Елена и Антон-профессионалы на льду
Елена Бережная и Антон Сихарулидзе на Олимпийских Играх 2002. Откровенный разговор с Олимпийскими чемпионами год спустя.

  Елена Бережная и Антон Сихарулидзе на Олимпийских Играх 2002.
Откровенный разговор с Олимпийскими чемпионами год спустя.

 

 

      Для большинства олимпийских чемпионов момент, когда они выиграли золотые медали, является незабываемым, переломным в жизни. Это вершина их карьеры, момент, когда время останавливается. Но всё это далеко от правды для чемпионов Елены Бережной и Антона Сихарулидзе.

      «Всё, что произошло, - это уже история, ты это перечеркиваешь», - говорит Бережная, а ее партнер отзывается гораздо жестче. «Олимпийские игры 2002 - это не последняя Олимпиада. Олимпийские игры проходят каждые четыре года, потом все забудут, что произошло четыре года назад».

      Удивительно? Даже цинично? Возможно, но это было сказано от всего сердца. Из уст Бережной и Сихарулидзе это звучит не удивительно, и могло бы звучать даже жестче. На их отношение к Олимпиаде, вне всякого сомнения, повлияли те события, которые привели к вручению вторых золотых медалей. Также свой след оставила и система ценностей, присущая русской культуре, которая так глубоко в них заложена. Но возможно, и это более важно, их взгляд на эту ситуацию исходит из опыта. Путь к славе для олимпийских чемпионов и двукратных чемпионов мира содержал много поворотов, которые омрачили их счастливую, как это обычно бывает, жизнь после победы.

      «Это делает жизнь интереснее», - улыбается Бережная, пытаясь найти в тех трудностях что-то хорошее.

      «Это делает тебя жестче, агрессивнее», - находит ее более резкий партнер.

      Жестокость по отношению к Бережной её прежнего партнера и жуткий инцидент, едва не лишивший её жизни в 1996 году, полная взлетов и падений карьера, итогом которой стал триумф на Олимпиаде – всё для них складывалось очень нелегко. Их талант и упорство, а также любовь тренера Тамары Москвиной помогли им подняться на вершину, но «сказка со счастливым концом» - эта фраза не из их словаря. Достигнув вершины в спорте, Бережная и Сихарулидзе пожинают сейчас плоды - катаются в шоу Stars on Ice, сохраняя при этом статус любителей. На льду они продолжают очаровывать своей грацией и мастерством, которые сделали их чемпионами. Глядя на них, кажется, что участие в шоу и кочевая жизнь по просторам Америки доставляют им удовольствие.

      Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что не всё для Бережной и Сихарулидзе так уж легко. Теперь им приходится разрываться между двумя мирами: оба очень любят свой дом в Санкт-Петербурге, но сейчас вынуждены проводить половину года в чужой стране; приверженцы классического стиля в катании, но им приходится катать рок-н-ролл; дорожащие своей личной жизнью, должны постоянно появляться перед камерой, как на льду, так и вне его.

      Номер Elvis Presley/Marilyn Monroe, который они катают в этом сезоне, может рассматриваться как метафора к их новой жизни. Немного грима, быстрая смена костюмов и несколько характерных движений – это всё, что понадобилось для этой лиричной русской пары, чтобы стать самыми узнаваемыми поп-идолами западной культуры. Номер принимают хорошо, но подходит ли он им?

      «Люди приходят сюда, чтобы повеселиться, и мы должны сделать так, чтобы им было весело»,- говорит Сихарулидзе. «Для меня гораздо легче кататься в лирическом стиле, чем изображать Элвиса Пресли, потому что это идет изнутри меня. Но люди хотят видеть шоу, и мы должны сделать их счастливыми. За этим мы здесь».

      Это урок, который они усвоили хорошо. Чтобы достичь успеха, ты должен давать людям то, чего они хотят: правильные номера, правильные ответы, правильное отношение. Настоящие Елена и Антон - это тайна, плотно закрытая внутри, загадка - одна их часть желает доставить удовольствие поклонникам и зрителям, а другая бунтует против политически грамотных ответов, которые от них ожидают, особенно СМИ.

     «Лучше говорить то, что люди хотят услышать», - философски рассуждает Сихарулидзе. «Потому что правда гораздо хуже». Хуже чем...? «Чем все остальное».

      Вне льда Бережная и Сихарулидзе являют собой две противоположности. Она тихая и замкнутая, всегда ко всему приспосабливающаяся. Он саркастически веселый и склонный к конфронтации. «Если вы хотите неправду, я могу наговорить вам много неправды»,- подмигивая, отвечает он, наполняя свою обеденную тарелку. Только отвечает он так, словно борется за правду.

      Хоть они и являются неотъемлемой частью большой семьи Stars on Ice, но общаются преимущественно с русскими. Очень скучают по своему дому и свободе, которая приходит, только когда ты находишься там, где того хочет твое сердце.

      «Дом есть дом», - говорит с горящим взглядом Бережная. «Как только у нас возникает перерыв, хотя бы одна неделя, мы едем домой. Только когда ты дома, ты принадлежишь сам себе. Жить в другой стране – это всегда очень сложно».

      В течение двух лет Бережная и Сихарулидзе жили и тренировались в США, но никогда не чувствовали здесь себя как дома. Сейчас они разрываются между США и Россией, но в отличие от бывших соотечественников, сделавших Америку своим вторым домом, их сердца всегда будут принадлежать России.

      «Мы принадлежим к тому типу людей, которые не могут менять своих друзей»,- объясняет Сихарулидзе. «Мы не может изменить свой образ жизни. Я верю, что каждый должен жить дома».

      Но действительно ли жизнь там лучше, чем здесь? Как они объясняют, – всё относительно. Но для них ответ однозначный – «да»! «Дома (в России) у нас замечательные условия для тренировок»,- говорит Сихарулидзе. «Для нас на нашем катке люди сделают все, что угодно. Мы сами выбираем время, у нас есть отдельные раздевалки и вообще всё что нужно. Здесь этого нет. Для меня лучше в России, потому что я русский. Может, если бы я был американцем, я бы имел такие же условия здесь, но я не американец. Это вопрос из той же серии «где лучше жить» или «где вы хотите жить». Вы хотите жить дома, дома вы герой»,- говорит он.

     Он чувствует, что не здесь. И не удивительно, что тема Олимпиады является для него болезненной. Он словно ощетинивается, когда разговор заходит о ней.

     «Вам понравилась та история? В фигурном катании больше не о чем было говорить, так ведь?»,- сердито спрашивает Сихарулидзе, который только наполовину шутит, когда утверждает, что агрессивен с журналистами.

     Хоть теперь он и немногословен, но кажется, и по сей день уверен, что основными виновниками олимпийского скандала стали СМИ. «Если бы соревнования проходили в Европе, ситуация была бы в корне другой», - говорит он.

      «Мы русские, и русские СМИ тоже русские. У нас есть свои политики, у нас есть своя страна и свои золотые медали. Поэтому мы смотрим на эту проблему с иной стороны».

      Минуту спустя он, однако, снова садится и улыбается, давая другое объяснение смешанным эмоциям, охватившим его в связи с нахлынувшими воспоминаниями об Олимпиаде.

      «Для нас это здорово», - говорит он. «Благодаря этому с нами произошло кое-что хорошее. Но для нашей страны это плохо. Все страны имеют своих собственных политиков. Никто не хочет что-либо делить в этом мире. Но для нас это хорошо, потому что это сделало наш спорт более популярным, и сейчас мы большие друзья с Джейми и Дэвидом, и они хорошие фигуристы».

      Вот на чем они предпочитают сосредоточиться - на артистической стороне своего катания. Сейчас для Бережной и Сихарулидзе основной приоритет - это пользоваться каждой возможностью расширить свой репертуар за рамки того, что разрешено на соревнованиях. Действительно, они хотят, чтобы любительский спорт был похож на профессиональный, тогда он сможет развиваться в новом направлении.

     Это уже вопрос выживания, Сихарулидзе смотрит на всё взглядом начинающего бизнесмена.

      «Будущее фигурного катания - больше элементов шоу в катании и меньше правил», - говорит он. «Иначе это станет концом фигурного катания, потому что сейчас оно находится в неблагоприятных условиях, которые становятся все хуже и хуже. В парном катании должно быть меньше правил. Пусть нам разрешат делать новые поддержки, некоторые акробатические элементы. Сейчас же слишком много правил, которые мешают делать программы интереснее»

      Особенно Сихарулидзе обеспокоен продолжающимся доминированием прыжков над акробатическими элементами, которые больше нравятся зрителям. «Половина людей, которые сидят на трибунах и смотрят фигурное катание, даже не замечают, сколько оборотов в воздухе вы сделали. Они только видят ваш полет и то, что вы пытаетесь показать им на льду».

      Довольно интересно, что прошлой осенью они участвовали в одном из турниров по прыжкам во Франции, где стали третьими. Когда его об этом спросили, он улыбнулся: «Я даже не помню», хотя он с неохотой и отмечает, что они не собираются отвергать какие-то профессиональные возможности.

      Однако делом своей жизни он рассматривает не только фигурное катание. Как и многие русские его поколения, молодой Антон на заре своей жизни хочет заняться бизнесом. Сейчас у него есть планы открыть три ресторана в Санкт-Петербурге, городе, где они оба живут и тренируются почти половину года. «Я вижу будущее в этом бизнесе», - говорит он. «У меня недостаточно денег, чтобы открывать ресторан только для развлечения. Я хочу этого! Иначе я тогда должен был бы играть в американский футбол».

      Интересы Бережной вне льда больше связаны с искусством и интеллектуальной деятельностью - рисование, чтение. Но когда пытаешься перейти грань их публичной жизни и спросить о личном, возникают культурные барьеры. Они уверены, что поклонники и СМИ не должны вмешиваться в их личную жизнь, даже если они чемпионы. Когда Сихарулидзе попросили описать личные качества его партнерши, он воспротивился такому интересу западных СМИ к их частной жизни.

      «Одного слова недостаточно, чтобы описать человека»,- говорит Сихарулидзе. – «Конечно, она очень милый, очень хороший человек. Но как вы можете ещё описать её? Всё, что я могу сказать, это касается только нас, и я не могу открывать это для всех. Чтобы описать, я должен открыть что-то внутри меня, а я не хочу этого делать. Я думаю, что все должны быть более закрытыми. Сейчас итак слишком многое открыто, поэтому все напуганы. Должна быть личная жизнь, некоторые вещи, о которых ты не можешь и не должен говорить!"

      Но один вопрос, который до сих пор остается без ответа и не является личным, связан с их дальнейшими планами относительно соревнований. Сейчас они сохраняют за собой право выбора, имея возможность выступать на следующей Олимпиаде.

      «Это очень сложное решение», - говорит Сихарулидзе. «Любительский спорт - это колоссальный труд. И после того, как ты один раз через всё это прошел, очень сложно возвращаться и начинать всё с нуля. Но если мы выиграем следующие Олимпийские игры, для нас эти трудности не будут иметь значения».

      Имея такую успешную карьеру, Бережной и Сихарулидзе уже мало что нужно доказывать. Но как это соотносится с их дальнейшими планами? Возможный намек на это можно найти в их отношению к людям, которые рискуют своими титулами во имя преданной любви к спорту и соревнованиям. «Я восхищаюсь теми людьми, которые выиграли одну Олимпиаду, а затем едут на следующую», - говорит он.

      В настоящее же время их единственное желание - доставлять радость своим поклонникам и оставлять наследие будущим поколениям. «Мы очень много сделали в фигурном катании и поэтому сейчас мы просто наслаждаемся своим катанием», - говорит Сихарулидзе. «Для нас очень важно иметь свое собственное лицо в спорте - свой собственный стиль, движения. Очень важно быть узнаваемыми на льду».

      Когда Бережная и Сихарулидзе катаются от всего сердца, этот их стиль прослеживается безошибочно. Сейчас же они должны достигнуть баланса между тем, чтобы доставлять удовольствие зрителям, и тем стилем катания, который заставляет сиять их души изнутри. И однажды, когда это произойдет, Бережная и Сихарулидзе получат еще большее признание, чем признание того, что они - олимпийские чемпионы: признание того, что они - великие спортсмены.

Monica Friedlander
журнал "Blades on ice", май-июнь 2003г.

перевод - Nadya

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz