Елена и Антон-профессионалы на льду
Искусство побеждать

     Пара Бережная-Сихарулидзе всегда была одной из самых любимых зрителями. Их не просто ценили, а обожали, относились, как к близким людям, переживая за них и радуясь их победам, как своим. Любили так, что даже чуть не поженили. Высокий, красивый, яркий, темпераментный Антон был мечтой многих поклонниц. Уйдя и большого спорта, а затем и из профессионально катания в шоу, он занялся политической деятельностью, - правда, на ниве того же спорта.

     Сегодня очень эмоциональный Антон Сихарулидзе, как ни удивительно, по выдержке может дать фору многим политикам со стажем. При этом гигантская целеустремленность и сила воли вкупе со страстностью натуры помогают ему достигать серьезных результатов и на поприще председателя Комитета Государственной Думы по физкультуре и спорту.

     - Антон, вы за своей занятостью успеваете замечать, что происходит вокруг, что весна наконец-то наступила?

     - Да, конечно, погода изменилась. И это замечательно, потому что я уже устал от зимы. Очень радостно и душевно сейчас выходить на улицу: светит солнце, заленеет травка, все начинает цвести.

     - Значит, на ваше настроение погода и время года влияют?

     - Безусловно, я люблю весну, лето, даже красивую осень. Зиму тоже признаю (улыбается), но мне нравится пушистая зима с белым снегом где-нибудь за городом или в горах. И она не должна быть длинной. Месяц – и хватит.

     - С горами у вас теперь связана одна из радостей жизни…

     - Да, я большой фанат горных лыж. И каждый свободный момент или праздничные дни, когда вся страна отдыхает, я с удовольствием использую для того, чтобы уехать и покататься на лыжах. Причем обязательно с тренером, чтобы серьезно овладеть этим, понимать, что такое горные лыжи. И у меня неплохо получается. Я очень заинтересовался этим видом спорта, но пока еще не профессионал, и поэтому мой отдых можно назвать тренировочным сбором. Я действительно тренируюсь. Мы выходим в восемь утра из гостиницы, идем на склон и возвращаемся, когда закрывают подъемник, в четыре часа.

     - То есть на светскую жизнь уже сил не остается?

     - Нет. Больше того, я катаюсь там, где никакой светской жизни в помине нет. Таких мест очень много и в Австрии, куда я езжу, и в других альпийских странах. Туда люди приезжают тренироваться, а не обливаться шампанским.

     - Знаю, что в таких непафосных местах все равно очень хорошие условия проживания: комфорт, вкусная еда и т.д. Это для вас важно?

     - Безусловно. Я думаю, что это важно для любого человека. И мы работаем, совершенствуемся, зарабатываем в том числе для того, чтобы повышать уровень комфорта своей жизни.

     - А росли вы, наверное, в достаточно скромных среднестатистических советских условиях?

     - Да, поскольку родители у меня инженеры, моя жизнь ничем не отличалась от жизни тех миллионов мальчишек и девчонок, моих ровесников, которые росли рядом со мной. Но многое меняется, и тот уровень комфорта, который сегодня заявлен для многих, намного выше, нежели тот, который устраивал нас тридцать лет назад. И конечно же, я тоже стараюсь создавать вокруг себя комфортную жизнь для того, чтобы мне было уютно дома и я мог как следует отдохнуть, собраться с мыслями, а потом с новыми идеями приходить на работу. Хотя, пока здоровье позволяет, отдыхаю я мало.

     - И спите мало?

     - Да нет, сплю нормально, шесть часов всегда. Я считаю, что этого достаточно. Правда, говорят, что чем старше буду становиться, тем меньше буду спать. Посмотрим.

