интересная работа!

     - Когда вы ездили на турниры, успевали что-нибудь посмотреть?

     - К сожалению, нет! Большую часть времени мы проводили на льду, в гостинице и в автобусе, который курсировал между гостиницей и льдом. Во время соревнований закрыта душа и зажат мозг – ты волнуешься, переживаешь, у тебя нет желания идти и смотреть какие-либо достопримечательности. Ты сфокусирован внутри себя, весь организм работает по-другому.

     - Как справляетесь с волнением?

     - У каждого спортсмена свой секрет. Одного, общего для всех рецепта не существует. Улавливаю настройки своего организма, внутреннего состояния и подбираю то, что больше всего подходит мне в данный момент. Собираюсь и включаю рецепторы, которые отвечают за то, что я могу сделать, а не переживаю о том, что у меня не получится… Большой спортсмен может вырасти, только если он умеет заниматься саморегуляцией – изучает свой организм, прислушивается к нему, реагирует на его сигналы. Волнение остается во мне и сейчас, адреналин так же вырабатывается. Груз ответственности очень серьезный, важные решения приходится принимать каждый день. Ноя не вижу в этом ничего плохого. Когда умеешь грамотно справляться со своим волнением, оно только помогает – двигает тебя вперед, а не оттягивает назад.

     - Как этого добиться? Вы человек гармоничный, поделитесь: что нужно сделать, чтобы оставаться в этой гармонии?

     - Не бояться доставать из себя много правды. Находить переживания, раскрывать их, как папку в компьютере, и смотреть, что внутри этой папки. Уметь фильтровать то, что найдешь: нужное оставлять, а ненужное отбрасывать путем внутреннего убеждения. Это непросто и очень неприятно – копаться внутри себя. Но для того, чтобы расти, развиваться как личность, нужно научиться говорить правду о самом себе.

     - А что еще нужно, чтобы развить в себе гармоничную личность?

     - Это как колесо велосипеда – не поедет, если не будет многих-многих спиц. Наш внутренний мир состоит из многих спиц, невозможно сказать о каждой из них. Однозначно нужно постоянно учиться, интересоваться тем, что происходит, и анализировать события. Тогда будет проще находить нужную информацию. Если мозг открыт для восприятия нового, если в нем много знаний, ты быстрее отыщешь то, что необходимо в данный момент. Во мне с детства желание познавать. Люблю читать научно-популярную литературу и делать для себя какие-то выжимки, которые в дальнейшем помогают мне в работе и в жизни. Темы могут быть различные – начиная от психологии и заканчивая спортивным правом. На художественную литературу, к сожалению, времени нет. Современный стиль жизни и современный темп жизни подгоняют нас, заставляя развиваться активнее. Мы не можем останавливаться на достигнутом, давать себе паузы. Нужно все успевать, все делать быстро и в моменте.

     - Не скучаете по спорту?

     - Спорт повсюду вокруг меня – его стало, по-моему, еще больше! Раньше я был занят одним, а сейчас нет такого вида спорта, который бы меня не интересовал. У меня нет сожалений, что я сам больше не занимаюсь спортом. Я понимаю, что каждому спортсмену отмерен определенный век.

     - Вы человек прошлого, настоящего или будущего?

     - Я помню о прошлом, живу настоящим, а думаю о будущем. Создавая законодательную базу для спорта, мы должны думать на десятилетия вперед. Особенно если говорить о детско-юношеском спорте. Мы сегодня не увидим результата! Детский спорт – это очень тонкая структура. Здоровье детишек, их круг общения, и в конечном итого золотые олимпийские медали. Это все произойдет нескоро, через десятилетия, но задать тон, атмосферу нужно уже сегодня.

     - А вы понимаете, что исполнилась мечта? У большинства людей детские мечты не сбылись – никто не стал космонавтом или продавцом мороженого. А вы стали начальником!

     - Я нахожусь на своем месте и уже не задумываюсь, кто я – начальник или подчиненный. Думаю о том, какой колоссальный объем работы нужно делать ежедневно. Сейчас, слава Богу, есть все рычаги для того, чтобы решать насущные проблемы, которые существуют в отрасли, чему я очень рад.

Лада Ермолинская
журнал «LЁD», март 2009г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz