Елена и Антон-профессионалы на льду
Зазвучала музыка… Вдруг Лена рухнула на лёд.
Зазвучала музыка… Вдруг Лена рухнула на лёд.  

 

Елена, 1997г.

      "Кажется я задел её коньком", - прошептал известный фигурист Олег Шляхов, подкатывая к своей партнёрше. Она лежала на льду. Из раны на её голове хлестала кровь.

     Олег и Лена готовились в Риге к чемпионату Латвии. Шла обычная тренировка. Прыжки, поддержки, вращения. Последние у Лены получались особенно хорошо. От природы она наделена чувством ритма, пластикой, гибкостью.

     - Попробуем либелу (параллельное вращение в ласточке - авт.) - сказал Олег.

     - Хорошо, - согласилась Лена.

     Включили музыку. Встали в центре катка. Попав в нужный такт, начали вращение. И вдруг Лена будто подкошенная упала на лед. Из головы ее захлестала кровь. Все, кто был в тот момент на катке, замерли, не понимая, что случилось. Шляхов остановился, подкатил к Бережной: - Кажется, я задел ее коньком".

     Вызвали "скорую". Пока та ехала, Лене стало совсем худо. Она потеряла сознание. Никак не удавалось остановить кровотечение. Наконец ее доставили в больницу. Диагноз был страшным: повреждение височной кости, затронуты важные центры мозга. Как выяснилось, вращаясь, партнеры потеряли синхронность, и Шляхов на полной скорости попал Бережной коньком в голову... Елена и Антон, 1997г.

     Лена Бережная родилась в Невинномысске. Там в шесть лет и начала заниматься фигурным катанием. Девочка оказалась очень способной. В 12 лет ее пригласили в Москву, в знаменитую школу ЦСКА. Уже тогда тренеры называли ее одной из лучших партнерш среди спортивных дуэтов. Вот только ей самой не слишком везло на партнеров.

     В 1991 году, четырнадцатилетнюю Лену поставили в пару с Олегом Шляховым. Выбор казался удачным: они хорошо смотрелись, неплохо вместе катались. Одно удручало - часто ссорились. Причем не Лена была инициатором.

     - Олег старше меня на четыре года, опытней. Я надеялась, что он будет мне помогать. Но у него оказался ужасно тяжелый характер, - рассказывает фигуристка. - Однако я не думала, что это может помешать в спорте. Когда Олег ругал меня за то, что рукой не так махнула, или голову не туда повернула, я отмалчивалась, стараясь не раздражать его…

     ...Операция продолжалась несколько часов. Полная трепанация черепа. Лена потом видела свои рентгеновские снимки. Как призналась, смотреть было жутко. Шляхов заходил в больницу пару раз буквально на минуту. То ли оправдаться, то ли в очередной раз уверить всех, что ни в чем не виноват. Впрочем, ни Лена, ни ее мама не собирались с ним судиться. Они хотели только одного: чтобы девушка быстрей встала на ноги и уехала.

     Позже Олег уверял всех, что фигуристка сама виновата, слишком, мол, приблизилась к нему. Говорил, в частности, об этом Лениной маме, примчавшейся в Ригу. Приехала туда и Тамара Москвина.

     Лена была не первой партнершей Олега. С прежними он расстался со скандалом. С ним отказывались работать тренеры. Шляхов вынужден был уйти из ЦСКА. Он решил вернуться домой, в Ригу. Лена поехала с ним. К тому времени Прибалтика была уже независимой, и невинномысско-рижская пара стала выступать за Латвию. На первом своем чемпионате Европы в 1993 году они заняли восьмое место. Еще через год были уже пятыми. Но характер Олега, увы, не менялся. Он продолжал "шпынять" партнершу, чуть ли не бил ее просто за то, что она не так на него посмотрела. В очередной раз рассорился с очередным тренером. После чего приехал в Петербург к Тамаре Москвиной: "Не примете нас в свою группу?" Москвина приняла.

     Шло лето девяносто пятого. Никто и подумать не мог тогда, что всего через четыре месяца Шляхов психанет и на терпеливую, деликатную Москвину и уедет в Ригу. А еще через несколько недель нанесет тяжелейшую травму своей партнерше.

     ...Мама звала Лену домой, в Невинномысск. Ведь врачи запретили даже думать о фигурном катании . А она, едва почувствовала себя нормально, отправилась в Петербург, к Москвиной. И - к Антону Сихарулидзе, известному нашему фигуристу, чемпиону мира среди юниоров в паре с Марией Петровой. Пришла Лена на каток во Дворце спорта "Юбилейный": "Можно переодеваться? У меня коньки с собой!"

     Тренироваться она стала у Москвиной в паре с Антоном. Тот оставил Петрову ради нее.

"Я учил её говорить, как ребёнка"

     - рассказывает мастер спорта международного класса Антон Сихарулидзе,-

      - Лену я впервые увидел несколько лет назад на каких-то соревнованиях. Особого внимания тогда на нее не обратил. А когда она появилась у нас в "Юбилейном" летом девяносто пятого, я глянул на нее, и будто током меня ударило - девушка моей мечты! Елена и Антон, 1997г.

     - И сразу - свидание?

     - Да. Подошел, познакомился. А после тренировки отправился провожать.

     - Но она же каталась со Шляховым, они жили вместе, по крайней мере, в одной квартире...

     - А мы встречались тайно, никому ничего не говорили. Потом, правда, Тамара Николаевна Москвина догадалась. Наверное, по нашим глазам: мы часто не могли оторвать взгляда друг от друга.

     - Как же ваша партнерша Маша Петрова - переживала, наверное?

     - Не знаю. У меня не очень складывались с ней отношения. Даже не столько с ней, сколько с нашим тренером Людмилой Великовой. Постепенно пришла мысль кататься с Леной. Ей, однако, я об этом не говорил, не хотел мешать готовиться к соревнованиям. А потом та страшная история с травмой головы...

     - Испугались за нее?

     - Очень. Мне позвонила и рассказала обо всем Тамара Николаевна. После этого я больше не мог кататься с Машей. Наша пара распалась. Я взял билет и уехал в Ригу, к Лене…

     - Со Шляховым там не встретились?

     - Он избегал встреч. Догадывался, наверное, что несдобровать. Эх, если бы я мог вмешаться раньше, когда он отчитывал ее на тренировках на глазах у всех!..

     - Почему же не вмешались?

     - Меня могли неправильно понять... Москвина пресекала его грубость, что называется, на корню. Но и она не смогла с ним справиться. Елена и Антон, 1997г.

     - Лена довольно быстро для такой травмы восстановилась. Что ей помогло?

     - Мы ей все помогали! Когда я привез ее из Риги в Питер, она совсем не говорила - задет был речевой центр. Пришлось учиться разговаривать заново. По вечерам я брал какую-нибудь книгу, читал ей вслух, а потом заставлял повторять каждое слово. Она сначала произносила что-то невнятное, затем медленно-медленно, словно заикаясь, отдельные слова. Сейчас уже все нормально, вот только чувствуется словно некий акцент. От него, видно, уже не избавиться. Что ж, в этом даже что-то есть!

     - Сейчас она живет у вас?

     - Да, ей ведь в Петербурге совсем негде жить. Но я и не отпустил бы ее никуда! У нас дома хватает места и для моих родителей, и для меня с Леной.


- Олег Шляхов - способный фигурист, - рассказывает заслуженный тренер СССР Тамара Москвина. - Но характер у него скверный. Ни с одним из своих учеников я не мучилась столько, сколько с ним. А Лена Бережная очень славная девочка. Я рада, что она сумела вернуться в большой спорт. Мы с Антоном ее не то, чтобы отговаривали, но просили хорошенько подумать, прежде чем снова выйти на лед. А Шляхов недавно травмировал свою уже новую партнершу, 16-летнюю фигуристку. Та сейчас лежит в больнице с переломами...

Лариса Огудалова, 1997 год

 

ГлавнаяО Лене и АнтонеФотоальбомСтатьи и сюжетыПоклонникиВидеоархив 
ГостеваяФорумCсылки

Хостинг от uCoz