     - Понятие комфорта даже для людей одинакового материального уровня может разниться. У всех есть свои приоритеты: для кого-то это хорошая квартира, для кого-то – только дом, и ля кого-то самое важное – престижная марка машины, брендовая одежда…

     - Я абсолютно никакого внимания сейчас уже не уделяю маркам автомобилей или какой-либо одежде. А вот когда был молоденьким, мне было интересно и важно, чтобы у меня были автомобили, на которые оборачиваются девушки (улыбается)… И у меня было все, чего я хотел. Я этого добивался. Если же говорить про внешний вид, то считаю, что человек, который работает в непосредственном контакте с людьми, всегда должен выглядеть достойно. В этом тоже залог успеха. Ты должен быть на высоте во всем. Но к комфорту это не имеет никакого отношения точно – так же, как комфорт не имеет никакого отношения к пафосу или каким-либо другим, на мой взгляд, достаточно бездарным манерам, которые сейчас, к сожалению, прививаются нашим молодым людям. Я с широкой улыбкой смотрю на все глянцевые журналы, которые иногда могу случайно где-нибудь заметить, и думаю, что такая пластиковая жизнь, конечно, может быть кому-то интересна, но мне она смешна.

     - К хорошему легче привыкнуть. А были ли у вас моменты, когда вы остро чувствовали отсутствие денег и приходилось подрабатывать, чтобы иметь то, что вам было нужно на тот момент?

     - Денег никогда не бывает много. Они должны зарабатываться, чтобы ты мог развиваться дальше. И обязательно твой успех в жизни должен идти в ногу с увеличением заработков. Денег мне всегда не хватало, потому что мои желания опережали мой доход. Но со временем я подтягивался к своим желаниям. Я думаю, что у моих родителей в свое время был недостаток в средствах, но я этого, к счастью, не чувствовал, потому что для меня они делали все возможное по тем временам, а себя, конечно же, прилично ограничивали. Я, наверное, лет с четырнадцати уже зарабатывал сам и этим очень гордился. Считаю, что это правильно, особенно для мужчины. Поэтому для меня деньги являются не самоцелью, а средством для того, чтобы шагать вперед и создавать комфортные условия для себя и близких людей, помогать им. И я всегда добиваюсь того, о чем мыслю, - это касается и количества финансов, которое мне необходимо.

     - Читала о радиоуправляемой машинке, о которой вы мечтали в детстве, и как ваш папа вам в один из дней неожиданно подарил ее…

     - Да, папа меня баловал в меру своих возможностей, а иногда и не в меру. И если я приходил домой и заявлял, что мне нужен мяч, у меня через неделю появлялся мяч. Если я хотел какую-то машинку, у меня появлялась эта машинка. Хотя, как я уже сказал, это могло быть очень сложно для моего отца материально. Поэтому сейчас, когда я в состоянии помочь близким людям, они должны иметь все то, о чем мечтают.

     - Вы сказали, что ваши заработки подтягивались к вашим желаниям. А в чем-то другом это тоже работает? Вы всегда и во всем ставите перед собой большие цели?

     - Я уверен, что нужно ставить «нереальные» цели. Идти к ним, добиваться и в конечном итоге понимать, что в нашей жизни все возможно, все реально. Но только обязательно твои цели, твои мечты должны подпитываться твоими действиями. Это должны быть не только намерения. Ну и, конечно, все в руках Господа Бога.

     - А были вещи, которые вам все равно не удавались?

     - Нет. Я никогда не останавливаюсь на том, что имею сегодня. И я постоянно загружаю себя работой для того, чтобы добиваться тех целей, о которых думаю. Но мои цели сейчас связаны не только с моим внутренним ростом или ростом по службе, а с улучшениями в нашей отрасли – спорте. У меня много планов. И я буду их реализовывать.

     - Удовольствие от реализации чего-то по ощущению, эмоциям сравнимо с тем, что вы испытывали на пьедестале?

     - Я с радостью прихожу на работу, очень ее люблю и очень дорожу ею. Мне несказанно повезло, что я могу заниматься развитием спорта в Российской Федерации и что мы, наш комитет, основное звено, которое создает законодательную базу для развития спорта. И я получаю огромное удовольствие, когда мы продвигаемся вперед, потому что понимаю, что от этого будет зависеть жизнь миллионов мальчишек и девчонок и тех спортсменов, которые сейчас трудятся для того, чтобы побеждать. Конечно, у меня есть эмоциональное удовлетворение, но при этом я не позволяю себе впадать в эйфорию, потому что приходится тут же браться за что-то другое, где у нас большие пробелы.

     - Как же вы жили в спорте, если долгое время, как вы рассказывали, не получали удовольствия от процесса, потому что постоянно были неудовлетворенны собой?

