Елена и Антон-профессионалы на льду
Наш человек на Олимпе

Олимпионик — человек,
живущий рядом с богами на Олимпе.

     Законы природы работают даже тогда, когда они нам неведомы или же они по какой-то причине нам не нравятся. Теория о вечном движении человека от тьмы к свету глубока и красива до тех пор, пока не приходится говорить о конкретном человеке с его реальными обстоятельствами и слабостями. Для меня авторитетным вершителем судеб государства, народа да и моей личной судьбы является лишь тот, кто в своем прошлом уже имеет опыт Поступка. Я готов верить Антону Сихарулидзе, возглавляющему ныне российский спорт, уже только потому, что некогда он восходил на олимпийский пьедестал. А потому знает законы пути, ведущего к победе.

     Теория силы

Я солдат. Профессиональный. Для меня слово «победа» имеет смысл. Единственно правильный. Мнения дилетантов в расчет не берутся.

Слова «красота», «любовь», «верность», «образ жизни» неразрывно связаны с понятиями служения: стране, народу, конкретной женщине, своему ребенку. Правда не терпит толкований, даже если завернуть ее в глянцевую обложку. И любой человек – он только такой, какой он есть в своей сути. Любой PR осыпается, словно шелуха, сразу же, как только начинаешь анализировать факты.

Мне очень везет на людей. Я непостижимым образом дружен с сегодняшним президентом Ингушетии, старейшим Мастером карате киокушинкан и финансовым гением, владельцем группы «Метрополь». Эти знакомства никогда не носили делового характера. Возможно, именно поэтому они переросли более чем в дружбу.

В ряду этих личностей стоит и Антон.

С Антоном Тариэльевичем Сихарулидзе мы познакомились задолго до той его самой главной олимпиады. Меня, грубого деревенского солдафона, всегда поражали люди с внутренней интеллигентностью. К ним сразу, без лишних слов и церемоний, проникаешься уважением. Именно таким был в то время и Антон — легким в общении, не заносчивым, что в среде восходящих звезд спорта и шоубизнеса большая редкость.

Удивительно, но при первом же знакомстве, он застенчиво попросил:

— Андрей, а я мечтаю походить к тебе в группу…

— Господь с тобой, тебе-то это зачем?

— Мужчина просто обязан уметь сражаться. И лучше этому учиться заранее, чем на поле боя...

«Вот тебе и фигурист!» — подумал я.

Жизнь — динамичная пляска. Она разводит людей и сталкивает их по какому-то своему, только ей известному умыслу. Мы встретились вновь на концерте джазовых звезд. Антон и Леночка Бережная только что стали олимпиониками, победив не просто на Олимпиаде, а победив интриги и пошлый подлог политиков от олимпийского спорта. Но встав на одну ступень с олимпийскими богами, можно легко получить головокружение от высот успеха и натужного воя медных труб.

Как же я обрадовался, когда встретил именно того самого Антона, какого знал: вежливого, радостного человека, с которым так легко обсуждать что угодно. Он тогда все уверял меня, что Леночка Бережная — ангел! А та смущенно улыбалась и очень сильно напоминала именно маленького, приземлившегося в кресло ангелочка, аккуратно сложившего белоснежные крылья в сумочку. Таким и запомнилась моя предыдущая встреча с заслуженным мастером спорта, многократным чемпионом всего на свете Антоном Сихарулидзе — запомнилась ярким светом, исходящим от двух счастливых героев моей страны.

      Политинформация

Если нацию не возглавляют герои, то это место неминуемо захватят проходимцы. Я совершенно не удивился, узнав, что Антон стал депутатом думы и возглавил в ней профильный комитет по спорту. Кто, если не он?

Я даже не предполагал, что когда-то судьба может свести проект «Русского карате» и звезду фигурного катания за одним рабочим столом, но у судьбы, как обычно, были на то свои планы.

Ассоциация «КОИ» существует исключительно на собственные средства, которые в подавляющем большинстве случаев являются частными и добровольными взносами... руководства ассоциации в общее дело. В этой связи мы абсолютно независимы от спонсоров, не клянчим денег у государства и спим спокойно в обнимку с непорочной совестью, занимаясь именно спортом, а не маркетингом.

Это замечательно, конечно, но волею зловредных судеб весь наш титанический труд, начатый официально с 1997 года, мог просто рухнуть под уверенными туфлями циничных бюрократов. Им все равно, сколько тысяч людей тренируется сегодня в «КОИ», сколько медалей высочайшей мировой пробы уже есть в копилке организации, которая реально бьется, отстаивая спортивную честь России и тренируя бойцов спецназа.

У нас стали планомерно отнимать главный зал федерации, созданный нами на целевые деньги города именно под задачи контактного спорта и боевой подготовки специальных подразделений. Поразительно, но чем больше обращений и писем со стороны генералов и заинтересованных организаций приходило в управляющую нами академию, тем более мелочными и абсурдными становились запреты и ограничения на использование нами зала, созданного за 12 лет, который оплачивается нами в полной мере. В спортивном комплексе, о котором идет речь, историей и кровью (в прямом смысле) пропитан каждый сантиметр татами...

Увидев стиль работы моего сегодняшнего управления, я не нашел ничего честнее и проще, как обратиться с письмом для решения данной ситуации к премьер-министру РФ и лидеру «Единой России» В. В. Путину, не особенно надеясь на ответ и понимая объем просьб, жалоб и подобных моему официальных писем. Каким же было мое удивление, когда по телефону приятный женский голос сообщил, что для решения нашего вопроса в Питер прилетел Антон Тариэльевич Сихарулидзе и едет для встречи именно со мной в общественную приемную премьера.

Когда долго не видишь человека, всегда опасаешься, что он тебя забыл. Боишься на месте старой дружбы увидеть вместо доброго знакомого бездушный обелиск. Мне ли не знать, как меняет человека кресло на Тверской. Как же приятно было услышать вместо: «По какому вопросу?!» человеческое: «Привет, Андрей!»

Конечно, мы не болтали, как старые друзья, но говорили, как два человека, прошедшие через многое, но не потерявшие при этом главного — внутреннего стержня, который называется «неравнодушие».

Я подарил Антону свои книги, о которых он уже слышал, мы очень содержательно обсудили сложившуюся ситуацию, и он моментально нашел, пожалуй, единственно возможное в этом случае политическое решение. Потом порадовался тому, что помимо карате, я еще и топ-менеджер двух монстров отечественного финансового рынка, востребованный писатель и преподаватель. И вдруг... очень застеснявшись, спросил:

— Андрей, мы хотим воплотить проект — провести олимпиаду для детей, больных раком. Но дело очень тонкое, и ошибиться в организаторах и инвесторах мы просто не имеем права, личное знакомство — это часто единственное, что спасает от неожиданностей.

Я реально чуть не прослезился: передо мной стоял именно неравнодушный человек, уже «живущий» и на спортивном и на политическом Олимпе. Но не потерявший ни совести, ни сердца, ни лица.

— Антон, я совершенно уверен, что и «Западно-Сибирский Газпром» и финансовая компания «ТГИ» готовы будут принять участие на ваших условиях.

Все мы благодаря экрану телевизора становимся свидетелями больших побед. Мы восхищаемся героями, аплодируем и… забываем. А еще не всегда точно отдаем себе отчет в том, что есть на самом деле большая победа. Да и не можем. Потому что величина событий и роль тех или иных людей становится понятна много позже. А чтобы оценка не поменялась вдруг с плюса на минус, всем участникам событий нужно всего лишь оставаться людьми.

Чтобы посмотреть фотографию в большом формате, нажмите на нее

Андрей Кочергин
журнал «FREE ТАЙМ», ноябрь, №11(2009)

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz