Елена и Антон-профессионалы на льду
Программа «Они сделали это!»
Программа «Они сделали это!» 

 

<Антон>

История успеха Антона Сихарулидзе

Ведущая: Доброе утро, вы слушаете "Финам FM". Меня зовут Елена Лихачева, здравствуйте. "Прежде всего, спортсмен, – говорит наш сегодняшний гость, – это человек, который с четырех лет, – а не так, как все остальные, лет с 16-18 пашет, работает, работает и работает". Так что наш сегодняшний гость работает уже больше тридцати лет, хотя человек еще совсем молодой; сейчас он, в основном, я так понимаю, работает в Государственной Думе. Здравствуйте, Антон.

Антон: Здравствуйте.

Ведущая: Огромное спасибо за то, что приехали к нам сегодня. Давайте сначала послушаем рубрику "Статус", потом начнем.

Статус: Антон Сихарулидзе – заслуженный мастер спорта России, олимпийский чемпион по фигурному катанию, двукратный чемпион мира и Европы.

Как это делалось: Окончил Санкт-Петербургскую государственную академию физической культуры имени Лесгафта. Фигурным катанием начал заниматься в раннем детстве. В паре с Марией Петровой дважды выигрывал чемпионаты мира среди юниоров. В паре с Еленой Бережной Антон Сихарулидзе стал серебряным призером олимпиады 1998 года в Нагано и олимпийским чемпионом 2002 года в Солт-Лейк-Сити. Дважды Елена и Антон выигрывали чемпионаты мира: в 1998 и 1999 годах; а в 2001 завоевали серебро. В их копилке также два золотых европейских чемпионата 1998 и 2001 годов и бронза парижского чемпионата 1997 года. На чемпионатах России Елена и Антон побеждали четырежды. В 2006 Антон Сихарулидзе стал членом партии "Единая Россия", а через год стал депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга. В настоящее время является председателем комитета Государственной Думы Российской Федерации по физической культуре и спорту.

Ведущая: Итак, у нас сегодня в гостях один из самых известных фигуристов не только России, но и мира, который сейчас, в основном, (вы меня поправьте – может быть, я ошибаюсь) проводит время в Государственной Думе.

Антон: Совершенно верно.

Ведущая: У вас довольно значимый пост. Кстати, в этом комитете в основном спортсмены?

Антон: Вы знаете, у нас и спортсмены есть, есть просто заинтересованные люди, которые любят спорт. То есть, у нас такой альянс.

Ведущая: Говоря: "Вот, я это сделал" – какие именно, может быть, законы, может быть, какие-то пункты в законах смогли именно вы пролоббировать и себе плюс, зачет поставить за это?

Антон: Я бы не стал говорить, что я это сделал.

Ведущая: Ну, инициировали, скажем, в команде.

Антон: Любое благое дело, а тем более такое, как законотворчество – это совместная работа сотен людей, если не тысяч. И, конечно, у нас есть определенные законопроекты, которые действительно исторические. Например, совсем недавно у нас был принят законопроект о противодействии использованию допинга, допинговых средств в спорте. Такого не было ни в истории СССР, ни в истории Российской Федерации. Больше того, после принятия этого законопроекта в организации ВАДА (это международная антидопинговая организация) Россия была зачислена в число стран, наиболее благоприятных по борьбе с допингом – то есть, это тоже большое достижение. Ну, конечно, я думаю, очень важный законопроект – это реестр объектов спорта; до этого у нас никогда не велось реестра объектов спорта.

Ведущая: Поясните, пожалуйста.

Антон: Сегодня очень много спортивных объектов строится по всей стране, и это действительно выстраивается настоящая современная спортивная инфраструктура. Конечно, нам пока что не хватает объектов спорта. Но невозможно взять и изменить все за один день. И так тысячи объектов спорта строятся в различных регионах страны ежегодно, постоянно мы открываем, открываем и открываем. Но это требует еще много времени. И для того, чтобы четко понимать, скажем так, год рождения объекта спорта, его предназначение, его техническое состояние, то, какое количество зрителей может посетить какое-либо мероприятие, какие виды спорта могут проходить на этом объекте – вот для этого всего сейчас мы создаем реестр объектов спорта, то есть теперь это будет один единый реестр, который будет доступен всем, и вы можете посмотреть, какое количество бассейнов, ФОК, ледовых арен в каждом городе находится, для чего они предназначены, какие соревнования там можно проводить. Поэтому это тоже большое дело, на мой взгляд.

Ведущая: То есть, выстраиваете понятную, прозрачную, единую структуру

Антон: Да, да. Внятную, прозрачную и единую, самое главное – это очень важно. Ну, конечно, еще важные моменты были нами сделаны в трудовом кодексе, прямо касаемо спортсменов и работодателей, их взаимоотношений. Раньше такого тоже не было. Мы прописали полностью, что обязан выполнять работодатель, что спортсмен, в свою очередь, обязан подписывать трудовой договор.

Ведущая: Вы имеете в виду спортсменов, которые находятся в сборной, да?

Антон: Ну, не только спортсмены, находящиеся в сборной, сейчас имеют трудовые договора. Потому что в клубных командах, например, где существуют игровые виды спорта, многие спортсмены имеют контракты, у них тоже трудовой договор со своим работодателем – например, с клубом. И сейчас по трудовому кодексу они имеют права, четко прописанные обязанности, и это упрощает всю внутреннюю систему – такого тоже раньше не было. Более того, это, конечно же, ограждает от какого-либо беспредела, касаемого заработной платы, вычислений, отчислений – и это тоже большое дело, это систематизирует всю внутреннюю работу в отрасли.

Ведущая: Я вот помню, что несколько лет назад вы в Питере, что ли, давали интервью и сетовали на то, что действительно нет даже трудовой книжки и спортсмен – это вроде как безработный, непонятно вообще кто. Теперь вы говорите, что и с вашей помощью тоже это дело сдвинулось с мертвой точки.

<Антон>

Антон: Действительно, это так. И в свое время у нас были какие-то трудовые книжки, мы были зачислены какими-то инструкторами где-то там, и толком никто не мог понять, потому что, конечно, нас жалели и понимали, что человек должен иметь какую-то профессиональную деятельность. Но сейчас ситуация изменилась: сейчас спортсмены, члены сборной команды – причем и юниорской, и взрослой – находятся в трудовых взаимоотношениях с центром спортивной подготовки; там, те ребята, особенно в игровых видах спорта, которые играют…

Ведущая: И им платит уже министерство спорта, да?

Антон: Да, они получают зарплату из федерального бюджета, министерство спорта платит им зарплату – ровно, как и тренерам.

Ведущая: В среднем где-то 100-120 тысяч, да?

Антон: Да, с этого года, опять-таки, в нашей отрасли праздник, и сейчас основные спортсмены будут получать заработную плату около 120 тысяч рублей в месяц – и это тоже большое достижение, потому что эта заработная плата была увеличена приблизительно в 24,5 раза по сравнению с тем, что было.

Ведущая: По-моему, даже в 25.

Антон: И это серьезные цифры; и это, опять-таки, еще один шаг вперед для наших спортсменов, для наших тренеров. И в целом ситуация сейчас, – если говорить об их труде, труде спортсмена и тренера – поменялась, если сравнивать ее с той ситуацией, которая была даже 10 лет назад. И это заслуга отрасли, это заслуга тех людей, которые работают внутри отрасли и в целом государстве.

Ведущая: У меня совсем конкретный вопрос – после этого мы будем вынуждены прерваться на рекламную паузу. Вот на севере Москвы есть коробка такая хорошая хоккейная, мой пятилетний сын ходит туда заниматься; ему страшно нравится, там два замечательных тренера работают – просто прекрасно, мы всем довольны, все супер. Я хочу спросить: вот эти два человека – у них за последние два года повысилась зарплата или нет? Просто я к ним очень хорошо отношусь, а спросить как-то неудобно, неловко. В нашем районе довольно много таких коробок. Вот в их жизни что-нибудь изменилось? То есть ребята молодцы, энтузиасты своего дела.

Антон: Во-первых, замечательно, что у вас сын ходит и занимается спортом – это очень хорошо.

Ведущая: У нас на севере вообще много таких коробочек.

Антон: А если говорить о тех тренерах, про которых вы сейчас меня спрашивали: конечно же, я не знаю, к сожалению – это тренер какой-то спортивной школы или это энтузиасты.

Ведущая: Нет, нет – это официальная такая при префектуре…

Антон: Да, и их заработная плата тоже увеличивается. Более того, по Москве, Московской области она составляет, конечно, достаточно приличные цифры, в отличие от многих других регионов. Но при этом, когда мы говорим о детском тренере – конечно же, их положение должно быть совершенно другим. Да, сейчас тренеры сборной команды, тренеры членов сборной команды имеют достаточную заработную плату для того, чтобы работать, жить и развиваться. А вот статус детского тренера пока что, конечно, не на том уровне, на котором он должен быть. Ведь что такое детский тренер? Это тот же учитель, это человек, который действительно прививает ребенку все то, что мы потом у него увидим: он его учит трудиться, он его учит бороться, он его учит джентльменству, он его учит толерантности, благородству. То есть это очень важная фигура в жизни каждого ребенка. И это еще одна наша проблема – именно правовой статус, плюс в целом статус детского тренера. И мы сейчас прикладываем все усилия для того, чтобы и эту ситуацию тоже изменить. Больше того, у нас сейчас существует еще партийный проект, он называется "Дворовый тренер". Существует партийный проект, который называется "Лучший детский тренер страны". И это большое дело, потому что действительно мы все обращаем на это внимание и пытаемся переломить ситуацию и изменить ее. Еще раз повторюсь: невозможно все сделать за один день. Но мы к этому стремимся – это обязательно будет сделано. И детский тренер будет настоящим, уважаемым и очень важным в жизни каждого человека. А самое главное, чтобы этот детский тренер не нуждался в каких-либо финансах, и он сам тоже мог кормить своих детей – не только следить за тем, чтобы наши дети развивались, но и его дети тоже имели возможности для своего развития.

Ведущая: Скажите, пожалуйста: а вот в этом законе прописан этот действительно очень сложный момент, когда, допустим, почти выращенная звездочка – она находится еще в таком, полузачаточном состоянии, но понятно, что ребенок очень талантливый… И вот у этого детского тренера, который вложил в него все: душу, время, своих детей, может быть, забросил – его потом забирают тренеры уже более старшие, звездные и так далее, а того, который самый первый, даже не упоминают. Это действительно очень такой момент…

Антон: Такие ситуации бывают. Но если говорить честно, то их с каждым годом становится все меньше и меньше. Больше того, здесь речь должна идти даже не о законодательстве, а речь должна идти о федерациях. То есть существует федерация, например, хоккея, российский футбольный союз и другие федерации, которые уже в своих уставах прописали взаимоотношения между тренером, спортсменом и, например, будущей командой, в которой будет играть парень. То есть, тренер его выращивает, спортивная школа его выращивает, а потом, например, какая-либо команда его покупает, практически. Более того, компенсационные деньги идут и на спортивную школу, и самому тренеру, который его выращивал.

<Антон>

Ведущая: То есть, это сейчас прописано, да?

Антон: Это прописано у многих федераций.

Ведущая: Не во всех, да?

Антон: Да, конечно, не во всех, к сожалению. Но в действительности для этого не нужен никакой закон, это внутренние взаимоотношения внутри федерации. И я бы советовал всем поступать именно так, потому что вы правы: зачастую детский тренер выращивает будущую звезду, который, во-первых, сам зарабатывает серьезные деньги, во-вторых, его команда побеждает. И все вокруг счастливы, а про этого человека и даже про ту школу, в которой он его выращивал, забывают.

Ведущая: В бизнесе это называется "кидалово". Так как спорт наш современный – это бизнес, это происходит всерьез.

Антон: Этого не должно быть. Но это дело даже не в законодательстве, это внутреннее дело федерации; и еще раз повторюсь, положительные примеры уже есть, и я надеюсь, что другие федерации будут следовать этим примерам.

Ведущая: Хорошо, спасибо за исчерпывающий ответ. Давайте мы прервемся буквально на одну минуту. Я еще раз представлю нашего гостя сегодняшнего: у нас сегодня в гостях олимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира, заслуженный мастер спорта России, один из самых известных фигуристов не только России, но и в целом, мира действительно, глава комитета Госдумы Российской Федерации по физической культуре и спорту – Антон Сихарулидзе. Через одну минуту мы вернемся в студию "Финам FM".