     - Если говорить о юношеских ощущениях, то, конечно, у меня были психологические проблемы, потому что я, даже побеждая, не испытывал большой радости и пытался найти во всем какие-либо ошибки. И получалось, что этими мыслями я закрывал и забивал те праздничные моменты, которые были связаны с этими победами. Но в дальнейшем я понял природу таких состояний и совершенствовал свою психику, потому что спортсмен должен быть очень устойчив к различным влияниям извне. Но в конце концов мне начало удаваться именно радоваться своим победам – даже маленьким, на тренировках. И сейчас я стараюсь питать себя моментами удовлетворенности, когда что-то получается, чтобы появлялась энергия для движения вперед. Ведь все это взаимосвязано.

     - А как вы, не испытывая никакой радости, тем не менее не бросили это дело? Таких мыслей и разговоров с родителями никогда не было?

     - Были такие мысли. Более того, я хотел бросить два раза, но родители меня убедили, что спортивная жизнь, да и жизнь в целом не складывается из одних только побед, что путь к любым достижениям тернист, что он очень сложен, витиеват. И что человек как раз и становится настоящим бойцом, сильной личностью, когда ему удается преодолевать это. И их слова мне помогали: я закрывал глаза на свои неудачи, опять шел на лед, тренировался, опять у меня не получалось… Но я начинал воспринимать это уже достаточно спокойно, потому что понимал: просто так ничего не дается, и для того, чтобы добиться хорошего результата, нужно приложить много усилий, как физических, так и психологических и умственных.

     - Об этих ваших переживаниях знали только ваши родители или кто-то еще? И в чем эти переживания выражались эмоционально: в слезах, депрессиях, раздражении?

     - Бывали моменты, когда я очень сильно переживал. И тогда хотел бросить все, забыть о том, что нужно ходить два раза в день на тренировки, пересиливать себя. Конечно, я этим делился с родителями. Да они это и сами видели, потому что, когда твой ребенок приходит домой расстроенным… Но не могу сказать, что я такие разговоры вел со всеми своими друзьями, тем более что круг общения у меня состоял из мальчишек, которые занимались спортом. И у них были такие переживания. Поэтому в те минуты, когда мы заканчивали тренировки, мы больше думали о том, как пойти поиграть в футбол в фойе дворца «Юбилейный» или в пинг-понг, а не о том, как сложно тренироваться.

     - Были ли у вас, кроме спортивных радостей – футбола, пинг-понга, другие: кино, театр, книжки, что-то еще?

     - Нет, я никогда не интересовался кинематографом, в кино ходил, только если с друзьями, да и то изредка. Но у меня же была еще учеба, а мой отец очень серьезно относился к моим занятиям и успехам в общеобразовательной школе. Я несколько раз в неделю сдавал ему свои домашние задания по различным предметам. Он очень строго и внимательно следил за моим образованием, за что сейчас ему благодарен. Но, конечно, тогда мне это казалось просто издевательством над живым организмом. И я думал: «Почему у моего соседа папа не спрашивает домашние задания, и он сейчас играет в солдатиков или футбол, а я должен сидеть дома и учить уроки?» Но в дальнейшем способность к обучаемости и те первоначальные знания, которые были заложены в школе, мне помогали. А потом я уже сам стал с большой ответственностью относиться к образованию. Я считаю, что образование должно сопровождать нас в течение всей жизни.

     - И вас сейчас удается самообразовываться, читать?

     - Мне удается все, как я говорил. И сейчас я получил второе образование, юридическое. В июле у меня защита диплома. Юриспруденция мне необходима в работе, но я считаю, что в определенных дозах она нужна каждому гражданину.

     - До этого вы окончили Морской технический университет в Питере. А многие спортсмены традиционно оканчивали физкультурный институт – первым по крайней мере…

     - Я считаю, что человек, который всю жизнь занимался спортом, большим спортом и достиг в нем всего, что только можно, уже автоматически может претендовать на то, чтобы быть тренером и иметь физкультурное образование. Кто, как не олимпийские чемпионы и чемпионы мира, заслуженные мастера спорта, имеют настоящее спортивное образование?! Поэтому я не вижу необходимости обучаться в институтах физкультуры, тем более что зачастую это абсолютно формально.

     - Правильно, для этого и шли – чтобы получить «корочки». А вы были коммуникабельным ребенком? У вас никогда не было проблем с общением – с ровесниками, учителями, в спорте и сейчас, с деловыми партнерами, женщинами?

     - Я достаточно коммуникабельный человек. И когда был юным, никогда не испытывал никаких проблем со сверстниками. Но затем я начал общаться больше с ребятами постарше. Мне с ними было интереснее. И благодаря этому быстро стал взрослым, начал понимать какие-то основы жизненной науки. А это неплохо для мужчины. И сейчас тоже не испытываю проблем в общении. Другое дело, что я стараюсь контактировать в основном по делу, чтобы не расходовать энергию на обсуждения знакомых и окружающих или на бессмысленные заявления о том, что нас не устраивает. Это очень просто – сидеть на кухне и хаять то, что происходит. Но очень сложно сделать даже один шаг для того, чтобы изменить жизнь, хотя бы свою.

     - Сейчас у вас есть близкие друзья?

     - Да, у меня есть два близких друга. Каковыми я их считаю.

     - А они?!

     - А это можно только у них узнать. Я не стремлюсь заводить новых друзей.

     - Ну а если кто-то будет к этому стремиться, тянуться к вам?

     - Это будет зависеть от того, насколько мне интересно общаться с этим человеком. Но есть поговорка «Старый друг лучше новых двух».

     - Вы случайно не расставались с кем-то?

     - Да, было такое. У меня был друг, с которым мы организовали бизнес. И он повел себя предательски, оказался абсолютно безответственным человеком, пользовался тем, что я относился к нему по-дружески. И в конце концов я был вынужден наказать его тем, что перестал с ним общаться. Я думаю, для него это была самая большая потеря. Я относился к нему с полным доверием и желанием в любой момент помочь, создавать совместные проекты, участвовать в жизни его семьи для того, чтобы она была интересной. А это и есть для меня дружеские отношения. Но я уже совершенно не переживаю по этому поводу, это было достаточно давно, несколько лет назад. И хорошо, что это произошло вовремя, что он натворил много «чудес»: я понял, кто он такой. Конечно, это был не друг детства или юности, но мы общались довольно долго.

     - То есть на вас это повлияло и теперь вы стали более осторожным?

     - Да, меня это многому научило. С тех пор я стал намного аккуратнее и внимательнее относиться к людям, которые меня окружают. Особенно когда это касается деловых отношений, в том числе с друзьями.

     - Какие еще черты вашего характера вам мешают или мешали? Вы ведь очень эмоциональный и темпераментный человек, что хорошо, но это же может вредить…

     - Вы знаете, темперамент и эмоциональность – это отличные качества, и они действительно близки мне, и я очень люблю ярких людей с яркими эмоциями, а не серых и сухих. А мешать это может лишь в том случае, если ты не умеешь своими эмоциями управлять. Конечно, иногда, особенно в юности, и у меня эти эмоции бывали неконтролируемыми. Именно поэтому я занимаюсь самосовершенствованием. Пытаюсь познать себя и понять, как можно влиять на такие всплески. Продолжаю заниматься этим и сейчас, в свободное время читаю очень много книг по психологии. Мне нравится изучать ее на таком домашнем уровне, это очень помогает и в работе, и в жизни. Пожалуй, психологию можно даже назвать моим увлечением, интересом. И я уже уверенно контролирую себя, свои эмоциональные состояния, несмотря на то что приходи извне. Мне очень нравится фраза одного из психологов: главное не то, что происходит вокруг тебя, а твоя реакция на эти события. Все нейтрально, не нейтральна только наша реакция. Поэтому очень важно, насколько ты умеешь разговаривать с самим собой.

     - Настя Волочкова на раз публично говорила о том, как резко и несдержанно вы вели себя с ней на «Ледниковом периоде». Вы не могли справиться со своими эмоциями?

     - Во-первых, госпожа Волочкова мне абсолютно неинтересна. Я не считаю ее ни талантливой артисткой, ни тем более незаурядным человеком, личностью. И, к сожалению, именно мне выпала «честь» провести с ней какое-то количество времени, участвуя в «Ледниковом периоде». Проект действительно очень интересный, но я себе партнерш не выбирал. И я не претендую на то, что готов сладить с любым человеком, с которым занимаюсь физической деятельностью и готовлюсь к выступлению. Парой могут быть два человека, уважающие и понимающие друг друга. В той ситуации я был заложником, потому что, признаюсь, хотел зарабатывать и участвовать в проекте. И в меру своих возможностей я относился к своей работе настолько, насколько мне тогда позволяло мое внутреннее состояние. К сожалению или к счастью, я не могу реагировать на высказывания каждого человека о себе.

     - Мы не раз упоминали выражение «мужской характер», «мужские поступки», «мужское занятие». А как вы считаете, чего мужчина не может позволить себе, что будет не по-мужски?

     - Вы знаете, невозможно это сформулировать одним словом, одной фразой. Много написано в Библии. И я думаю, нужно ориентироваться на это, там прописаны основные вещи. Они должны являться законом для каждого человека.

     - Но есть же что-то, что женщине простительно, а мужчине нет, какие-то слабости. И есть понятия «мужественность» и «женственность»…

     - Я не могу четко сказать об этом, это очень сложно. Я вообще не хочу говорить о том, что простительно, на мой взгляд, а что нет. Существуют общепризнанные каноны. И если каждый человек будет жить, опираясь на них, мир станет чище и добрее.

     - Хорошо, а что вам симпатично в людях? Безусловно, человек может просто притягивать в целом, но, с другой стороны, наверняка вы восхищаетесь какими-то качествами и в друге, и в любимом человеке?

     - Мне кажется, что такие размышления абсолютно беспочвенны. Ценно сочетание различных качеств в человеке, потому что именно тогда он становится непохожим на других. И тогда вас может тянуть к нему или же вы можете по-другому на него реагировать. Но эти качества нельзя написать на бумаге, как один, два, три, четыре… Человек – это живое существо и его мысли, его поступки, его аура – живая, она постоянно движется. И я не приветствую определения и четкие характеристики какого-либо человека, когда люди говорят, что вот эти качества они любят, а вот такие – не любят. Во-первых, они зачастую не принимают того, что есть в них самих, а во-вторых, я просто люблю людей. А уж какие у них качества и что они хотят развивать, а с чем бороться – дело каждого человека.

     - Но вы же сказали, что друг поступил непорядочно.

     - Но я не говорил о его качествах, я сказал о его поступках.

     - Поступки могут быть случайными, а могут рождаться именно вследствие черт и качеств человека, его сути, порядочный он или нет, к примеру…

     - Я не берусь судить об этом. Я порядочный человек во всех отношениях. Но судить о других людях – грех.

     - Вы так часто апеллируете к Библии, Богу. Считаете, что нравственность и порядочность зависят от того, верующий человек или нет?

     - Это очень глубокий вопрос.

     - Но вы знаете людей достойных при этом и неверующих?

     - Я могу сказать о себе. Я верующий человек. И на своем жизненном примере я понимаю, что вера действительно нас создает и делает чище.

     - Но вашим близким другом или человеком, которого вы уважаете, может стать неверующий?

     - Конечно, может. Я даже не буду узнавать, верит он или нет. Если я с человеком общаюсь, это, конечно не имеет никакого значения. А вот для меня внутри имеет колоссальное значение то, что я верующий человек.

     - Какие-то простые радости у вас есть сегодня – может быть, вкусная еда?

     - Я сейчас стараюсь создавать свою жизнь так, чтобы все, что я делаю, делать с удовольствием. И очень плотно работаю над тем, чтобы вообще исключить негативные эмоции. Я во всем хочу наслаждаться жизнью. Ведь каждый прожитый день – это большое чудо. Конечно, не всегда это удается. Но я себя настраиваю на то, чтобы каждый день был единственным и прекрасным. Нужно пытаться искать плюсы в любом движении жизни. Этому очень сложно научиться, но я стараюсь к этому идти. Это большое искусство.

     - Насколько взрослым вы себя чувствуете?

     - Вы мне сейчас задали этот вопрос, и я не могу на него ответить, потому что даже никогда не задумывался, например, о том, что тридцать три года, как мне сейчас, - это хорошо или плохо, много или мало, кризис – не кризис…

     - Я спросила об этом, потому что вы как-то сказали, что, когда решили уйти из спорта вообще, считали, что вам уже достаточно много лет и пора заниматься мужским делом, а не просто танцевать на льду…

     - Да, действительно, у меня такое было, я думаю, что спорт – дело молодых, и здесь очень важен не только твой возраст по паспорту, но и то, что происходит в твоей голове, какие у тебя мысли. А я уже в то время считал, что есть более интересные, более необходимые занятия, с которыми должны быть связаны мое дальнейшее развитие, будущая жизнь. И я уже просто не видел себя больше на льду, отплясывающим какие-либо номера.

     - Но вам ведь не было и тридцати? Так что вы давно стали считать себя взрослым…

     - Да, и когда я сейчас смотрю некоторые шоу и вижу, как великовозрастные спортсмены, которые катались еще до меня и вместе со мной, на дрожащих ногах исполняют свои номера, не могу сказать, что меня это сильно радует. Это как раз и понижает общий уровень восприятия фигурного катания или ледовых шоу. Я думаю, что каждый должен задумываться не о том, как наиболее легким способом заработать себе на жизнь, выдавая некачественный продукт, а о том, как дальше развиваться, совершенствоваться и заниматься теми делами, которые будут действительно приносить пользу.

     - Ваши родители сейчас живут в Питере? Мыслей о том, чтобы они переехали в Москву, нет?

     - Вы знаете, они себя очень комфортно чувствуют в Петербурге. И я не думаю, что нужно ставить вопрос об их переезде, тем более что жизнь настолько непредсказуема – и в этом ее большой плюс – что неизвестно, где я буду жить завтра и с чем будет связана моя работа.

     - А вы скучаете по Питеру? Приезжая туда, ощущаете, что это ваш родной город?

     - Да, я очень люблю Питер. И всегда радуюсь, когда приезжаю туда.

     - В тоже считаете, что питерцы по менталитету отличаются от москвичей?

     - Это очень смешная ситуация, потому что я не так много знаю коренных москвичей среди тех, с кем общаюсь. Именно поэтому мне очень сложно судить о том, каковы москвичи. В Москве я больше встречаю людей, которые родились в других городах России и сейчас работают здесь. Но если говорить про питерцев, то я считаю, что это действительно, особенные люди. Мне очень импонирует их тепло, их внутренняя интеллигентность. Я рад, что воспитывался в Петербурге. Этот город самой своей атмосферой много дает каждому из нас.

     - У вас по сей день такие же близкие, доверительные отношения с родителями? Вы много раз о них упоминали, это очень чувствуется…

     - Да, я, как любой нормальный человек, считаю родителей самыми главными людьми в своей жизни. Я предан им. Беззаветно их люблю. И они до сих пор являются большими авторитетами для меня. При этом я могу с ними по-дружески поделиться своими радостями и сложностями. Могу спросить совета о том, как поступить в той или иной затруднительной ситуации. Считаю, что мои отношения с родителями просто фантастические.

     - Одинакова доверительные и с мамой, и с папой?

     - Да, для меня родители – это единое целое. Я не разделяю их на маму и папу. Это просто мои родители (улыбается). Самые дорогие люди.

     - А какие у вас складываются отношения с таким чувством, как любовь?

     - У меня вся жизнь пропитана любовью, я другим я это тоже советую. Любовь – самое высокое чувство, которое только может быть. И она должна окружать нас в течение всей жизни.

     - А страдания, переживания в любви вам знакомы? Или к этому вы тоже умеете подходить с умом?

     - Я… испытываю любовь. И меня это очень радует и помогает жить. Я думаю, что те бури эмоций, которые дарит нам любовь, схожи у многих людей, которые способны к этому чувству. И поэтому каждый из нас стремиться любить для того, чтобы переживать именно эти эмоции.

Чтобы посмотреть фотографии в большом формате, нажмите на них

Марина Зельцер, фото Елены Ростуновой
журнал «LЁD», май-июнь 2010г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz