Елена и Антон-профессионалы на льду
Антон в программе «90x60x90»

Антон: (на экране кадры падения с поддержки) - В Питере как раз турнир проходил, этап гран-при, у меня точно такое же было приблизительно падение. Я на самом деле обалдел, потому что когда на тренировке падаешь, более или менее понимаешь, что происходит, а когда здесь… Я шмякнулся и не понял, чего было. Я до сих пор как бы вспоминаю свои ощущения и не знаешь чего делать. Более того, начинаешь смотреть сразу на Лену и думаешь «Ты-то вроде живой, а она?..». А она уже стоит на ногах и такая «Ну чего, поехали дальше?». Я говорю «Ну ничего себе…». В фигурном катании, в парном катании особенно: тебя с самого начала когда учат кататься в паре, тренер обучает никогда не отпускать руку. То есть партнер должен до конца держать партнершу, чтобы была возможность положить ее на себя. Как только партнер отпускает руку с поддержки, соответственно, это не партнер, а тряпка! И в детстве это прививается, то есть у тебя всегда есть возможность пытаться на себя ее уронить, тогда в любом случае чуть помягче будет. И я также падал и ее держал-держал, и она вообще в итоге на ноги встала. И получилось, что я шмякнулся, а она нет, мне даже обидно стало. (смеется)

Ведущая: - Антон, сейчас я грубо сформулирую: «вот не партнер, а тряпка»… Кто тогда Олег Шляхов?

Антон: - Ну я думаю, что про Олега Шляхова и кто он такой в то время вообще нужно было разбираться в суде, а не мне говорить о том, кто он такой.

Голос за кадром: «Олег Шляхов прославился бурным нравом и жестокостью. Мог ударить свою партнершу, бросить на лед прямо с поддержки. Тренеры ничего не могли с этим поделать, на синяки Елены Бережной нередко закрывались глаза – пара считалась перспективной. Во время одной из тренировок Шляхов коньком задел височную кость Елены. Для того чтобы спасти жизнь Бережной, врачам пришлось сделать трепанацию черепа. Елене заново пришлось учиться говорить. Все это время рядом с ней находился Антон Сихарулидзе. Через несколько лет они стали Олимпийскими чемпионами.

Антон: - Тот случай это уже был апофеозом всего. Там было много-много ежедневно повторяющихся вещей, которые никто не мог переносить, никто не мог смотреть, даже те люди, которые рядом катались.

Ведущая: - Да, мы знаем, обирал премиальные, постоянно кричал…

Антон: - Да он много чего делал, постоянно и бил, и кричал, и бросал с поддержек. Но я… я не знаю, я уже не вспоминаю те времена и, кстати, к счастью, насколько я знаю и насколько я понимаю, и Елена их уже не вспоминает. И это наверное самое важное. Но тогда сложно было смотреть на него, на такого дебила, поэтому очень-очень это сложно было.

Ведущая: - Но Антон, если бы не та история со Шляховым, может быть, ваш дуэт с Бережной никогда бы не родился. Не было бы Олимпийской медали.

Антон: - Я думаю, что наверное так оно и было бы и в действительности этого бы никогда не произошло. Поэтому я всегда в спорте, особенно в спорте высших достижений какой-то определенный процент, причем достаточно приличный, - 10-15-20% от победы – оставляю на случай. Очень важен случай. Вот если бы тогда не встретились, если бы тогда Лена не начала кататься в Санкт-Петербурге, то этой пары бы не было, и ее бы пара наверняка рассыпалась, мы бы все равно выигрывали, но при этом той бы пары, о которой мы говорим, - Бережная-Сихарулидзе – никогда бы не было. И это тоже случай, он тоже очень важен, он важен вообще в целом в жизни, случай имеет значение большое.

Ведущая: - О случаях в жизни, о фарте и не только сегодня мы разговариваем с прославленным фигуристом Антоном Сихарулидзе. Это шоу «90x60x90».

Ведущая: - Смоделируем вот такую ситуацию: ты выходишь и выполняешь на льду тройной тулуп, четверной Аксель, а в это время на трибунах болельщики пьют пиво с сосисками. Вот тебе приятно как спортсмену?

Антон: - Если пришло 18 тысяч зрителей, мне приятно что они пришли, и уже тут пускай они и пиво пьют, и сосиску едят. Они пришли развлекаться. Мы не должны в целом к спорту подходить как к какому-то мероприятию, когда мы смотрим на наших ребят спортсменов вот таким вот взглядом и говорим: «Так, выиграет или проиграет? Если выиграет – молодец, если проиграет – вообще всех надо убрать отсюда!». Это шоу, спортсмены это делают не только ради счета или своей заработной платы. Кстати, у них и заработная плата должна идти по идее, потому что приходит болельщик и потому что имеется интерес телевидения.

Ведущая: - И потому что он тратит деньги на соревнования…

Антон: - Совершенно верно. И он должен приходить на стадион, чтобы иметь как, здесь уместно будет американское такое выражение, «иметь fun» - достаточно понятно теперь нам всем. Чтобы человек получал удовольствие, мы должны болеть за наших ребят, мы должны раскрепощаться на этих стадионах. Но при этом для меня крайне выгодно как для человека из мира спорта, чтобы этот болельщик стремился придти на стадион. А как только мы начинаем во всем ограничивать, болельщик начинает думать: «Так, у нас машину поставить негде, потому что нет парковок, я ее поставлю за 2-3 километра до этого спортивного сооружения, не известно ее стырят или нет, пива нет, еды нет, отбрать еще Пепси-колу со всякими Кока-колами, давайте еще другие напитки запретим, потому что они тоже, по-моему, насколько я знаю, ничего хорошего в себе не несут…». Ну и болельщик должен придти, пристегнуться ремнем и вот так вот смотреть спортивное соревнование и еще ему запретим хлопать! Очень здорово, что мы уже об этом думаем, мы об этом говорим, и я думаю, что в ближайшее время мы все вместе дойдем до осознания, которое во всяком случае я пропагандирую: спорт для болельщиков – это жизнь, это развлечение.

Ведущая: - Можно ли на стадионах болельщикам пить пиво?

Антон: - Я думаю, прежде всего у наших болельщиков нужно спрашивать как они к этому относятся. Кстати, сейчас у нас в студии очень много людей, которые любят спорт, наверняка ходят на стадион. Вот давайте скажем так: «Кто ребята за то, чтобы пиво продавалось?

Ведущая: - Но если это футбольный болельщик, то есть такая присказка «Футбол без пива – деньги на ветер».

Антон: - Более того, я выступал и в Соединенных Штатах в том числе, и там на стадионах, где мы выступали, пиво продавали. Я не видел никаких курьезных случаев. Я видел, например, как люди покупают в перерыве себе это пиво, какие-то сосисочки, какие-то закуски, пиццу, они наслаждаются общей обстановкой, они общаются друг с другом. Проходит перерыв, они еще веселее воспринимают нас спортсменов, и им вообще все начинает нравиться. Кто может быть этим недоволен?!

Антон: - Сейчас когда Блаттер и Платини вместе с Владимиров Владимировичем встречались с нашими болельщиками, обсуждали столетие РФС, и в том числе и они подняли вопрос о том, чтобы позволить выпивать спиртные напитки, точнее пиво на наших стадионах, тем более что у нас в 2018 пройдет Чемпионат Мира по футболу. Я думаю, что сейчас мы действительно серьезно должны призадуматься, более того, мы уже живем в 2012 году и мы должны очень цивилизованно к этому подходить. Действительно прав председатель правительства, который говорит: «ведь все зависит от того, какое количество ты выпиваешь этого пива». Но брать и ограничивать людей, тем более в канун чемпионата мира, когда к нам будут приезжать гости со всего земного шара, ведь во многих странах, особенно европейских, где активно футбол развивается, пиво пьют.

Ведущая: - На самом деле, Маш, я уверена, ты со мной согласишься, Антон рисует несколько такую идеализированную немного картинку…

Ведущая: - Абсолютно, идеалистическую..

Ведущая: - Потому что у нас совсем другой болельщик. Я просто хочу понять…

Антон: - Какой? У нас абсолютно такой же болельщик, как и во всем мире.

Ведущая: - А как же загадочная русская душа? Антон, ведь наверняка одним бокалом пива дело вряд ли ограничится.

Антон: - Ребят, ну давайте тогда посмотрим, в каком состоянии приходят сейчас туда болельщики. Где алкоголь запрещен, как они туда приходят?.. Ты же не можешь запретить человеку пиво это пить за 10 минут до того, как он зашел на стадион, выпив пиво в соседнем кафе или дома у себя?!

Ведущая: - За 10 минут пиво рядом не продается. Все кафе закрыты, там официально не должна быть продажа алкоголя.

Антон: - Слушайте, ну ребят, это не подход.

Ведущая: - Тебе не кажется, что это такая вот спекуляция на здоровье? Потому что пиво – это все-таки заработок на здоровье людей.

Антон: - Ну я бы не стал прямо так это все совмещать. Ведь в любом случае болельщик – это такой же человек как каждый живущий на планете Земля.

Ведущая: - А ты любишь пить пиво?

Антон: - Я в том числе с удовольствием на спортивном объекте выпью это пиво. Бокал-другой, почему нет? Ну и тогда нужно говорить о том, чтобы полностью запретить, чтобы пиво продавалось в том числе и в магазинах. Почему тогда об этом не говорить? В чем отличается?.. Стадион – это такая же часть нашей жизни, она должна быть частью нашей жизни. И люди приходят на стадион не только для того, чтобы увидеть какой будет счет и кто победит, а для того чтобы хорошо провести время.

Ведущая: - Культурно отдохнуть. Но ведь Маша не зря сказала, что если у россиян культура употребления алкогольных напитков…

Антон: - Совершенно верно, но это уже совершенно другой разговор, это нужно говорить о том, как каждый из нас должен учиться выпивать спиртные напитки. Но не только путем запрета, это диалог каждого из нас.

Ведущая: - Гус Хиддинг приводит нашу сборную на Чемпионате Европы 2008 года к бронзе, все носят на руках нашу команду и Хиддинга, потом мы не отбираемся на следующий турнир и всю нашу сборную вместе с тренером соответственно в определенные совершенно вещи.

Антон: - Есть разные вещи: одно дело ты конкурентно способен и ты приезжаешь на Чемпионат мира, но проигрываешь, а другое дело – ты туда вообще не попадаешь. Это называется ты неконкурентоспособен в определенный момент времени. Это не говорится о том, что ты никогда таким не будешь, но сегодня сборная, которая не попадает на чемпионат мира, называется неконкурентоспособной. И это нужно смотреть правде в глаза!

Ведущая: - То есть тут в конкретном моменте у общественности было право на критику?

Антон: - Конечно! Еще раз повторюсь, мы, зрители, должны стремиться и хотим увидеть нашу сборную конкурентоспособной, чтобы она билась на этом чемпионате мира. Возможно она не выйдет из группы, возможно она не выйдет в финал или не выиграет финал, это не важно, но она должна там быть, сборная России! Такого не может быть, чтобы мы не попадали на Чемпионат Мира! Это разные вещи – проиграть в четвертьфинале на чемпионате мира или же вообще туда не приехать!

Ведущая: - Антон, честно скажи, тебя в детстве дразнили из-за того, что ты занимался фигурным катанием?

Антон: - Нет. У меня не было такого, меня больше из-за фамилии дразнили, а не из-за фигурного катания.

Ведущая: - А как? А почему?

Антон: - Ну как-то там все время ее склоняли… Сих, Сихарули, Сихарулидзе, еще что-то…

Ведущая: - Но «сихарули» - это же «радость» по-грузински.

Антон: - Да, «сихарули» - это по-грузински «счастье» и «радость».

Ведущая: - Антон Радостный у нас сегодня в гостях!

Антон: - Конечно же когда я был маленький, мне это не очень нравилось. Мне казалось, что это специально как-то и неправильно. Но а сейчас я даже рад, что у меня такая длинная и несговорчивая фамилия (улыбается).

Ведущая: - Давай вспомним, как Антон Радостный пришел в фигурное катание. В 4 года ты увидел своего соседа с коньками, и тебе страстно захотелось коньки. И мне во всей этой истории нравится даже не то, что тебе хотелось кататься, тебе нравился момент обладания этими коньками, правильно?

Антон: - Мне кататься вообще не хотелось! Мне просто нужны были коньки, потому что у него были, а у меня не было.

Ведущая: - Красивые…

Антон: - Более того, я даже не подразумевал, чего с ними делать. И он шел с этими коньками, он меня постарше был чуть-чуть, и я его увидел и тут же конечно же маме заявил, что я без коньков не буду ни ужинать сегодня, вообще ничего делать не буду. И когда пришел папа с работы, она ему это все рассказала, и в субботу у него был выходной день, мы пошли, у нас магазин был спортивный. К сожалению, тогда коньки такие какие ты хочешь не продавались как сейчас, да и вообще я был маленький. Он мне купил такие двухполозные коньки с кожаными ремешочками, которые прикрепляются к валенкам. Но мне как бы и это было нормально. И в один также выходной день он вышел со мной… У нас рядом был открытый стадион «Красный выборжец», там просто заливали лед, играла музыка, ну и я там вот в этой пластиковой шубе…

Ведущая: - Двойной тулуп, тройной аксель…

Антон: - … мне хорошо, снег падает…

Ведущая: - Когда ты понял, что ты хочешь заниматься этим видом спорта?

Антон: - Вы знаете, в четырехлетнем возрасте наверняка все же у ребенка не существует такой истории, что он приходит на лед, падает по сто раз, приходит домой и говорит: «Ой, как я завтра хочу опять идти кататься!».

Ведущая: - «Хочу опять упасть».

Антон: - Мне хотелось просто чтобы получалось, чтобы я мог ехать опять догонять ребят. Мы играли в пятнашки, потому что в таком возрасте нас очень сложно все время держать в напряжении, что ты должен какой-то элементик маленький сделать или еще что-то. Все шло через игру. Я туда уже шел не просто тренироваться, а увидеть своих друзей, увидеть тех ребят, с кем мы играем в футбол в том числе, мяч гоняем, когда у нас есть время, или играем на тренировках во что-то. То есть я уже шел к своим друзьям, я шел в свой круг общения, а не просто я шел тренироваться, для того чтобы кем-то стать. И никем я не собирался становиться, более того…

Ведущая: - И все так же падал?

Антон: - И все так же падал, и все больше плакал.

Ведущая: - Знаешь почему, Антон? Потому что для чего люди падают? Для того чтобы потом подняться. И сейчас я предлагаю посмотреть сюжет, как от того мальчишки, который падал и плакал, ты воспрял до Олимпийского чемпиона.

Голос за кадром: «Все медали, кубки и награды Антона Сихарулидзе хранятся в родительской квартире. Двадцать лет назад Тариэль Григорьевич отвел для них целую полку, сегодня они не помещаются даже в комнате. Медали кубков и европейских первенств позвякивают привязанные узлом к перекладине – эдакая погремушка для будущих детей. А это награды с чемпионатов мира и Европы, они аккуратны, если не аскетичны, выполнены по единому образцу, упакованы в одинаковые футляры. Совсем иначе выглядят олимпийские медали: это настоящее произведение искусства. Впрочем, по-другому высшие награды в спорте выглядеть и не должны.

Тариэль Григорьевич: - Вот эта медаль очень тяжелая (показывает медаль Олимпиады-2002 в Солт-Лейк Сити). Она, насколько я припоминаю, оригинальна тем, что выполнена из сплавов металлических руд, которые вот в этом штате добываются. В Нагано тоже оригинальная. Там высокие технологии применили японцы (берет медаль из Нагано). Вот эта поверхность (там было описание) - очень сложно технологическое изготовление этой медали.

Голос за кадром: «Хоккей – вот что едва не лишило фигурное катание будущего чемпиона! В то время детей в спорт настоящих мужчин отдавали в шесть лет. Сихарулидзе же встал на коньки в четыре, соответственно, к шести годам катался превосходно. Вот и заинтересовались им хоккейные тренеры. А тут еще и общественное мнение сверстников. В юный ум закрались сомнения.

Тариэль Григорьевич: - Некоторые мальчишки начинали там смеяться еще, говорить, что это девчоночий вид спорта и так далее. Вот тогда бывало он приходил и начинал какие-то разговоры о том, что ему может хоккеем лучше заняться.

Голос за кадром: «То ли хоккейные тренеры не дожали, то ли чутье отца не подвело, но соблазн уйти в хоккей был преодолен. Уже в начальных классах школы Антон был записан в перспективные, потом в подающие надежды, а еще через четыре года стал мастером спорта, победив на юниорских соревнованиях. Вот только школьного физрука это нисколько не смущало.

Тариэль Григорьевич: - Преподавателям не нравилось, что он игнорирует их уроки. Там он уже чуть ли не мастером спорта был, а они ему четверки ставили.

Голос за кадром: «Если в школе Антону влепили четверку, то судьба вывела аккуратно и красиво «отлично».

Ведущая: - Антон, получается, ты все-таки нас обманул. Ты говорил, что тебя не дразнили, выясняется, что тебя дразнили.

Антон: - Я не помню, я реально этого не помню, правда. Я не помню, чтобы это было. Конечно, папа лучше знает, тем более когда мне пять-шесть лет было… я не все, конечно же, помню… мне даже пиво продавали…

Ведущая: - А ты помнишь, что ты хотел заняться хоккеем? Или не хотел все-таки?

Антон: - А это не так! Вот это я чуть-чуть помню моментами, это не я хотел заняться хоккеем, это кто-то ко мне подходил и говорил: «слушай, пошли давай в секцию».

Ведущая: - Но ты не хотел сам?

Антон: - Я не понимал, я знал, что я хотел спортом заниматься, что тут мои ребята, я их всех знаю, я и хоккеистов такого же возраста знал, мне какая разница чем я занимался: фигурным катанием или хоккеем, кореша-то здесь!

Ведущая: - На самом деле, Антон, ты не прогадал, ты выбрал тот вид спорта, в котором ты смог достичь вершины. И хочется заметить, что когда твои приятели в детстве называли фигурное катание девчачьим видом спорта, они были не правы.

Антон: - На самом деле, это замечательно, что есть ребята, которые занимаются хоккеем, кто-то занимается фигурным катанием, кто-то занимается конькобежным спортом. Это здорово, у каждого есть свое направление. Плюс, конечно же очень важно какой сам человек, и какой он внутри. Если вдруг речь идет о том, чтобы чего-то добиваться, если речь идет о спорте высших достижений, очень важен твой психотип и такое вот правильное направление тебе может с детства задать такой вот толчок грамотный. Но вместе с тем я ратую все время за то, чтобы ребята занимались тем, что им нравится, а уж олимпийские медали будут или нет – это уже дело десятое.

Ведущая: - Маш, за просмотром сюжета у меня созрел такой вот вопрос, я уверена тебе тоже будет любопытно узнать ответ Антона на него. Когда пару создают, вот он одиночно катался, а когда вот девочку уже и накатывать программы?

Антон: - Ну, все начинают кататься по одному, маленьких детей не существует в парном катании. А все это начинается, я думаю, не ранее лет 13, у всех по-разному. Но не раньше лет 13-14, когда уже мальчишка более или менее на человека похож.

Ведущая: - Но это же трепет такой, когда тебе нужно в паре. Вот ты катаешься одиночником, а потом у тебя девочка, и нужно еще что-то с ней сделать…

Антон: - Да, у меня было все то же самое, когда я одно лето ездил к бабушке. Очень здорово вырос летом, как раз мне, по-моему, 14-15 лет было, приезжаю – ботинки фигурные малы, а нигде их не купить. Тогда не было нигде этих ботинок. Вот это как раз был самый такой период времени неправильный, я б сказал.

Ведущая: - 90-е годы?

Антон: - Да, да, да… и мне руководитель школы нашей олимпийского резерва говорит: «Слушай, ну если пойдешь в пары, я тебе ботинки дам». Я прихожу домой и папе говорю: «Все, закончилось фигурное катание». Он говорит: «А почему?». А они, видимо, уже все там договорились. Вот… Я говорю: «Да потому что ботинки малы, ботинок нет, ничего нет и вообще ничего не хочу». Он говорит: «Слушай, ну ты хоть объясни мне что случилось». Ну и я ему начинаю рассказывать, что вот мне сказал руководитель школы, что если ты пойдешь в парное катание, тебе дам ботинки. А я в парное катание никогда не пойду! Он говорит: «А почему ты никогда не пойдешь в парное катание?». Я говорю: «Ну что я с этой девочкой там буду возиться? Зачем она мне нужна вообще?! Куда я там ее? Да не буду я ее трогать даже!». Вот. Дурак тогда был, сейчас бы по-другому сказал. (смеется) И он мне говорит: «Ну подожди, подожди, давай сядем поговорим. Посмотри, ну ведь парное катание – там ведь поддержки, выбросы, там же ведь такие мужики все здоровые. Может быть ты попробуй. Не захочешь, и уйдешь на следующий день, какие проблемы?». Я говорю: «Да я ни одного дня не хочу!».

Ведущая: - А он-то почему так хотел, чтобы ты ушел в парное?

Антон: - Да потому что у него выбора не было: или парное, или никакое. И в общем, в сумме я думаю «ладно, ситуация безвыходная, надо что-то делать». И говорю: «Ладно, давайте, парное катание!».

Ведущая: - Давайте пару сюда.

Антон: - Но это я как только согласился, у меня следующее испытание. Я прихожу, а как бы парное катание я особо даже по телевизору не смотрел. То есть я считал, что только одиночное. Вот мужиков я посмотрю, а это…

Ведущая: - Что «это»?

Антон: - А «это» мне не надо, парное катание – это не мое. Только одиночное катание. Но знал, что у них такие маленькие девочки у всех, ну и я думаю, а кто у меня-то она будет вообще? И, значит, мне выводят девочку примерно моего роста и моего веса к тому времени. Я говорю: «Это кто вообще?». Мне говорят: «Вот, пожалуйста, твоя партнерша». А там ребята уже, которые лет на 6-10 меня старше, серьезные спортсмены, у них партнерши в два раза меньше, чем она. Что я с ней буду делать-то?! А мне: «Ну ничего, учись давай, учись». Я прихожу домой и папе говорю: «Папа, это бесперспективно!». Он говорит: «Почему?». Я говорю: «Ну потому что она такая же как я!». И, значит, я начинаю с ней заниматься. Понятное дело, я ее ни поднять, ничего не могу, только там куда-то как мешок ее закидываю… Но при этом мне дали тренера, который со мной все время занимался техникой. И он мне все время твердил: «Все это ерунда, техника, техника, техника. Занятие в зале, техника, занятие в зале, техника». Я думаю: «Слушай, какая бы техника у меня не была, как я ее могу поднять?» Я говорю: «Ребята не то что такую как она, они половину ее не поднимут, а я почему должен?». Ну и, в общем, я выходил с тренировок, у меня руки трясутся, плечи трясутся, ноги трясутся. Пока я из зала доходил до льда, мне уже не надо было кататься вообще, потому что я уже там ничего не мог сделать. И вот так вот наверное несколько месяцев. А она счастливая, довольная, все ей хорошо…

Ведущая: - То есть ты ей понравился…

Антон: - Да, она еще постарше была меня года на два-три. Она чуть ли мне не говорила: «Так, иди сюда!». И я такой… В общем, в сумме я так полгода позанимался, прихожу к папе и говорю: «Все, баста! Надоела она мне окончательно! Поднять-то я ее уже поднимаю, но бесперспективно. Бесперспективно!». И тут он уже вступился, начал мне объяснять, и в действительно прошло еще совсем чуть-чуть времени, и мне уже дали ту партнершу, с которой я катался в юниорском спорте. Это Маша Петрова. Я с ней выиграл чемпионат мира среди юниоров, и конечно же она была крошечная по сравнению с этой девушкой. Ну и я уже так с ней достаточно легко обращался, но а самое главное, я имел азы техники, понимал как идет процесс. Там ведь очень же много в поддержках, выбросах физики.

Ведущая: - Антон, а вот сейчас ты можешь сделать поддержку? Потому что сколько лет ты уже не занимаешься фигурным катанием?

Антон: - Ты знаешь, конечно же с тем человеком, который занимается этим, я могу сделать поддержку. Но вы, наверное, намекаете, чтобы я с кем-то из вас сделал? Это действительно не так-то просто, если просто подержать на руках, конечно это можно. Но если сделать какую-то более или менее поддержку, тут моих одних навыков недостаточно, если честно.

Ведущая: - Ты не смотри в мою сторону, ты смотри в ее сторону!

Ведущая: - Я тебе доверяю абсолютно.

Антон: - Только ты… Может, тебя снять каблуки? Снимай каблуки, кофту… Смотри, я тебя вот здесь держу, ты ножку согни просто в колене, чтобы у тебя вот эта нога была как бы тоже упор, понимаешь? И рукой вот этой ты упираешься мне в плечо. Если ты будешь стоять ровно, у меня рука соскальзывает, видишь? Если ты чуть-чуть вот так вот ложишься, у меня рука упирается, понимаешь? Потом смотри, я тебя не отпущу, я тебя вот так поднял и буду держать, ты не бойся, ты никуда там не денешься. То есть самое худшее, ты вот так вот на ноги приземлишься. Значит, смотри еще раз очень спокойно: я поставил руку, ты поставила руку вот сюда вот на плечо, чтобы тебе было удобней, ты согнула руку и упираешься в мою вторую руку и теперь и оп! (поднимает ее в поддержку). Оп и стоишь.

Ведущая: - Ого!

Ведущая: - Антон, ты хороший пример спортсмена, который смог найти себя после того, как он ушел из большого спорта. Но вообще у спортсмена после окончания спортивной карьеры не такой уж большой выбор. Это либо политика, либо шоу-бизнес. Госдума так вообще второй созыв подряд отливает олимпийским золотом. Наш следующий материал как раз об этом. (показывают знаменитых спортсменов, работавших в Думе) Что, Антон, есть ли жизнь после спорта?

Антон: - Да, конечно, есть. Сейчас больше того, у нас появляется все больше и больше возможностей, у ребят, которые закончили спорт. Но, во-первых, нужно всегда понимать, что прежде всего важно твое желание, это раз. Плюс твои способности, твое образование. Я всегда уже заранее предполагал, что я буду чем-то заниматься после окончания спорта, поэтому я учился, у меня два высших образования, в том числе юридическое, которое я совсем недавно закончил. И поэтому я готовил себя к дальнейшей жизни, мне это было интересно. То, что ты называешь политикой, я это больше называю спортивной политикой, потому как я практически не касался всего остального. Я сузил себя до такой спортивной политики, и мое мнение – это правильно, потому что человек должен быть профессионалом в определенном сегменте, в определенной своей деятельности и не пытаться лапшу на уши вешать обо всем чем угодно, а именно заниматься своим делом.

Ведущая: - Ты сказал, что в принципе у тебя было четкое представление, чем ты собираешься заниматься…

Антон: - Да, я когда уже заканчивал спортивную карьеру, когда мы уже катались в шоу, начал потихонечку заниматься в Петербурге у себя общественной деятельностью. Меня эта работа увлекала, и я работал с ребятами, я начинал сам в это вникать. Более того, у меня не было такой ситуации, что какой-то добрый дядя пришел ко мне и сказал (или злой, не важно): «слушай, ты не хочешь ли» или «ты нам нужен». Нет, мне самому это было интересно, более того, еще в спорте я все время был борцом за справедливость и я очень много несправедливости видел, больше того, я ее и сейчас вижу не меньше. Поэтому мне всегда хотелось влиять на то, что происходит в спорте, я всегда боролся со спортивными функционерами и чиновниками, еще катаясь, имел с ними конфликты. И сейчас буду активном продолжать с ними спорить и бороться, так что пусть берегутся.

Ведущая: - Правда ли, что когда у тебя родители спрашивали, кем ты хочешь быть, ты отвечал, гуляя с портфелем «я буду начальником». И это предтеча.

Антон: - Да, такое было. Это правда, и я не знаю, откуда я это взял, но вот откуда-то я это себе нарисовал. Дело даже не в этом. Просто я в действительности много знаю о той внутренней жизни в мире спорта, начиная с детской школы, которая находится на улице, где люди шлангом заливали каток, заканчивая детско-юношеской спортивной школой олимпийского резерва, чемпионатами мира, Европы, олимпийских игр и так далее… Поэтому человек, который готов поделиться своими знаниями, опытом и рассуждениями в таких областях, как спорт, мне кажется, должен быть бесценен. Причем, каждый! Это не я, а каждый из нас из мира спорта, кто готов этим делиться, кто этим живет, кто пытается анализировать тут ситуацию, которая сегодня есть в стране, которая была и как сделать так, чтобы мы создавали равные возможности нашим детям на завтра и чтобы из этих детей, в том числе, потом появлялись олимпийские чемпионы и чемпионы мира.

Ведущая: - Большие турниры, которые будет принимать наша страна, - это Олимпиада в Сочи, Чемпионат мира по футболу, они подхлестнут интерес у детей к тому, чтобы они занимались спортом?

Антон: - Есть один вариант развития событий: пройдут эти турниры, конечно же весь мир будет рукоплескать, ведь мы – нация, которая умеет принимать гостей, мы обязательно проведем их на высоком уровне, можно не сомневаться, но весь мир будет говорить о том, как было здорово, и у нас это все заглохнет. Есть второй вариант развития событий: и весь мир будет так говорить, и внутри страны мы будет рады, что это проходило. Не говорить о том «зачем мы потратили такие деньги? кому это надо?», а для того, чтобы потом мы могли этим воспользоваться. То есть эти турниры – это должны быть своего рода рекламы. Но чтобы это не просто было пустой рекламой, а потом ничего, после Олимпиады, когда здесь будет бум, после Универсиады студенческой, после Чемпионата мира по футболу, дети должны куда-то выйти, дети должны иметь эти спортивные школы. И более того, мы должны иметь равные возможности для детей заниматься. Не только те, у кого родители могут заплатить достаточно приличные средства, но и те, у кого родители пока этого сделать не могут.

Ведущая: - Чем руководствуются дети, когда идут заниматься спортом? Потому что спорт – это прежде всего сейчас модно, это трендово и это возможность заработать огромные деньги.

Антон: - Ну кончено же те плакаты, которые раньше у нас висели во всех дворцах спорта, к сожалению, они и сейчас там висят «Быстрее! Выше! Сильнее!», на наших детей или их родителей это уже не работает. Это не подход. Мы конечно же должны создать атмосферу вокруг спорта… атмосферу моды. Что такое мода? Первое: это когда люди, значимые для определенного слоя населения или для детей, для юношей, для их родителей, сами этим занимаются, этим увлекаются и тем самым завлекают всех остальных. Второе, что такое мода, - это для молодежи музыка и fashion-индустрия. Вот если это все соединить, тогда у человека появится то, что мы хотим, - образ жизни такой спортивный. Он не может появиться из ничего. Если ты подойдешь к человеку в 10 лет и скажешь: «Слушай, тебе надо идти заниматься спортом, чтобы быть здоровым». Он скажет: «А я и так не болен, у меня все в поряде». Но для того, чтобы он захотел туда пойти, у него должен там образовываться круг общения. Он должен знать, что ребята, которым он доверяет, которых он видит по телевизору, тоже этим занимаются, они об этом говорят.

Ведущая: - В тот момент в фигурном катании ты же тоже был не из-за того, что хотел чемпионом стать?

Антон: - Да, потому что родители водили. Это разные вещи… Просто получалось так, что я втягивался, втягивался, и у меня получался круг общения весь, который связан с тренировками, с фигурным катанием. И соответственно, я уже туда шел не просто тренироваться, а увидеть своих друзей, увидеть тех ребят, с кем мы играем в футбол в том числе, мячик гоняем, когда у нас есть, например, время, или играем на тренировках во что-то. То есть я уже шел к своим друзьям, я шел в свой круг общения, а не просто я шел тренироваться для того, чтобы кем-то стать. Тут речь идет не о том, чтобы человек пришел заниматься спортом с одной целью – стать Олимпийским чемпионом, такого не может быть, чтобы каждый так приходил. Речь идет о том, чтобы ребята стремились к тому, чтобы заниматься спортом, чтобы люди действительно вели активный образ жизни. Это им поможет в дальнейшем, это реально им поможет. Ну мне стоит неделю-две посидеть дома на диване, у меня тоже такое бывает, - я хуже себя чувствую, клянусь, чем когда я хожу каждый день по чуть-чуть занимаюсь чем-либо. Вот по-настоящему, это не пустые слова, реально. И это нужно понять.

Ведущая: - Ты, имея такую четкую позицию, которую сейчас все телезрители услышали, почему ты являешься бывшим депутатом?

Антон: - Я не собираюсь заканчивать заниматься, как я называю, спортивной политикой, но, на мой взгляд, я буду более эффективен на каких-либо других местах, но не в Государственной думе, потому что у нас сейчас закон о спорте намного совершеннее, чем он был четыре года назад. Но от того, что мы будем работать и вносить десятки поправок в этот закон, мало что изменится. Закон нужно не принимать, его надо ис-пол-нять! И пока мы не будем его исполнять, там нечего делать мне.

Ведущая: - Чисто с материальной точки зрения бывшим спортсменам выгодно идти работать в Государственную думу?

Антон: - Вы знаете, достаточно высока зарплата депутата. Насколько я знаю, это одна из самых высоких зарплат, какая может быть у бюджетников в Российской Федерации, и конечно же это очень приятно. Но я думаю, что прежде всего наш брат-спортсмен должен идти работать в такие государственные организации не для того, чтобы заботиться о заработной плате и только лишь из-за этого. Это должно быть стремление, это должно быть желание, человек должен этим гореть. Но и помимо этого он конечно же должен быть эффективен и у него должны быть определенные знания отрасли. А если просто быть каким-то рекламным плакатом, я думаю, что эти времена уже отходят и такого уже в ближайшее время не будет.

Ведущая: - Уже достаточное время, Антон, в программе мы уделили серьезным вопросам, мне даже кажется, большую часть. Поэтому сейчас нужно на такой веселой, юморной ноте наше шоу закончить. Мы подготовили для тебя небольшой блиц. Итак, поехали: Государственная Дума или «Огни большого города»?

Антон: - Ни то, ни другое.

Ведущая: - За 50 на Лазурном берегу или за 200 в Усть-Каменогорске?

Антон: - Почему такие вопросы, что ни то ни другое?!

Ведущая: - Один раз по 100 или два раза по 50?

Антон: - Шесть раз по 50. Нам не надо 800, дайте 300 и 500.

Ведущая: - Сурия Бонали или Катарина Витт?

Антон: - Катарина Витт. Тем более что я с Катариной Витт провел четыре года в одном автобусе. Мы катались вместе в американском шоу «Stars on Ice», мы большие друзья, поэтому Катарина Витт.

Ведущая: - Тодес вчетвером, но на Олимпиаде, или тодес вдвоем, но на Чемпионате Мира?

Антон: - Тодес вдвоем на Чемпионате Мира и на Олимпиаде.

Ведущая: - Чарли Чаплин или Бастер Питен?

Антон: - Только Чарли Чаплин!

Ведущая: - Чарль Спенсер Чаплин…

Антон: - Yes.

Ведущая: - Бизнес или политика?

Антон: - Да… Вы знаете…(смеется) такой бизнес, чтобы он влиял на политику!

Ведущая: - Чай с миллионером или кофе с функционером?

Антон: - Приятно пообщаться иногда и с миллионерами, и с функционерами. А самое главное, это иногда бывает необходимостью.

Ведущая: - Продолжается тема гурманства. Сулугуни или саперави?

Антон: - Ну… и саперави и сулугуни. Почему одно нужно всегда выбрать? Я хочу и то и другое!

Ведущая: - Слава или деньги?

Антон: - Лучше всего быть известным, со славой и еще обладать деньгами (смеется).

Ведущая: - Спорт или журналистика?

Антон: - Спортивная журналистика.

Ведущая: - Мы напоминаем, что у нас сегодня в гостях был Олимпийский чемпион, двукратный чемпион Мира и Европы, а также бывший депутат Государственной Думы Антон Сихарулидзе.

Антон: - Спасибо. Спасибо вам. Спасибо, ребята.

Чтобы посмотреть фотографии в большом формате, нажмите на них

программа "90x60x90"
телеканал "Россия-2", эфир: 7 и 8 февраля 2012г.
фото - Ирина Золотова, пресс-служба телеканала "Россия-2"
текстовый вариант - Nadya

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz


Хостинг от uCoz