Ведущая: И снова доброе утро. Сегодня у нас в гостях олимпийский чемпион, знаменитейший фигурист Антон Сихарулидзе, который сейчас является главой комитета Государственной Думы по физической культуре и спорту. Еще раз доброе утро. Еще раз спасибо за то, что приехали.

Антон: Еще раз доброе утро. Спасибо за приглашение.

Ведущая: Если уж мы так затронули тему денег, мне просто лично интересно – это даже никакой не журналистский вопрос – мне просто лично интересно. Как вы думаете, в каком виде спорта оправданы те гонорары, которые получают звезды нашего спорта? Вот в каком?

Антон: Вы знаете, так как я сам болею за права спортсменов, то я бы лучше сказал не так. Дай Бог, чтобы они получали очень много и еще больше, но существуют виды спорта, в которых как раз недостаток средств. Я бы больше говорил об этом. И там ребята, которые добиваются очень серьезных успехов не только внутри страны, но и на международном уровне, олимпийские чемпионы, не имеют и сотой доли того, что имеют, например, спортсмены во многих игровых видах спорта. Но, к сожалению, такова структура бизнеса, а спорт – это бизнес. Что притягивает телевидение, где есть реклама, где есть болельщик, где есть спонсоры – там, конечно же, и сами спортсмены получают большие средства; и это не только у нас в стране, конечно, – это действительно мировая тенденция и тут никуда от этого не деться. Но при этом я думаю, что в таких видах спорта, как спортивная гимнастика и некоторых других видах спорта, мы должны уделять больше внимания именно благосостоянию наших ребят, потому что это очень важные для олимпийского движения виды спорта, они очень важны во время проведения Олимпийских игр, где мы все время стремимся к победе и будем стремиться. А, к сожалению, у них не существует такого количества коммерческих турниров, телевизионных трансляций. У них средства достаточно ограничены. Именно поэтому, я думаю, мы должны внимательней относиться к ним. Да, я знаю о том, что многие болельщики говорят о цифрах, заоблачных 6-7-значных цифрах…

Ведущая: Понимаете, я не могу сказать, что я болельщик, но когда я слышу разговор болельщиков, я уже даже не могу понять, что они там больше обсуждают – размер гонораров или красоту забитого гола.

Антон: Я думаю, что обсуждают и то, и другое, и в этом весь спорт сейчас, современный спорт – и это опять же мировой тренд, это не только у нас происходит. Но если есть телевидение, если есть болельщик и если вы обсуждаете – так почему тот парень, который забивает, не должен получать эти деньги? Потому что миллионы болельщиков обсуждают одного парня, и стань этим парнем и тоже будешь зарабатывать деньги. Я думаю, что нужно стремиться не к тому, чтобы уменьшить заработные платы, а к тому, чтобы увеличивали заработные платы и у тех, кто обсуждает, и у тех, кто играет.

Ведущая: Хорошо, спасибо за ваш ответ. Знаете, вот о чем я хотела у вас спросить – если мы возьмем любую страну мира, в которой, на ваш взгляд, система вот этой цепочки, от четырехлетнего ребенка, и заканчивая уже олимпийским чемпионом, выстроена по уму? Вы хотите, чтобы у нас как в Китае, где в основном на пропаганде? Вы хотите у нас как в Европе? Пример же какой-то должен быть.

Антон: Я думаю, что мы должны от каждой из тех стран или континентов, которые вы назвали, брать лучшее и создавать свою уникальную систему.

Ведущая: Поехали. От Соединенных Штатов что мы возьмем? Самое лучшее.

Антон: Смотрите, в Соединенных Штатах система развития спорта и детского спорта – это просто бизнес, государство к этому не имеет никакого отношения. Каждый родитель тратит колоссальные средства ежедневно и ежемесячно на то, чтобы его ребенок занимался спортом.

Ведущая: В надежде на то, что потом все это окупится.

Антон: В надежде на то, что он, во-первых, будет при деле. Конечно же, не каждый родитель думает, что его ребенок станет олимпийским чемпионом, но и, конечно, каждый ждет, что вдруг именно он и будет новым Майклом Джорданом…

Ведущая: Такая реализация американской мечты.

Антон: …Или же Александром Овечкиным, или Еленой Исинбаевой. Но каждый родитель полностью оплачивает все, что связано с ребенком. Вот для того, чтобы наши радиослушатели понимали, к примеру, возьмем Соединенные Штаты и каток, лед, фигурное катание. То есть, что происходит там – родитель с ребенком заходят на лед, перед ним стоит касса, он оплачивает, не помню досконально сколько, там 40 долларов за 45 минут льда. Положил деньги в кассу – получил чек, потом он идет к стенду, где вывешены фотографии и регалии тренера, который работает на этом катке. У каждого тренера существует своя заработная плата за час работы, точнее, за 45 минут, например, от 20 долларов, если какой-то молодой совсем тренер, начинающий, и до 150, если какой-нибудь уникальный тренер, который вырастил многих олимпийских чемпионов – если он вдруг есть на этом катке. Подходишь и говоришь: "Есть ли возможность потренироваться вот с этим вот Джоном?", тебе говорят: "Есть возможность", ты берешь, идешь в кассу, платишь эти деньги и тренируешься. То есть, не существует ни одного бесплатного шага на спортивной арене.

Ведущая: За каждое движение – плати.

Антон: Соответственно, ты еще покупаешь экипировку. А если ты хочешь пойти в спортивный зал – все то же самое, и точно так же платишь за тренера. У нас эта система сейчас не может работать, потому что мы все равно берем на себя обязательства, государство берет на себя обязательство по воспитанию наших детей, по тому, как они будут заниматься спортом в детском возрасте, и это здорово. Но, как я и говорил, государство не может на себя взвалить вообще все и оплачивать из федерального или регионального бюджета все, что только существует. Конечно же, должна быть середина – государство должно помогать, но при этом должен подключаться бизнес, и сами родители, в том числе, должны участвовать и финансово как в воспитании, обучении, так и в спортивной подготовке своих детей – именно для этого они и существуют.

Ведущая: Знаете, Антон, я вам прямо в pendant скажу – я, когда со своими американскими, европейскими друзьями разговариваю по телефону – у них тоже есть дети, и мы начинаем обмениваться, кто, сколько на своих детей тратит, и когда я им говорю: "Ой, вот у нас вообще там, перед домом та самая коробка, которая спортивный клуб хоккейный. Я там плачу 50 долларов в месяц и с моим ребенком занимаются пять раз в неделю". Ну, то есть мы туда пять раз не ходим, но пять раз в неделю я могу ходить с ребенком, по час пятнадцать заниматься, и нам еще при этом всю форму дали, включая коньки – ну с возвратом…

Антон: Вот видите. Значит, не только плохие примеры у нас есть.

Ведущая: Да, они говорят: "Врешь…", ну не верят – а это на самом деле существует. СИХАРУЛИДЗЕ: Да-да, и именно поэтому, возвращаясь к тому какая у нас должна быть система, я думаю, что это должен быть такой микст, где будет и государство. Более того, не только финансово помогать, но и отслеживать, развивать, готовить преподавателей и тренеров, потому что мы говорим сейчас о детях, а с детьми кто должен работать? Тренер. И это тоже большая проблема – воспитывать тренеров. А самое главное, чтобы после окончания университета они именно по своей специальности шли работать, то есть шли работать, например, детским тренером, не шли потом торговать чем-либо. А для этого у них должна быть достойная заработная плата, то есть вот в этом, конечно, должно участвовать государство, но ровно как и родители, ровно как и бизнес. И тогда, я думаю, это будет такой очень грамотный треугольник.

Ведущая: Да, такой хороший микст. Если мы говорим об американской системе, у нас, мне кажется, есть такое совершенно провальное звено, как то – спортивный менеджер. Есть хоть один факультет у нас в стране, где обучают?

Антон: Да, теперь есть в Сочи…

Ведущая: Все в Сочи.

Антон: В Олимпийском университете.

Ведущая: Да?

Антон: Да. Именно этим они и будут заниматься. Действительно, ситуация была критической, у нас практически не было спортивных менеджеров, спортивного менеджмента. Сейчас ситуация меняется – они у нас будут появляться, будут обучаться, и преподавать там будут лучшие преподаватели со всего земного шара, и это одно из наших обязательств перед МОК, МОК – это Международный олимпийский комитет. Это связано с тем, что в России в 2014 году будут проходить зимние Олимпийские игры в Сочи – это еще одно большое дело, которое будет сделано.

Ведущая: Это под олимпиаду просто делается, а когда олимпиада пройдет, это все сохранится?

Антон: Нет, ну что вы, университет сохранится. Это не под олимпиаду делается, это университет, который будет работать веками.

Ведущая: А вдруг его тоже разберут, знаете, как все остальные олимпийские сооружения, и куда-нибудь в регионы разошлют?

Антон: Нет, ну что вы! Я не очень люблю сейчас вот эти негативные взгляды на нашу победу в Сочи, и на то, что Сочи завоевало право проводить Олимпийские игры. Вообще-то нужно понимать – если существует такая фантастическая конкуренция за город, проводящий олимпиаду, значит, не просто так люди бьются, страны бьются за то, чтобы у себя провести олимпиаду. Это невероятное событие – это, во-первых, невероятное событие для всех нас, кто живет внутри страны, в том числе для наших детей, которые будут смотреть Олимпийские игры, которые будут дышать этим духом, видеть олимпийский огонь, и действительно, ощущать себя причастным к этому. Плюс, это фантастическая история для всей страны – весь земной шар в течение двадцати дней будет смотреть на нашу страну – это невероятная реклама.

Ведущая: Знаете, я правда очень радовалась, когда все это произошло, с другой стороны, вот вы говорите, что все страны бьются – да, страны бьются, но у каждой страны есть определенные имя и фамилия, и бьются, в общем-то, чиновники, и понятно, чего они бьются. И в общем, чего они хотели, того и добились. К сожалению, сейчас, негативных информационных поводов, связанных с предстоящей олимпиадой намного больше – это не тема нашей программы, я думаю, что у нас уже были специальные программы на эту тему, и возможно, вы захотите прийти в какую-нибудь другую программу, посвященную этой теме. Я так понимаю, что вы не особенно захотите, но вдруг. Я сейчас не хочу об этом говорить, но вот такой вопрос все-таки у меня есть – как вы думаете, только честно ответьте, вот при всем том, что вы были рады, когда все это произошло, может быть, рады до сих пор, и я была рада, но вот сейчас, когда действительно так много негатива, вы ни разу не жалели? Негатив не перевешивает радости вот этой, нет?

Антон: Никогда! Друзья, даже мысли такой нет. На мой взгляд, это абсолютно безграмотное понимание, когда люди говорят: "Какой ужас, у нас там деньги тратятся на это Сочи, лучше бы купили бы нам всем по палке колбасы". Слушайте – это невероятное событие, раз. Во-вторых – отстраивается инфраструктура, причем не только Сочи, а всего Краснодарского края. Если вы говорите про какой-то стадион, который разберут и перенесут в какой-то регион, то тоннель никто разбирать не будет, и никуда его не перенесут, он останется на века, этот тоннель, который построят.

Ведущая: Да ради Бога, пусть они тратятся, просто пусть тратятся, а не разворовывают.

Антон: Нет – это уже вопрос не ко мне, а к специальным органам. Я говорю про ту ситуацию, которую я вижу, и думаю, что мы еще после Сочи все вместе скажем: "Как же здорово, что эти игры были у нас".

Ведущая: Ну, давайте для разнообразия скажем что-нибудь не негативное, хотя… ладно. Давайте прервемся на краткие новости. Я еще раз представлю нашего сегодняшнего великолепного гостя – один из лучших фигуристов мира, олимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы, и мира, заслуженный мастер спорта России – Антон Сихарулидзе, у нас сегодня в гостях, а сейчас он работает главой комитета Госдумы Российской Федерации по физической культуре и спорту. Через три минуточки мы вернемся в студию "Финам FM".

Ведущая: Еще раз доброе утро. Сегодня у нас в программе знаменитый фигурист, олимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира, заслуженный мастер спорта России, и, кстати, глава комитета Государственной Думы по физической культуре и спорту – Антон Сихарулидзе. Антон, еще раз доброе утро.

Антон: Доброе утро.

Ведущая: И еще раз спасибо за то, что приехали. Скажите, вы верите в "Единую Россию"?

Антон: В "Единую Россию"? Я член "Единой России", не могу в нее не верить.

Ведущая: Да?

Антон: И более того, я рассказывал всем историю, что в свое время меня никто и ни в какую партию вообще не затаскивал. Я начал заниматься общественной деятельностью в Санкт-Петербурге, и после того, как работал с различными молодежными организациями, пообщался с людьми – это все было не один день. И потом я просто сам пришел в отделение партии, сам написал заявление, и потом, в Екатеринбурге, на съезде партии, получил этот партбилет. И я даже помню слова, которые я говорил – я попросил выйти на сцену Бориса Вячеславовича Грызлова и сказал: "Друзья, вы сейчас получили не просто держателя партийного билета, а настоящего бойца, который будет отстаивать интересы ваши и интересы наших граждан". Я запомнил эти слова, и они с удивлением на меня посмотрели…

Ведущая: Сколько лет прошло?

Антон: По-моему, это был 2006 год, если я не ошибаюсь.

Ведущая: То есть, в принципе, пять лет уже, да? То есть вы уже пять лет.

Антон: Да. И вы знаете, я одно могу сказать – для меня вообще не существует вопроса "да или нет?" про партию – только да. Я люблю людей, которые делают, потом я люблю людей, которые смогут сплотить вокруг себя других сильных людей, которые стремятся сделать. А ошибки есть у всех – даже в детстве нам говорили: "не ошибается тот, кто ничего не делает". Поэтому для меня этот вопрос однозначный – да!

Ведущая: А как вы думаете, в 2012 году кто будет – Путин или Медведев? Вот такой вопрос.

Антон: А зачем мне об этом думать? Ведь будет голосование…

Ведущая: Вы же член "Единой России", вы должны думать.

Антон: …И граждане Российской Федерации проголосуют за кого-либо из кандидатов, и тот человек и станет президентом.

Ведущая: Хорошо. А вы как член "Единой России", вы верите в честные выборы в России? Такой однозначный вопрос, да или нет – я не хочу сейчас дискутировать.

Антон: Слушайте, я вообще не понимаю, что значит "честные выборы в России".

Ведущая: Я тоже не понимаю, что это такое.

Антон: У нас выборы проходят абсолютно легитимно, и почему вы сомневаетесь в этом? И как это может быть честно или нечестно, если люди приходят и опускают свои бюллетени.

Ведущая: Понятно. Хорошо, спасибо. Скажите, пожалуйста, а вот в Домодедово вы в террористов верите?

Антон: Ой, вы знаете, для этого нужно иметь очень много внутренней информации по поводу того, что там произошло. Я реально не беру на себя смелость на всю страну говорить – верю я во что-то или не верю, в это отношение. Но то, что эти люди подонки – это точно.

Ведущая: Вы помните себя в 2006 году и вот сейчас?

Антон: Ну да.

Ведущая: Пять лет прошло. В принципе, мы с вами практически ровесники, но вот довольно небольшой период времени до 35-37 лет, вы вот сильно поменялись с тех пор?

Антон: Кардинально.

Ведущая: Кардинально?

Антон: Да.

Ведущая: Это с чем связано?

Антон: Во-первых, это было связано с новой работой, и с изменением образа жизни, и с изменениями целей, которые я преследовал, и более того, с окружением, которое сейчас у меня есть, с тем, что все эти годы я учился, и больше того, старался самообразовываться. Это не пустые слова, потому что с моей работой ты обязательно должен идти вперед, ты не можешь стоять на месте. Помимо этого, я учился в университете и стал юристом, и для меня это все было очень важным в жизни. И, конечно, человек меняется, он получает новые эмоции, новые знания, и однозначно – ты меняешься.

Ведущая: Знаете, есть такой термин, как профессиональная деформация – вот у журналистов есть профессиональная деформация, у спортсменов, а вот у депутатов Государственной Думы она есть? Если есть, то каким образом это выражается? Каким образом меняется человек, если он долгое время находится на службе в Государственной Думе?

Антон: Во-первых, я недолгое время еще нахожусь на службе в Государственной Думе.

Ведущая: Для профессиональной деформации достаточно долго.

Антон: Я в Думе-то не пять лет, а три года, потому что я до этого в Питере работал. Я не могу сказать, что я еще вообще до конца развился, не то, что деформировался – я только на начале своего пути. Про других людей, мне, конечно, сложно судить, если говорить про меня, то я в начале своего пути, я наоборот, только сейчас впитываю все, а деформироваться, наверное, буду попозже.

Ведущая: Хорошо. Вы не могли бы мне рассказать про свою семью? Мне всегда ужасно интересно.

Антон: У меня великолепная семья – мама, папа, я и еще сестра. Отец и мама работают в университете в Санкт-Петербурге, сестра тоже работает в Санкт-Петербурге сейчас бухгалтером, если я не ошибаюсь.

Ведущая: Редко видитесь?

Антон: Ну, сейчас редко видимся, потому что я большую часть времени провожу в Москве, и когда есть время, конечно, к ним приезжаю. Но сейчас получается так, что нечасто это бывает, к сожалению, и я, конечно, скучаю. Они, наверное, еще больше. В общем, есть и минусы в работе в другом городе, не в том, где живут твои родители. Семья – это, наверное, то, что меня создало в свое время, потому что если бы не отец и мама, то никакого фигурного катания бы не было, им это стоило невероятных усилий, и за это им большое спасибо, и это тоже пример для меня в дальнейшем, как для родителя. Потому что мое фигурное катание требовало полной отдачи мамы, папа снял ее с работы для того, чтобы она возила меня на лед, для того, чтобы она возила меня в зал, для того, чтобы она ездила со мной на соревнования. Хотя, конечно, с финансами было не очень хорошо, в принципе, в то время практически у всех одинаково было с финансами, но они себе во многом отказывали для того, чтобы я катался, для того, чтобы у меня был костюм, коньки, для того, чтобы я мог поехать на соревнования. То есть, по сути, это такой родительский подвиг. Сейчас я на это смотрю спокойно, с упоением или с улыбкой, но я думаю, что им в то время было очень и очень сложно. И, опять-таки, если бы не разговоры с папой, его стремление меня настроить на такой боевой лад, то я бы бросил кататься, потому как помнится, это, наверное, лет 13-15 мне было, когда у меня ребята сидели под окном, у них пиво, девушки, гитара…

Ведущая: А у вас два конька.

Антон: …Они целуются, им хорошо, а я с рюкзаком иду на трамвайную остановку. Чтобы от кольца практически до второго кольца ехать на тренировку. А они показывают вслед мне пальцем, и говорят: "Вот человек сумасшедший". Но в дальнейшем жизнь у нас сложилась по-разному с этими ребятами, и, конечно же, работа всегда потом помогает тебе. Ну и я уверен, что каждый родитель должен понимать: воспитание ребенка, его занятия спортом или искусством, его образование требует от них самопожертвования и финансовых пожертвований, в том числе, потому как по-другому я не представляю это себе. Ничего бы не получилось со мной, если бы папа не сидел и не говорил: "Антон, ну ребята пускай сидят, пиво пьют. Но ты пойми, к чему ты стремишься – ты хочешь стать большим спортсменом, это очень важно в твоей жизни, очень важно, что ты сейчас учишься работать, очень важно, что ты сейчас учишься преодолевать себя. Даже если ты им и не станешь, тебе это обязательно поможет – ты вырастешь настоящим мужчиной, настоящим мужиком". Конечно, тогда я особо и не думал, что я кем-то стану – я смотрел по телевизору на спортсменов, и мне казалось, что это люди с какой-то другой планеты, но они здесь, у меня в телевизоре, а я тут при чем? Как бы они там за границей, а я здесь в Ленинграде, у себя в комнате, и, в общем, какое я имею к ним отношение, и как я могу тоже там оказаться, в телевизоре? Для меня это было сложно понять.

Ведущая: А у вас была звездная болезнь? Вот сейчас вы не производите впечатления такого человека звездного, а была, может быть?

Антон: Нет, вы знаете, я думаю, что бывают такие моменты, наверное, в юниорском спорте даже больше. Когда мы выиграли пару чемпионатов мира среди юниоров, я приехал домой, у меня кроссовки "Nike", у меня цветной телевизор, и видеомагнитофон я купил, и пуховик, и я выходил на улицу и думал: "Слушайте, а вообще, что еще в жизни существует? И, по-моему, все, что тут вокруг – ни о чем. Есть один я, у меня еще и медали, и я уже два раза на телевидении был", то есть такое было, наверное, в юниорском спорте. Но потом это быстро проходит, когда пару раз получишь по носу, проиграешь чего-либо и уже совсем по-другому на все смотришь. Ну, мне и родители бы не дали сильно заболевать, потому что…

Ведущая: Они вас так одергивали, да?

Антон: …Они плотно, очень плотно, да, занимались воспитанием.

Ведущая: А вы вообще вот, когда проигрываете, вы это тяжело переживаете?

Антон: О! Я ненавижу проигрывать. Но так получилось в спорте, что, по сути, с Леной мы всего, по-моему…

Ведущая: С Еленой Бережной.

Антон: …С Еленой Бережной два раза были не первыми за всю нашу жизнь, точнее вторыми, это имеется в виду, не первыми. Но а если говорить про хобби, про теннис, про футбол или еще про какие виды спорта, в которых я играю со своими друзьями, я ненавижу проигрывать, для меня это всегда переживание: я начинаю потом садиться в машину, копаться так, как будто я серьезно этим занимаюсь: "Так, почему проиграли? Где я недоработал? Вот тут вот я схалявничал, вот тут вот я не добежал, здесь я неправильно пас отдал" или еще что-либо. Поэтому это остается на всю жизнь, я думаю, даже ты играешь, вроде бы, несерьезно, просто ради удовольствия, но этот разбор полетов и оценка происходящего, она в тебе сидит очень глубоко и навсегда.

Ведущая: Знаете, я вот интервьюировала некоторых других звезд нашего российского спорта, их не так много, но, тем не менее, и сейчас отмечаю про себя, что вы обладаете, наверное, наиболее обширным вокабуляром, то есть, запасом слов, и наиболее виртуозно обращаетесь с этим своим запасом слов. Вы много читали, помимо того, что видимо, приходилось по 15 часов в сутки тренироваться, или это врожденное, или что?

Антон: Да, я старался, я старался читать.

Ведущая: Гармонично как-то получалось.

Антон: Более того, у меня ребята все время надо мной подшучивали, они не понимали, что у меня за книжки. А у меня были книги про Великую Отечественную войну, "История в деталях", значит, я очень любил читать книги про различных руководителей, про их судьбу, о том, как разваливался и строился коммунизм, и, в общем, они все время надо мной подшучивали и не понимали. А меня это очень интересовало, и больше того, они сейчас, я уже это забыл, а они сейчас мне рассказывают: соберемся вечером, идет разговор – кто про девчонок, кто про что, а я через час говорю: "Слушайте, ребята, представляете, в 1954 году…" – да, мне это очень нравилось. Ну, и потом, когда я уже начал заниматься по своей новой профессии, я нанимал преподавателя, занимался с преподавателем, занимался уроками по речи, и это, в любом случае, работа над собой. Я думаю, что от Бога, наверное, это кому-то дано, но вообще это действительно настоящая работа.

Ведущая: То есть, вы занимались ораторским искусством?

Антон: Да, занимался, только я не могу сказать, что я годами занимался, но у меня были уроки, и я даже сейчас иногда, сам дома начинаю упражнения делать.

Ведущая: Слушайте, ваше стремление быть первым, оно, конечно, делает вам честь.

Антон: Но я готов быть и вторым в современной ситуации.

Ведущая: Ну, вторым, в общем-то… Да, в современной ситуации, вторым, может быть, даже и выгоднее. Хорошо, сейчас прервемся буквально на одну минуту. Антон Сихарулидзе у нас сегодня в программе, олимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира, заслуженный мастер спорта России, и сейчас глава комитета Госдумы по физической культуре и спорту, вернемся через одну минуту.

Ведущая: Снова доброе утро, Антон Сихарулидзе у нас сегодня в гостях, один из самых известных фигуристов, не только России, но и мира, олимпийский чемпион, и сейчас глава комитета Государственной Думы Российской Федерации по физической культуре и спорту. Знаете, вот наверняка, вас уже много раз спрашивали, и мне тоже хочется спросить, я думаю, нашим слушателям тоже было бы интересно – у вас какие сейчас отношения с вашей постоянной партнершей Еленой Бережной и с вашим тренером знаменитым?

Антон: У меня фантастические отношения и с Бережком, и с Тамарочкой…

Ведущая: С Бережком?

Антон: Бережок – это моя сестра навсегда, Тамара Москвина – наставник, тренер, учитель, просто великолепная женщина, с которой можно в любой момент поговорить. Сейчас уже, мы доросли до того, что она может мне позвонить, и у меня спросить совета, более того, мы доросли до того, что она мне, в свое время, разрешила называть себя "Тамарочка", без отчества – это дорогого стоит. Мы с ними общаемся, но сейчас больше по телефону, так как в разных городах живем, даже в разных странах зачастую, потому что Лена много времени проводит в Англии с детьми, потому что…

Ведущая: У нее муж же англичанин.

Антон: …Отец детей англичанин, Тамарочка с новыми парами разъезжает по свету и стремится к новым победам, а я создаю условия для этих побед здесь, в Москве.

Ведущая: Распределились, снова треугольник распределился.

Антон: Да, распределился, но мы действительно большие друзья, и наша дружба никогда уже не затухнет, тем более, мы прошли уже столько всего вместе: и положительного, и у нас были невероятно сложные моменты в жизни, когда мы Лену восстанавливали после травмы, когда мы ее учили говорить – это невозможно забыть, и люди после такого, конечно же…

Ведущая: Родные.

Антон: Ну, наверное, родственники, да.

Ведущая: Слушайте, а вот самый такой излюбленный способ Тамары Москвиной вами управлять? Ведь в какой-то момент, ну, постоянно, в принципе, тренер должен управлять ситуацией, да? Вот вы производите впечатление такого человека, которого, попробуй, еще построй.

Антон: Вот именно по этому, она меня и не строила.

Ведущая: Да?

Антон: Она нашла совершенно уникальный способ: она, во-первых, мне доверяла, во-вторых, даже какие-либо внешние проявления, она на них вообще не обращала внимания, потому что она знала, что они могут быть у любого человека, и я могу также как-то вздернуться…

Ведущая: Ну, психанул и психанул, и ладно.

Антон: …Потом поеду, сделаю пару кругов, подумаю и успокоюсь. И вообще все у нас строилось на доверии, например, последние пару-тройку лет я сам планировал тренировки, то есть она даже не влезала в планирование тренировок, в планирование микроциклов – она полностью доверяла. И разговор был примерно такой: "Антон, чего сегодня с утра будете делать, на утренней тренировке?", я говорю: "Тамарочка, мы чувствуем себя сегодня плохо, делать будем ничего, просто покатаем что-нибудь легенькое", она отвечала: "Ну, и правильно, ты сам чувствуешь, что вам делать". Она понимала, что у нас не существует, во-первых, лени, у нас не существует понимания того, что мы чего-то не хотим, и если тебе действительно не очень хорошо, то лучше не напрягать тебя, и не придумывать никаких таких зверских историй: "Неважно, как ты себя чувствуешь, ты должен идти!" Вот на соревнованиях действительно так – неважно, как ты себя чувствуешь, ты должен идти. Более того, у нас вообще Олимпийские игры в Солт-Лейк-Сити были вообще какими-то уникальными, потому что перед короткой программой, это, кстати, мало, кто знает, Лену всю обсыпало простудой, полностью все губы. У нее температура, полностью все губы обсыпаны, а я все не мог понять, почему они меня к ней не пускают, ну, точнее не "не пускают", а зовут куда-нибудь пройтись, я говорю: "А Лена?" "А Лена там спит", типа того. Но потом, конечно же, я все это прочувствовал, прихожу, у нее огромные губы, все это в простуде, глаза горят, температура, и это перед короткой программой, я думаю: "Ничего себе, сейчас нам придется покочевряжиться". Ну, и потом, уже перед произвольной программой, мы столкнулись на разминке с канадцами. Мы за всю свою жизнь ни разу на разминке никогда ни с кем не сталкивались, да я даже такого и не видел вообще-то, а тут именно с ними столкнуться лоб в лоб на разминке, перед произвольной, на Олимпийских играх…

Ведущая: Да, да, да, я помню, кстати, да.

Антон: …Но это вообще какие-то чудеса просто на вираже, поэтому такая вот история.

Ведущая: Слушайте, а вы сейчас выходите на лед, ну, скучаете же, наверняка, правда?

Антон: Вы знаете, в основном с детьми своих друзей, они меня иногда просят выйти, покататься, и я с удовольствием с ними выхожу, и мне вообще нравятся эмоции детские на льду наблюдать, особенно, когда они с тобой, то есть понятно, что они сейчас будут падать, будет больно, и когда он катается полчаса и ни разу не падает, то он вообще не понимает, что происходит, и глаза горят, и самое главное – им всем это нравится, и тут же они начинают стремиться к тому, чтобы заниматься спортом, заниматься фигурным катанием или же хоккеем, это уже не имеет значения, в общем, кататься на коньках в данном случае. И это очень приятно наблюдать, когда у них недоумение от того, что как это получается, что он в первый раз встал на коньки, едет вроде, не падает, и все происходит у него правильно – ну, это очень приятно смотреть.

Ведущая: Слушайте, а из вас же, наверняка, получился бы великолепнейший тренер.

Антон: О, да!

Ведущая: Вы никогда для себя не планировали такой карьеры?

Антон: Нет, кстати, никогда, даже еще катаясь в спорте, задумываясь о том, как дальше жить, что делать (по тому роману), и я никогда не задумывался о том, чтобы быть тренером. Вот у меня такой мысли никогда не было, я не знаю, почему так сложилось, но не было. Хотя повозиться с детьми, или, например, подсказать кому-то на льду что-то мне очень нравится и получается эффективно.

Ведущая: А вы вот не очень как-то, то есть не то, что не очень, а вообще как-то не участвуете во всех вот этих ледовых сборищах, тусовках, и в концертных залах, и на телеэкранах, и так далее?

Антон: Я особо не участвовал и раньше в них, но…

Ведущая: Да. Сейчас потому, что вам по статусу не положено? Или вам просто не хочется?

Антон: Не знаю, во-первых, времени не хватает везде участвовать, тем более, когда это просто развлекаловка. Но когда у меня было вечером время, то я катался в одном из шоу: приходил, вечером тренировался, но это очень сложно, потому что я домой возвращался часа в 2, в 8 ехал на работу, так невесело я провел несколько месяцев, не могу сказать, что мне это сильно понравилось. Хотя сами эти ледовые шоу, которые проходят, они действительно обалденные: они очень яркие, честные, даже проекты телевизионные, они реально честные, там все так, как есть, то есть, очень все серьезно. И я знаю, что на протяжении, по-моему, уже пяти лет зимой коньки не найти в магазинах – я думаю, что это тоже эффект своего рода и всех нас, кто участвует, и каналов, и так далее.

Ведущая: Я понимаю, что хочешь насмешить Бога – начни строить планы, но все-таки, вы для себя планируете политическую карьеру или как пойдет? Планировать же все равно надо.

Антон: Да нет, я очень плотно настроен на (я так называю) спортивную политику, и буду стремиться к тому, чтобы дальше развиваться в ней, но и самое главное, чтобы я действительно приносил пользу, и был эффект от работы. Ну, а дальше, тут уж действительно, посмотрим.

Ведущая: Как вы думаете, вот если когда-нибудь у вас родится мальчик, вот вы его будете воспитывать в каком ключе? Другими словами, вы как думаете, в современном мире, не где-то там, в советских временах, не на войне, не в армии, а вот в современном нашем мире, настоящий мужчина, он какой должен быть? Вот чтобы только вписаться, понимаете?

Антон: Он должен быть настоящим мужчиной.

Ведущая: Вот понимаете, когда мне говорят, что настоящий мужчина должен защищать – чего? От кого защищать? Мне кажется, эта компетенция, в современном мире, она, конечно, важна, но она не приоритетна.

Антон: Вы знаете, наверное, защищать, и еще можно поставить дефис, и сказать: "Это опора". Защищать, это же не только имеется в виду, защищать в физическом смысле Родину от захватчика…

Ведущая: Да даже и психологически, кого? Кого вы собираетесь защищать, мужчины? Вот я не понимаю, правда. Женщин? Они не нуждаются.

Антон: Ну, внутри тебя, в любом случае, существует такой воин, и у война есть понимание…

Ведущая: В вас точно существует, да.

Антон: …Есть понимание – защищать, а уж кого защищать, мы найдем.

Ведущая: Не пугайте, слушайте. Ладно, хорошо, а в современном мире женщина, какая должна быть?

Антон: Женщина?

Ведущая: Вызывающая желание защищать?

Антон: Женщина должна быть любимая.

Ведущая: Да? А у вас сейчас есть любимая женщина? Извините, если хотите, я сниму этот вопрос, я обычно такие вопросы не задаю, не лезу в душу, у нас такая не желтая радиостанция, но все-таки.

Антон: Ну, я действительно не очень люблю на эту тему говорить, но я знаю, что такое любовь.

Ведущая: Сейчас знаете? То есть, не когда-то, а сейчас?

Антон: И сейчас знаю, и знал, и понимал, и ощущал, и, наверное, ощущаю.

Ведущая: Ага, а дайте вот рецепт, помимо занятий спортом, вот даже не жизненный путь, а вот ваш день: он из каких кирпичиков складывается, что из вас такая энергия прям прет? Вот утром встали, что: холодный душ или что, чашка кофе?

Антон: Ничего специального или специфического я не делаю: я утром встаю, бегу быстро под душ, потому что я с утра всегда опаздываю, от того, что мне хочется поспать, а на работу надо рано, значит, выбегаю из дома, по дороге беру какой-нибудь молочный продукт, выпиваю его в автомобиле, прилетаю на работу, бегу на совещание с утра, ну, и потом успокаиваюсь и начинаю уже более размеренно действовать по тому плану, который был намечен. Но ведь энергия, она должна внутри быть, мне очень нравится, когда ты живой, когда человек рядом с тобой живой, я люблю, когда я чувствую такой поток.

Ведущая: Драйв.

Антон: Поток, поток такой. Больше того, у каждого же свой подход к своей психологии, у меня именно в эти моменты наивысшая степень такого КПД, то есть…

Ведущая: А в эти моменты – это в какие?

Антон: Когда ты на драйве, когда ты такой немножко даже, может быть, взвинченный чуть-чуть.

Ведущая: На взводе, да?

Антон: Да, и у меня тогда КПД повышается и все под руками спорится, как говорят. А когда я совсем спокойный, мне лучше посидеть и подумать, и мне тогда нужно заниматься другой деятельностью немного. То есть, у меня есть такое четкое разделение , в зависимости от настроения, какая деятельность больше подойдет к какому настроению. Я отслеживал это многие годы для себя, именно для того, чтобы тренироваться, для того, чтобы понимать, как я с утра буду готовиться, как вечером к тренировкам, и у меня внутри это уже сформировано и как-то я могу этим управлять.

Ведущая: А у вас есть что-то вроде коуча, ну, такая вот сейчас модная фишка?

Антон: Нет.

Ведущая: Нет? Ага, такой, уже последний вопрос, я практически всех наших гостей спрашиваю – вот если представить последнее десятилетие в России, а именно, первое десятилетие XXI века, территория России, вот самое характерное слово, которое вы бы могли вписать в словарь под таким названием "Первые 10 лет XXI века. Россия". Вы имеете право написать там только одно слово, и почему.

Антон: "Развитие".

Ведущая: Почему?

Антон: Вы же сказали только одно слово.

Ведущая: Нет, я сказала: "Одно слово", да, "развитие", принимаю, почему?

Антон: Потому что я вижу, что сейчас Россия находится в активной фазе развития, и развиваются различные отрасли, мы внутри развиваемся, приходят новые поколения: новые поколения врачей, новые поколения учителей, новые поколения политиков, и Россия находится в стадии развития, она такая в стадии "старт", и она идет, она идет вперед, это точно – вот так я это сейчас ощущаю.

Ведущая: Угу, и совсем уже такой последний вопрос – вот вы себя как фантазируете в 80 лет? Вот Антон Сихарулидзе в 80 лет, какой он?

Антон: Он клевый, такой мягкий…

Ведущая: Белый и пушистый.

Антон: …Вокруг много внуков, и, наверное, все же уже, к тому времени, не работающий, занимающийся действительно семьей, занимающийся садом и образованием, читать можно много в это время, задумываться, философствовать и помогать детям и внукам.

Ведущая: Слушайте, ну, хорошей вам библиотеки и приятного большого розового садика.

Антон: Спасибо вам большое.

Ведущая: Но только лет через 50, не раньше.

Антон: Спасибо огромное.

Ведущая: Спасибо огромное за то, что пришли к нам сегодня. У нас сегодня в гостях был Антон Сихарулидзе, один из самых знаменитых и самых талантливых, самых выразительных фигуристов в мире, олимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира, заслуженный мастер спорта России, глава комитета Госдумы по физической культуре и спорту. Это была программа "Они сделали это!", я с вами прощаюсь, с вами была Елена Лихачева, завтра в 9.05 услышимся снова.

радиостанция "Финам FM", эфир - 22 февраля 2011г.

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz